Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Вторник, 29 сентября 2020
  • $79.08
  • €92.26
  • 42.69

Панельные инновации. Как застраивается Новая Москва

Фото: RIA Novosti/Scanpix. Троицк. Фото: RIA Novosti/Scanpix. Троицк.

Недавно в Новой Москве прошли общественные слушания, на которых большинство пришедших поддержало строительство новых дорог. Вопросы же развития кластеров, ради которых и задумывалось расширение столицы, даже не рассматривались. Что изменилось на присоединенных к столице территориях с момента вхождения в состав города — разбирался «Спектр».

Напомним, что саму идею двукратного расширения Москвы по примеру Большого Лондона озвучил в 2011 году Дмитрий Медведев будучи президентом. Он предложил разгрузить центр от чиновников, которые, по его предположению, должны были жить и работать в Новой Москве. Троицкий и Новомосковский округа — это слабозаселеная территория площадью 150 тысяч гектар между Киевским и Калужским шоссе, которая на юге граничит с Калужской областью. На присоединенных территориях должны были появиться специализированные кластеры — логистический, аграрный, образовательный, медицинский и научный.

В итоге сейчас, по прошествии 4 лет, когда едешь по новым округам, то вокруг только леса и поля, но ближе к МКАДУ заметно интенсивное строительство — участки вдоль трасс либо огорожены забором, либо на них уже растут новые многоэтажки. Планы по выводу чиновников на новые земли похоже претерпели некоторые изменения — парламентский центр планируют построить в 10 километрах от Кремля — недалеко от метро «Полежавская», а темпы создания кластеров заметно отстают от скорости многоэтажной застройки.

Российский аналог Кремниевой долины запланирован на окраине 50-тысячного Троицка. Это должно стать новой версией другого московского анклава — Зеленограда, города электронщиков, который со временем превратился в огромный спальный район с московской пропиской в 40 км от МКАД. Сейчас в Троицк зашли 20 российских компаний, европейские из-за санкций были вынуждены свернуться, заплатив неустойку.

«Сегодня здесь работает только сто человек, но это не капля в море — из этой капли может вырасти новый Apple», — уверяет директор-координатор инновационного кластера Виктор Сиднев. Ранее он два срока подряд занимал пост мэра Троицка, после добровольного ухода Сиднева сменил его заместитель.

Общий бюджет с момента запуска в 2012 году, по словам Сиднева, составляет 250 млрд рублей, включая инвестиции «Роснано» и «Российского фонда технологического развития». В свою очередь столичное правительство в размере 100 млн возместило затраты в рамках помощи по закупке оборудования инновационными компаниями.


Фото RIA NovostiФото RIA Novosti


«Недвижимость занимает малую часть — сами корпуса обошлись всего лишь в 300 млн, — говорит директор. — Основные траты — это оборудование, каждое рабочее место стоит у нас приблизительно 250 тысяч долларов». При годовой аренде квадратного метра в 10 тыс. рублей в кластере работает сегодня 150 человек. Уже сданы в эксплуатацию три здания площадью 8,5 тыс. кв. метров.

«По определению Сократа город — это множество возможностей, Троицк же деревня, хоть и научная. Мы по большому счету умеем только наукой заниматься. Кластер для нас это способ выживания, но помощи от Москвы пока не видим, никакой конкретики еще нет, но проект не провалился. Я не знаю, какие действительно идеи были у Медведева. — ухмыльнувшись в усы, говорит Сиднев. — Сильно сомневаюсь, что за сказанными словами об инновациях стояли те же самые смыслы, но мы верим в эти слова».

Подмосковные индейцы

По планам развития кластер должен предоставить через несколько лет шесть тысяч рабочих мест, в том числе для троичан, которые, по мнению директора проекта Сиднева, пойдут ради возможности не стоять в пробках на сокращение оклада. Троицк возник в сороковых, когда сюда во время войны эвакуировали ленинградских ученых — сейчас здесь десяток научных учреждений. Самые известные из них — Институт инновационных и термоядерных исследований и Институт ядерных исследований.

«Зашла Москва, и началась такая вот колонизация, чувствуем себя как индейцы в ожидании колонизации — застраивают поля, на генпланах рисуют трассы и наркодиспансеры», — говорит активистка группы «За сохранение Троицкого леса» Ирина Костылева — научный сотрудник Института физики высоких давлений, где она работает над сверхпроводимостью.

Рассуждения о необходимости присоединить территорию ради строительства кластеров она воспринимает со скепсисом: «Технопарк мог появиться и при области, сейчас там есть несколько стартапов, но буйным цветом ничего не растет — нельзя сказать, что это как-то влияет на жизнь города. Да, некоторые люди в единичных случаях перешли из институтов, но это совсем не массовое явление. Недавно я собрала высказывания Сиднева с 2003 года по поводу перспектив проекта — он каждый год говорит, что вскоре здесь будет 15 тысяч рабочих мест. Ну и где они?»

Научный сотрудник утверждает, что присоединение к Москве поддержали исключительно пенсионеры, здесь и прежде была относительная вольница — Троицк являлся городом областного подчинения.

Рецепт Кутузова

Малоэтажный наукоград со всех сторон окружен сосновыми и липовыми лесами. Небольшие рощи видны и среди городских кварталов, воздух заметно отличается от столичного — идеальный город для семей с детьми. Небольшие деревья растут даже на крышах научных учреждений — ради камуфляжа, по словам старожилов.

«Нам открыто не говорят про „спальники“, но все поля уже скуплены, после присоединения всюду заборы появились — на слушаниях же про дороги рассказывают, что может не шесть полос будет, а две, а шесть просто резервируют, — говорит Костылева. — Но мы-то знаем, что по документации изменить это уже потом нельзя».


Фото RIA NovostiФото RIA Novosti


Активистка считает, что новые широкополосные трассы не нужны нынешним жителям Троицка, а рассчитаны на 1,5 миллиона человек, которые вскоре должны заселить округ: «И что, они все будут работать в наукоемкой сфере, которую и так никто не развивает? Да никто ведь из чиновников и не проводил исследования трафика между Киевским и Калужским шоссе». Именно ради перемычек между двумя федеральными трассами сейчас планируют вырубить несколько лесов, где обитают охраняемые животные, занесенные в Красную книгу.

«Альтернатива трассе есть, — заявляет одетый во все черное „зеленый“ Владимир Скопинцев. — Нужно использовать пустые земли, которые якобы неизвестно кому принадлежат, а большую часть денег пустить в регионы. Сейчас на развитие округов выделяется денег — мама не горюй, и понятно, что здесь распилить можно в разы больше, чем на банальной реконструкции. Кутузов ведь был прав: чтобы спасти Россию, нужно сжечь Москву, эту раковую опухоль, которая вместе с другими миллиониками все тянет и тянет. Нужно как масло размазать денежки по всей матушке-России. И тогда мозги не будут утекать в столицу, а я буду опять собирать дефектоскопы и толщиномеры в Троицке».

Семью родившегося в наукограде Владимира можно назвать эталонной — отец работает в институте, мать — заслуженный учитель. Несмотря на то, что актив по защите местного леса существует уже 10 лет, Скопинцев подключился только в 2014 году — зато бывал в подмосковных Химках и Жуковском, где ради прокладки трассы тоже уничтожили леса.

Жилищный кластер

«Я как троичанин утверждаю, что под соусом развития инновационного кластера, возрождения научных традиций нам просто пытаются всунуть тотальную застройку всего — здесь возводят только торговые центры и СПА-салоны, — говорит Скопинцев. — Никаких инвестиций в научные учреждения нет, мои знакомые на сверхстаром оборудовании работали над кристаллами графена, который используется от бронежилетов до искусственных костей, а теперь институтам только остается сдавать помещения под склады и типографии».


В 2015 году, согласно данным Департамента развития новых территорий, возведут 1 млн кв. м жилья, в том числе 40 тысяч непосредственно в Троицке. В 2016 году будет уже 1,5 млн кв. м нового жилья. Для сравнения: в 2012, когда область только передала эти земли, здесь возвели лишь 330 тыс. кв.м. Общая площадь жилищного фонда Троицка сейчас составляет 1128 тыс. кв. метров. Уже сейчас в Московском и других поселках 15-километровой зоны, примыкающей к МКАД, активно возводится панельное жилье 17−27 этажей — об объявленной малоэтажной застройке говорить не приходится.


Поражает и объем застройки промышленных площадей, по большей части офисов и складов. В 2014 возвели 450 тысяч, в 2015 году намечен ввод еще более миллиона квадратных метров, в 2016 — столько же. Пока с развитием научного кластера дела идут худо-бедно, в Троицк перебирается Федеральная налоговая служба и Следственный комитет.

«И что, сотрудники органов как плебеи будут жить в наших домах? Значит будет новый квартал, значит на месте леса, а где еще построить? Вот поэтому и развивают дороги, не зря ведь сейчас хвастают чиновники, сколько планируют в этом году сдать недвижки, поэтому так и проходят общественные слушания».

В Троицке слушания проходили в будни в 18:00. И все равно они вызвали интерес почти у полутора тысяч горожан. Но они пройти внутрь не смогли — места заняли ранее пришедшие в зал бюджетники, а у входа встала полиция. «Почему же наша научная интеллигенция не выступает за дополнительное финансирование, против оттяпывания леса? — рассуждает Скопинцев. — Да это советские люди, которые инфантильны — они живут надеждами, что законы работают как в бумажке написано. Это свойство интеллигенции: „мы слишком образованы“, „лучше уйти от конфликта“, „ругаться неконструктивно“. Поэтому на митинги и выходят непосредственные „потребители“ леса — мамаши, которым негде гулять, и мужичье, которым не оставляют место для шашлыков. На них и надёжа!»