Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 5 августа 2020
  • $73.56
  • €86.76
  • 44.30

Осторожно, двери закрываются

Фото: Reuters/Scanpix Фото: Reuters/Scanpix

Сохранится ли для граждан России возможность получения временного вида на жительство (ВНЖ) в Латвии в обмен на приобретение недвижимости на сумму не менее 250 тысяч евро? Теперь это зависит от политической воли депутатов Сейма 12-го созыва, которые соберутся на свое первое заседание на следующей неделе. «Хромая утка» — 11-й Сейм Латвийской Республики — успел лишь концептуально, в первом чтении, одобрить исключающие россиян поправки к Закону «Об иммиграции», перекинув их новоизбранным депутатам, как горячую картофелину. Новый Сейм теперь поставлен перед выбором: замять порожденную в пылу предвыборной борьбы инициативу или все-таки убить курицу, несущую золотые яйца.

Почти миллиард евро

Получить вид на жительство в Латвии в обмен на приобретение недвижимости иностранцы могли еще с 1 июля 2010 года. До 1 сентября 2014 года иностранец, купивший в Латвии недвижимость (дом или квартиру) стоимостью не менее 143 тыс. евро, мог запросить ВНЖ сроком до 5 лет в этой стране для себя и членов своей семьи. В этом году требования заметно ужесточились, а цена объекта недвижимости, дающего право на ВНЖ, была повышена до 250 тыс. евро.

Для всех очевидно, что латвийская программа привлечения инвестиций в обмен на ВНЖ принесла весомые плоды: по данным Управления по делам гражданства и миграции ЛР, в период с июля 2010 года по октябрь 2014 года иностранцы скупили недвижимости на общую сумму без малого миллиард евро — 999,44 млн евро. В масштабах маленькой Латвии — это гигантская сумма. Так, для сравнения, в 2014 году все доходы консолидированного бюджета составят немногим более 7 млрд евро.

Еще в начале 2014 года перспективы продолжения программы вырисовывались самые радужные, тем более, что она пользовалась неизменным и все нарастающим спросом. Во втором полугодии 2010 года было подано 79 заявлений на получение ВНЖ на основании приобретения недвижимости, в 2011 году — уже 669, в 2012 году — 1014, в 2013 году — 1556, в 2014 году — уже 1972 заявки.

Чаще всего «европейский проездной» в обмен на инвестиции получали граждане России (10 268 человек). На втором месте — правда, с огромным отрывом от лидера — граждане Китая (1 181 человек). В десятке наиболее активных инвесторов, претендующих на ВНЖ, числились также граждане Украины, Узбекистана, Казахстана, Белоруссии, Азербайджана, Израиля, США и Казахстана… В топе регионов, пользующихся повышенным спросом россиян и граждан других постсоветских республик, традиционно находятся Рига и Юрмала, далее следуют небольшие городки недалеко от столицы — Марупе, Бабите, Саулкрасты, Гаркалне. Полчаса-час на машине — и ты в центре Риги.

Плохой мир

Но начало 2014 года ознаменовалось кризисом на Украине, который все резко усложнил. Латвия восприняла российско-украинский конфликт как прямую угрозу собственной безопасности и независимости. Паническую и одновременно задиристую политическую риторику изрядно подогревало приближение парламентских выборов, состоявшихся 4 октября этого года.

Сочетание этих факторов привело к резкому росту антироссийских настроений в стране. 18 сентября радикальное Национальное объединение выступило — именно оно добивалось повышения стоимости недвижимости под ВНЖ до 250 тысяч евро — выступило с новой инициативой: «в целях устранения угрозы государству» приостановить выдачу ВНЖ гражданам Российской Федерации, которые приобрели недвижимость в Латвии, до того момента, когда Сейм не отменит это ограничение. Однако сходу провести этот законопроект не удалось — из 100 депутатов «за» проголосовали лишь 30. Оно и понятно, рубить под корень один из немногих проектов привлечения в страну реальных денег, особенно в то время, когда Латвии приходится нести тяжелые потери на переднем крае санкционной войны между РФ и ЕС, — рука не поднялась.

Однако спустя неделю заместитель начальника Полиции Интс Улманис заявил, что рост числа запросов на получение ВНЖ от россиян создает угрозу для Латвии. По его словам, каждый отдельный россиянин Латвии не угрожает, но: «Индивидуальной угрозы для госбезопасности они не создают, однако, учитывая риторику России, что она готова защищать своих граждан в других странах в любых обстоятельствах, это создает риск угрозы».

А 2 октября Национальное объединение вновь выступило с инициативой внести в Закон «Об иммиграции» поправку о приостановке ВНЖ россиянам, купившим недвижимость. «Мы хорошо знаем, что в России деньги на такие покупки не могут быть у простых русских или диссидентов. Напротив! В России большие деньги чаще всего подозрительны, и нередко с обоснованным привкусом мира коррупции и криминала. Действительно ли Латвии их не хватает?, — вопрошал с трибуны депутат Сейма Райвис Дзинтарс. — России нужно понимать и сказать ясно: „Пока ваше государство — агрессор, до тех пор двери в Европу для вас закрыты. Ни с танками, ни с деньгами вам сюда не попасть“. То, что программа ВНЖ не приостанавливается, Россия воспринимает исключительно как признак слабости».

Тогда парламентское большинство поддалось убеждениям Дзинтарса: 48 депутатов проголосовали за передачу законопроекта на рассмотрение в комиссии, 28 были против, воздержались четверо.

На рынке недвижимости — уныние

Рынок недвижимости Латвии из-за предвыборных экзерсисов политиков, и в целом ухудшения политической конъюнктуры, пребывает в понятном унынии. О том, насколько озабочен бизнес, свидетельствуют и просьбы от экспертов в области недвижимости: «Вы уж напишите, что никакой закон обратной силы не имеет — у тех, кто ВНЖ получил, никто его не отберет! И запрашивать они его смогут снова и снова…».

Элитная недвижимость в Риге и Юрмале, как правило, местному населению не по карману — надежда лишь на иностранцев. Резкое повышение лимита суммы сделки до 250 тыс. евро уже сократило число покупателей. С 1 сентября прошло еще слишком мало времени, чтобы можно было получить исчерпывающую статистику спада: пока принимаются заявки на ВНЖ от иностранцев еще по первоначальной ставке, до сентябрьского повышения.

К тому же латвийский рынок невелик, и повышение лимита ощутимо сузило спектр предложений для потенциальных покупателей, способных выложить 250 тыс. евро за квартиру или дом.

«Фактически теперь речь идет только о самой дорогой недвижимости — в Юрмале, в историческом центре Риги, в самой Старой Риге. Уже спальные районы Риги, да и районы, прилегающие к центру города отпадают, — признает Андрис Боже, руководитель девелоперской компании YIT Celtniecība. — Повышение лимита наносит удар не только по бизнесу в сфере недвижимости и строительству жилья, но и по другим отраслям. Это же цепочка: не дополучат заказы компании, занимающиеся внутренней отделкой жилья, бизнес, торгующий строительными материалами, та же мебельная отрасль — ведь квартиру или дом надо обставлять. Да и те же рестораны не досчитаются платежеспособных клиентов».

Бизнесмен отвергает аргумент, что российские инвесторы создают угрозу латвийской безопасности. «Я общался с этими людьми, там очень разные истории. Но в основном это люди, опасающиеся за свой бизнес в России, думающие о том, чтобы перенести его на Запад, в Европу. Они боятся рейдеризма, не чувствуют себя в безопасности на улицах в своей стране», — говорит он.

«Какая угроза безопасности?! В Латвии недвижимость покупают интеллигентные люди, предприниматели. Эти люди ищут, к какому счастливому берегу пристать, чтобы не бояться за свою физическую безопасность, за свой бизнес. Мы же все знаем, что происходит в России!», — говорит, в свою очередь, председатель правления компании Arco Real Estate Айгар Шмитс. По его словам, большинство россиян, купивших квартиры или дома, как правило, круглый год в Латвии не живут — это скорее вариант этакой дачи, запасного аэродрома на территории ЕС. «Не могу точно сказать, но по ощущениям, именно постоянно в Латвии живут, чтобы здесь уже и дети учились, наверное, где-то 10% россиян, получивших ВНЖ», — сказал он.

Предвыборный блеф или реальные угрозы?

Регламент латвийского парламента оговаривает порядок передачи в новоизбранный Сейм законопроектов, которые не успел рассмотреть предыдущий созыв депутатов, ушедший в историю. Он не обязывает новых депутатов продолжать работу над законопроектами, доставшимися им по наследству от предшественников. Они вправе положить этот законопроект под сукно.

Глава компании, занимающейся продажей недвижимости, Latio Эдгар Шинс отказался прогнозировать, как будет действовать новый Сейм. По его словам, плохо то, что многие россияне уже уверены — Латвия уже закрыла для них программу ВНЖ в обмен на покупку недвижимости. Заявления и инициативы латвийских политиков именно так интерпретируются в российском информационном пространстве. «Дело ж тут не только в потерях конкретного бизнеса в сфере недвижимости, а в целом в экономике. В России экономический спад, прогнозируется спад и в ЕС, Латвия теряет экспортные рынки… Слугам народа стоит подумать, как страна будет зарабатывать», — говорит Шинс.

Андрис Боже тоже не скрывает раздражения: «Все это политика, идея закрытия программы ВНЖ для россиян не имеет никакой экономической основы! В Латвии прогноз роста ВВП будет сокращен с ожидавшихся 4,5% в год до 2−2,5% в год, а политики хотят лишить страну доходов».

А вот Айгар Шмитс считает, что попытка закрытия программы ВНЖ для россиян — это все-таки был блеф и предвыборной пиар: «Перед выборами же политикам главное показать, как они борются с российской угрозой». По его мнению, хотя по итогам выборов у власти в Латвии останется прежняя правительственная коалиция, пыл политиков поутихнет, ведь российские инвесторы приносят в госбюджет страны реальные деньги. Плохо еще и то, что пыл инвесторов начали остужать также и с российской стороны границы, где недавно приняли закон, обязывающий граждан под страхом уголовной ответственности сообщать о наличии у них ВНЖ или гражданства других государств.

В общем, «Русский мир», воинственно встающий с колен совсем рядом со странами Балтии, которые еще не успели забыть, как он стоял тут во весь свой рост, нагнал такого страху, что латвийским парламентариям придется крепко задуматься над этой поправкой к миграционному закону. Даже на фоне дурных экономических перспектив. Даже и за 250 тысяч.