Освободители. Сотрудники «Руси Сидящей» о вербовке на войну в колониях и СИЗО и о том, что движет теми, кто принимает эти предложения Спектр
Воскресенье, 25 сентября 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Освободители. Сотрудники «Руси Сидящей» о вербовке на войну в колониях и СИЗО и о том, что движет теми, кто принимает эти предложения

Охранник в коридоре Бутырского следственного изолятора. Фото KIRILL KUDRYAVTSEV/AFP/Scanpix/Leta Охранник в коридоре Бутырского следственного изолятора. Фото KIRILL KUDRYAVTSEV/AFP/Scanpix/Leta

Последний месяц из разных регионов страны приходит все больше сообщений о вербовке на войну с Украиной российских заключенных. По данным СМИ, этим занимаются сотрудники ЧВК Вагнера и лично контролирующий его Евгений Пригожин, известный как «повар Путина».

Журналисты с помощью благотворительного фонда «Русь Сидящая» узнали о подтвержденных фактах посещения «вагнеровцами» как минимум 21 колонии в 13 регионах центральной России, а также севера и юга страны, где они, по оценкам фонда, ко второй половине августа завербовали до 3000 человек.

Участие «вагнеровцев» в боевых действиях в Украине не скрывают даже государственные российские СМИ. 20 августа РИА «Новости» опубликовало следующее сообщение: «Вагнеровцы под „аплодисменты“ противника уничтожили пункт украинских военных под Бахмутом в ДНР». При этом выжить удается далеко не всем завербованным — правозащитникам известно о гибели в Украине как минимум 200 заключенных.

Сама по себе вербовка осужденных — противоправна, и происходит на условиях, которые не соответствует российскому законодательству, уверены сотрудники фонда «Русь сидящая». Двое из них рассказали подробности на условиях анонимности, поскольку после обнародования информации об отправке заключенных на войну сотрудникам организации стали поступать угрозы. По их словам, рекрутинг, вероятно, уже идет в колониях за Уралом, а также в следственных изоляторах — то есть среди людей, не осужденных по закону.

Сотрудник № 1: у передумавших начинались проблемы

— В конце июля из колонии в Тульской области поступила информация от заключенного, что в их учреждение прибыла группа людей в штатском. Контингент собрали на общее построение. Гости представились сотрудниками ЧВК Вагнера.

Предложили подписать контракт с их организацией, согласно которому за участие в боевых действиях на территории Украины в течение шести месяцев любому заключенному будет гарантировано помилование. Списать могут любой срок (8,10,15 лет), лишь бы заключенный согласился оформить контракт.

Были озвучены суммы в случае гибели и ранения, а также месячное довольствие. Сразу предупредили, что на свободе окажутся не все. Родственники посмертно получат 5 миллионов рублей, за серьезное ранение полагается миллион. Зарплата — в зависимости от участия в боях.

Исправительная колония во Владимирской области. Фото SERGEI ILNITSKY/EPA/Scanpix/Leta

Исправительная колония во Владимирской области. Фото SERGEI ILNITSKY/EPA/Scanpix/Leta

Юридически все оформляется следующим образом: заключенный, согласившийся отправиться на войну, пишет ходатайство о переводе его в учреждение ФСИН по Ростовской области и прошение о помиловании на имя президента. Вербовщики в первую очередь обращают внимание на осужденных за тяжкие преступления. Прежде всего — убийство. Насильникам и наркоманам отказывают.

Из учреждения, откуда поступила информация, уже уехало более 200 новоявленных бойцов ЧВК Вагнера. Сотрудник фонда «Русь сидящая» сообщил, что из другого региона, по его информации, отправилось воевать примерно 600 заключенных.

В Тульской области, по сообщениям от родственников, были ситуации, когда согласившийся подписать контракт потом одумывался. У таких заключенных начинались проблемы с администрацией колонии. Им «настойчиво рекомендовали» не отказываться от первоначального желания выйти на свободу с риском для жизни.

Сотрудник № 2: контракты стали предлагать обитателям СИЗО

— К нам обращаются родственники заключенных, когда узнают, что их близкие решили подписать контракт ради досрочного освобождения. Они спрашивают, насколько это все это законно, на каком основании предлагают освобождение за полгода контракта с ЧВК.

Самый известный случай уже описан в прессе. Жена одного из сидельцев узнала, что тот готов подписать контракт. Она сразу написала несколько жалоб — от с президента и до местной ОНК. В обращении она указала, что сомневается в законности происходящего, а также опасается давления на супруга, с целью принудить его подписать контракт. Реакция было довольно быстрой. Муж остался в колонии, хотя изначально заявлял, что отказаться от вербовки не может.

Другой случай связан с человеком, который уже подписал контракт и отправился воевать. Его жена сейчас пишет во все инстанции жалобы, чтобы его вернули обратно. Сам он тоже этого хочет.

Есть и другие случаи, когда родственники заключенных требуют от своих близких не подписывать никаких контрактов. С другой стороны, кто-то из родных радуется, что появилась такая возможность у мужа или сына выйти на волю. Лишь бы не сидел.

В фонде есть обращение от человека, который просит дать координаты ЧВК Вагнера. Он хочет «помочь», таким образом, своему другу, который отбывает наказание, поскорее освободиться.

Из разных источников поступают сведения о потерях среди тех, кто эти контракты подписал. Например, ИК-7 Великий Новгород («Панковка»). По непроверенным данным, в первой партии оттуда уехали 68 человек. В живых осталось восемь. Вдова одного из погибших из этой колонии уверяет, что получила 5 миллионов рублей компенсации и награды мужа. Тело погибшего ей привезли. Это мы уточняли.

Исправительная колония во Владимирской области. Фото SERGEI ILNITSKY/EPA/Scanpix/Leta

Исправительная колония во Владимирской области. Фото SERGEI ILNITSKY/EPA/Scanpix/Leta

Второй пример ИК-7 Санкт-Петербурга («Яблоневка»). Оттуда уехала партия 45 человек, а живы 10. Статистика, которую мы можем отследить, говорит о том, что потери сумасшедшие.

Подтверждение того, что заключенные из Санкт-Петербурга гибнут во время боевых действий на Украине, привел в начале августа в своей программе «Бесогон» Никита Михалков. В выпуске от 6 августа он рассказал про неоднократно судимого Константина Тулинова, которого мэтр выставил «настоящим героем». Михалков подчеркнул, что Константина посмертно помиловали, но официально эту информацию нигде не найти.

Сейчас, судя по сигналам с мест, поездки сотрудников ЧВК Вагнера по колониям на северо-западе и в центральной части России прекратились. Возможно, началась вербовка за Уралом. Плюс появились сведения, что контракты стали предлагать обитателям СИЗО в обмен на прекращение уголовных дел. По непроверенной информации, у вербовщиков есть план набрать в местах лишения свободы 50 000 человек.

Ольга Романова, основатель и руководитель фонда «Русь сидящая»:

— Прошение о помиловании может быть гарантией, что человека действительно помилуют и не вернут в колонию, например?

— Все, что им обещают это турусы на колесах. Никакого подобного механизма помилования, особенно посмертного, не существует. Я сомневаюсь, что для них будет сделано какое-то исключение.

— Есть пример, который озвучил Никита Михалков, что некий гражданин Тулинов поехал воевать, погиб и был посмертно помилован.

— Не существует посмертного помилования. Это все очень легко проверяется. Открываете сайт kremlin.ru, заходите в раздел помилования и там все обнаруживается. Последние помилования были год назад. 6 человек. Все! Никита Михалков идет по адресу русского корабля.

Ольга Романова. Фото AFP PHOTO / Scanpix

Ольга Романова. Фото AFP PHOTO / Scanpix/Leta

— Каково ваше отношение к тем, кто подписал контракт? Эти люди по-прежнему подпадают под опеку вашей организации?

— У меня абсолютно частный фонд, который принадлежит одному человеку — мне. Я не защищаю военных преступников. Не хочу.

— Я услышал от одного из ваших коллег, что фонд занимается ситуацией заключенного, который подписал контракт, но хочет вернуться с фронта.

— Если человек хочет уйти, то мы помогаем. Если он хочет попасть туда, то не помогаем. Как только он начинает понимать, что он натворил, тут мы милость к падшим призываем. Мы пытаемся вернуть их назад. Это правда. Но обращаются они к нам только за тем, чтобы отправить их туда.