От «Норд-Оста» к Херсону. 20 лет назад власти России отказались отвечать за гибель десятков своих граждан, теперь они отправляют их на фронт сотнями тысяч Спектр
Вторник, 05 марта 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

От «Норд-Оста» к Херсону. 20 лет назад власти России отказались отвечать за гибель десятков своих граждан, теперь они отправляют их на фронт сотнями тысяч

Спецназ проводит операцию по освобождению заложников. "Норд-Ост", 23 октября 2002 года. Фото imago/ITAR-TASS Спецназ проводит операцию по освобождению заложников. «Норд-Ост», 23 октября 2002 года. Фото imago/ITAR-TASS

20 лет назад было положено начало особому взаимоотношению нынешней российской власти со своими гражданами, тогда произошел один из самых громких терактов в современной истории России — захват более 900 заложников в «Норд-Осте». Силовики взяли штурмом Театральный центр на Дубровке, в результате чего вместе с террористами погибли десятки людей. Это стало одной из первых демонстраций непреклонности Кремля, который «никто не сможет поставить на колени» даже ценой жизни россиян, а также показало неспособность граждан привлечь власти к какой-либо ответственности за их рискованные решения. За 20 прошедших с тех пор лет никто так и не понес наказания за гибель людей. Готовность рискнуть жизнями граждан своей страны, не останавливаясь перед жертвами, продемонстрированную тогда, российские власти демонстрируют и сейчас. Только теперь они посылают их на смерть в соседнюю страну.

Спецназовцы выносят раненых и убитых.

Спецназовцы выносят раненых и убитых. «Норд-Ост», 23 октября 2002 года. Фото imago/ITAR-TASS

23 октября 2002 года в Театральный центр на Дубровке, где давали ностальгический мюзикл «Норд-Ост» по советской книге «Два Капитана», ворвалась война — 40 вооруженных чеченских террористов во главе с Мовсаром Бараевым захватили в заложники 916 человек — артистов и зрителей. Террористы требовали прекратить войну в Чечне и вывести российские войска. Это был фантастический по своей наглости теракт — события происходили всего в пяти с половиной километрах от Кремля.

В 2002 году еще были свежи воспоминания о подобных событиях 1995 года — тогда Шамиль Басаев захватил в заложники целый маленький городок в Ставропольском крае — Буденновск и потребовал ровно того же — вывода войск и прекращения войны. Заложников (более 1500 человек) Басаев собрал в городской больнице. Штурм ее оказался неудачным, властям пришлось пойти на переговоры и согласиться с требованиями Басаева. Погибли 129 человек, 415 были ранены.

Организатор теракта в Буденновске Шамиль Басаев во время отъезда из города, 19 июня 1995 года. Фото Natalia Medvedeva по лицензии creative commons CC BY-SA 3.0

Организатор теракта в Буденновске Шамиль Басаев во время отъезда из города, 19 июня 1995 года. Фото Natalia Medvedeva по лицензии creative commons CC BY-SA 3.0

Знакомые с ходом событий источники рассказывали «Спектру», что, провалив штурм больницы, первый директор ФСБ Виктор Степашин, министр внутренних дел Виктор Ерин и министр по делам национальностей Виктор Егоров не захотели вести переговоры с террористами. Делать это через посредничество правозащитника Сергея Ковалева и бывшего премьер-министра Егора Гайдара согласился только премьер-министр Виктор Черномырдин. Его беседа передавалась по телевидению в прямом эфире. Фраза «Шамиль Басаев, говорите громче!» запомнилась тогда многим. События в Буденновске вообще транслировались на всю страну фактически в режиме «онлайн».

Черномырдину и Ковалеву удалось договориться с Басаевым и спасти 1500 заложников. Все руководители штаба, начавшего неудачный штурм больницы, поплатились должностями — ушли со своих постов «по собственному желанию». Уже в дни теракта в Чечне был заключен мораторий на боевые действия, а через год состоялись Хасавюртовские соглашения, завершившие Первую Чеченскую войну.

В 2002 году все получилось иначе. За год и девять месяцев до теракта на Дубровке, в январе 2001 года Владимир Путин, свежеизбранный президентом России, объявил о частичном выводе российских войск из Чечни после фактического разгрома войск лидера Чечни Аслана Масхадова. Эта победа стала долгожданным реваншем России за унижения Первой Чеченской войны.

Акция в память о жертвах теракта на Дубровке. Москва, 2012 год. Фото Vladimir Varfolomeev по лицензии Flickr

Акция в память о жертвах теракта на Дубровке. Москва, 2012 год. Фото Vladimir Varfolomeev по лицензии Flickr

И вот в центре Москвы чеченцы пытаются повторить Буденновск. В этот раз штаб возглавили замдиректора ФСБ Владимир Проничев и замминистра внутренних дел (ныне — председатель комитета Государственной Думы по безопасности) Владимир Васильев. Никакой видео-трансляции, как было в Буденновске, не было. Проводились переговоры. В театральный центр ходили Иосиф Кобзон, Леонид Рошаль, Ирина Хакамада, Анна Политковская, Григорий Явлинский — приносили еду, договаривались об освобождении заложников. Всего удается договориться об освобождении нескольких десятков человек.


КОНТЕКСТ:

В 2002 году почти половина опрошенных ФОМом россиян придерживались мнения, что террористов в  «Норд-Осте» нужно было уничтожить — даже ценой жизни заложников. В 2012 году уже большинство россиян, напротив, считали, что во время спецоперации по освобождению заложников следовало любой ценой спасти людей, пойти на уступки террористам. При этом в 2014 году только 9 процентов респондентов «Левада-Центра» полагали, что власти говорят всю правду о теракте. Отвечая на вопрос, что важнее в случае захвата заложников — добиться их освобождения даже ценой выполнения требований террористов или идти на штурм, 73 процента опрошенных «Левада-Центром» выбрали первый вариант, и лишь 16 процентов — второй. Тогда же, в 2014 году появились большие группы неопределившихся респондентов — во многом как следствие «забывания» событий 2002 года коллективной памятью.


Но ночью 26 октября все заканчивается — по неизвестно до сих пор чьему решению в зал, где находятся террористы и заложники, пускают неизвестный до сих пор усыпляющий газ, а группа «Альфа» штурмует здание. События той ночи задокументированы фактически по часам и минутам — штурм начался в 05:10 утра, а в 06:45 за заложниками стали приезжать скорые и автобусы. Итогом штурма становится смерть всех террористов и, по разным данным, от 130 (официально) до 174 человек (по данным общественной организации «Норд-Ост»), среди которых — 10 детей. От чего — окончательно не установлено до сих пор. Сведения о примененном газе были засекречены. Говорилось лишь о неких производных фентанила. В свидетельствах о смерти в качестве причины ставился прочерк или «обострение хронических болезней». И только в 2012 году британская химическая лаборатория в Солсбери на основе анализов, взятых с одежды жертв установила, что это был коктейль из двух сильнейших наркотиков – карфентанила и ремифентанила.

Акция в память о жертвах теракта на Дубровке. Москва, 2010 год. Фото Evgeniya Zubchenko по лицензии Flickr

Акция в память о жертвах теракта на Дубровке. Москва, 2010 год. Фото Evgeniya Zubchenko по лицензии Flickr

Не было ни официального расследования террористического акта, ни суда над террористами — все они были убиты при штурме (один человек осужден как соучастник).

Родственники жертв теракта обратились за компенсацией, но судья Тверского районного суда Москвы Марина Горбачёва оперативно — уже в феврале 2003 года — иск рассматривать отказалась. В 2011 году 64 потерпевших выиграли иск в ЕСПЧ и получили компенсацию в 1,3 млн евро. Суд признал, что РФ своими действиями 26 октября 2002 года нарушила право потерпевших на жизнь. Никакой ответственности за те события никто не понес. Ни один из участников тех событий ни разу не дал никакого отчета о своих действиях.

Зато получилась масштабная демонстрация: власти РФ показали своим врагам — чеченским боевикам, — что пойдут на любые жертвы даже со стороны своих мирных граждан, но на их требования не согласятся. Уже в день штурма спецпредставитель президента РФ по правам человека в Чечне Абдулхаким Султыгов заявил, что тот стал «хорошим уроком террористам и их сообщникам». Родственники жертв и выжившие заложники создали общественную организацию, сайт которой функционирует до сих пор. Они настаивали на официальном расследовании обстоятельств теракта. В 2007 прокуратура Москвы его приостановила и более не возобновляла. В 2012 году Следственный Комитет РФ отказался возбуждать уголовное дело в отношении должностных лиц, отвечавших за проведение штурма.

Акция в память о жертвах теракта на Дубровке. Москва, 2010 год. Фото Evgeniya Zubchenko по лицензии Flickr

Акция в память о жертвах теракта на Дубровке. Москва, 2010 год. Фото Evgeniya Zubchenko по лицензии Flickr

Свое расследование проводили депутаты Госдумы Сергей Юшенков, Сергей Ковалев и журналистка «Новой газеты» Анна Политковская. Им удалось выйти на некоего Ханпашу Теркибаева, человека, имевшего связи с ФСБ. Он якобы был на Дубровке, но сумел покинуть здание до начала штурма. В 2003 году он рассказал Политковской, что имевшиеся у боевиков «пояса шахидов», как и фугасные бомбы, установленные в зрительном зале, были начинены поддельной взрывчаткой. На основании этого рассказа строилась версия о том, что весь теракт был спровоцирован ФСБ. Сергей Юшенков был убит в апреле 2017 года, Теркибаев погиб в автокатастрофе в Чечне в спустя полгода после интервью — произошло это, по данным Анны Политковской, вскоре после интереса к Теркибаеву со стороны ЦРУ (в теракте на Дубровке погиб гражданин США). Анна Политковская была убита в октябре 2006 года.

Через два года после теракта на Дубровке, в 2004 году, произошел захват заложников в бесланской школе №1. Там террористы захватили 1100 человек, большинство из которых составляли дети. И снова произошел штурм, и снова погибли террористы и заложники. В этот раз жертв оказалось в два раза больше: 333 человека, 186 из них — дети. Около 800 человек были ранены (в большинстве своем — тоже дети). Террористы были убиты. Демонстрация получилась еще более чудовищной. Стало ясно, что РФ готова пожертвовать жизнями детей, но ни на какие переговоры не пойдет.

15-я годовщина теракта в Беслане. Фото Anton Podgaiko / Sputnik/Scanpix/Leta

Расследование уголовного дела продолжается до сих пор. Как и в 2002 году, никто до сих пор не понес ответственности за случившееся — за исключением единственного выжившего террориста Нурпаши Кулаева, который был осужден пожизненно.

Как и в деле «Норд-Оста», была создана общественная организация, и она точно так же не добилась в России никакого объективного расследования обстоятельств трагедии. «Матери Беслана» встречались в Кремле с Путиным, но даже эта встреча ни к чему не привела.

Генпрокуратура РФ провела специальную экспертизу, в заключении которой говорилось, что оперативный штаб на месте действовал правильно. Примерно к такому же выводу пришла и специально образованная по такому случаю Парламентская комиссия Совета Федерации РФ — «комиссия Торшина».  Точно так же, как и в деле «Норд-Оста», ЕСПЧ по искам родственников жертв теракта признал Россию виновной и присудил выплатить им 3 млн евро компенсации.

Оба теракта были использованы властями вовсе не для того, чтобы извлечь из них какие-то уроки в пользу общества, а совсем наоборот — после Норд-Оста было окончательно закрыто критическое новостное вещание телеканала НТВ, были введены многочисленные ограничения на работу журналистов. А после Беслана Владимир Путин отменил выборы губернаторов, фактическим превратив РФ из федерации в унитарное государство. Кроме того, после Беслана — выборы в Госдуму стали проводиться только по партспискам, из нижней палаты российского парламента надолго исчезли депутаты одномандатники.

Акция в память о жертвах теракта на Дубровке. Москва, 2012 год. Фото Vladimir Varfolomeev по лицензии Flickr

Акция в память о жертвах теракта на Дубровке. Москва, 2012 год. Фото Vladimir Varfolomeev по лицензии Flickr


КОНТЕКСТ:

Российские центральные власти и обслуживающие их масс-медиа предпочитают не вспоминать о трагических событиях, к которым причастно государство и представляющие власти лица. В частном порядке в России поминают жертв взрывов домов в Москве и Волгодонске, терактов в Москве и Беслане. Власти выступили против установки на фасадах домов памятных табличек с именами репрессированных когда-то в СССР. Не вспоминают власти и о подводниках «Курска», погибших при их участии и во многом из-за сокрытия властями истинного положения дел. Беспомощность или бесчеловечность поведения властей (как это было на Дубровке или в Беслане) провоцируют жестокость масс, отмечал социолог Лев Гудков.


На Дубровке стоит памятник жертвам теракта (без имен погибших). В Беслане — огромное кладбище, состоящее из детских могил. С каждым годом об этих событиях вспоминают все меньше и меньше. А между тем именно тогда впервые в 2002 и еще раз в 2004 году российское общество не смогло заставить власти ответить за смерти своих сограждан. Фактически именно тогда власти получили от общества молчаливое разрешение на убийства своих граждан. Прошло много лет, и те же самые власти во главе с тем же президентом, который возглавлял страну во время многих трагических событий, отправляют россиян убивать и умирать в другую страну сотнями тысяч, также, по всей видимости, не собираясь нести за это какой-либо ответственности. И всем очевидно, что жизнями своих граждан силовое и политическое руководство РФ готово пожертвовать в куда большем количестве, чем на Дубровке или в Беслане. И тоже не вспоминать.