Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 24 сентября 2020
  • $77.08
  • €89.90
  • 41.39

«Осталось временно затянуть пояс». Прогноз Всемирного банка не добавил экспертам оптимизма

Фото: AFP/Scanpix Фото: AFP/Scanpix

Россию ожидает затяжная рецессия — заявил 1 апреля Всемирный банк в совсем неюмористическом докладе. Сложившееся экономическое положение, по мнению специалистов Всемирного банка, связано с иностранными санкциями и снижением стоимости углеводородов. Так, стоимость барреля нефти, по мнению Всемирного банка, составит в скором будущем лишь 53 доллара. На протяжении 2015 года, по мнению экономистов, инфляция составит 16,5%, а в 2016 снизится в два раза. За чертой бедности могут оказаться 14% населения — это более 20 миллионов человек. ВВП в России, по мнению Всемирного банка, упадет на 3,8% в 2015 году и еще на 0,3% в следующем.

«Амбициозная цель об удвоении ВВП, она, наверное, де-факто, могла быть реально выполнена, и она была фактически выполнена», — заявил в среду пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрия Песков во время своего выступления по случаю 15-летия со дня избрания своего патрона на пост главы государства. В свою очередь глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев на встрече с Путиным в тот же день объявил: «Должен сказать, что динамика в секторах народного хозяйства лучше, чем нам представлялось, чем представлялось инвестиционным аналитикам в конце прошлого года. Отчасти, вероятно, это результат принятия плана антикризисных мер, отчасти это результат общей стабилизации в области инфляции, в области курса и других сферах рыночной экономики».

Напротив, старший экономист Markit/HSBC Пол Смит в интервью РБК сказал, что конъюнктура в производстве продолжает ухудшаться, сокращаются объемы производства, новые заказы и занятость. «Правильно смоделировать падение ВВП, в отличие от роста, сложно», — рассказал агентству экономической информации «Прайм» директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель — «Вопрос здесь в том, когда будет достигнуто дно кризиса. Это не бином Ньютона — чем ниже и быстрее мы упадем в 2015 году, тем легче будем расти в 2016 году».

Минэкономразвития в среду также подтвердило справедливость оценок Всемирного банка и напомнило, что ведомство еще в феврале обнародовало свой прогноз, в соответствии с которым при среднегодовой цене на нефть в $ 50 за баррель ВВП РФ в 2015 году снизится на 3%. Между тем, согласно данным Росстата, после четырех недель умеренного роста цен на 0,2% инфляция вновь стала расти. Так, с 24 по 30 марта инфляция составила 0,3%, с начала месяца — 1%, а с начала 2015 года уже 7,2%. Насколько экономический прогноз соответствует реальности, что за проблемы ожидают российское общество и какими способами можно минимизировать последствия? Эксперты опрошенные «Спектром» выражают озабоченность цифрами, озвученными Всемирным банком.

«При паранойе что-то прогнозировать бессмысленно». Василий Солодков, заведующий кафедрой банковского дела Высшей школы экономики.

Извините меня, но все значительно хуже, чем в докладе Всемирного банка. Случившаяся девальвация мало того, что обесценила все накопления населения, так еще и сформировала устойчивый тренд оттока капитала. Ну какое у вас будет импортозамещение, если в стране инвестиций толком нет? Эксперты Всемирного банка говорят, что уровень ВВП в текущем году снизится на 3,8%, но мне кажется, что падение может быть и больше — например, порядок цифр составит как минимум 5−6%. Кроме того, они прогнозируют уровень бедности на 11%, но у нас значительный рост безработицы и не менее внушительное сокращение зарплат.

Сегодня правительство, решая куда направить доходы, выбрало между пенсионерами и [миллиардером Аркадием] Ротенбергом последнего. Теперь его банк может претендовать на антикризисную помощь, об этом сообщил замминистра финансов Алексей Моисеев. И благодаря такой поддержке со стороны правительства количество бедных будет увеличиваться. Несмотря ни на что, мы продолжаем, простите меня, сохранять продовольственные санкции, которые в первую очередь ударяют по бедным людям. Чтобы пойти на какие-то меры для получения лояльности населения, у правительства не осталось практически никаких денежных средств. Вся, грубо говоря, заначка потрачена! Ну какие еще у них пути, что еще можно смягчить? Снижать налоги? Однако тогда и дальше будет расти дыра в бюджете. Оставшейся сегодня заначки при нынешних — повторюсь при нынешних — ценах на нефть хватит еще на один год.

Тут в чем дело — цены на нефть непредсказуемы — взять ту же ситуацию в Йемене, где кипит гражданская война [между суннитами и шиитами — прим. «Спектра"]. Но сейчас очевидно снимут санкции с Ирана, а значит на рынке появится большой производитель, который начнет активную добычу. Кроме того в ближайшее время переполнятся стратегические хранилища в США, правительство может разрешить реализацию сырой нефти. Следовательно сейчас при прочих равных условиях больше факторов за то, чтобы цены на нефть падали, чем росли. А раз так, то у нас не исчерпан предел падения рубля, особенно если цены на нефть пойдут вниз. В случае падения рубля будет ускоряться и инфляция, то есть рост уровня цен на товары и услуги. Следовательно, ничего хорошего не будет!

Предсказать точную цифры инфляции в 2015 году, как эксперты Всемирного банка, нельзя. Знаю точно, что к началу лета отыграем более-менее рост курса доллара, который был в конце прошлого года. В ближайшее время у российского государства закончатся запасы, импортозамещения же не будет — это и ежу понятно. И вот тогда при сохранении нынешних цен на нефть пойдут новые закупки, но уже полностью по новым ценам. При этом если правительство будет давать деньги по-прежнему Ротенбергу, а не пенсионерами, то инфляция будет сокращаться. Но она будет сокращаться за счет падения реальной платежеспособности населения, за счет снижения реального дохода населения. На замедление инфляция в отличии от экспертов Всемирного банка я не рассчитываю.

Есть и второй сценарий — цены на сырье пойду вниз, в этом случае инфляция будет увеличиваться. И в годовом исчислении перейдет рубеж в 20%. Этот рубеж, по мнению английского экономиста Джеймса Кейнса, можно назвать гиперинфляцией — когда любые производственные инвестиции будут уже абсолютно бессмысленными. Какой нас ожидает вариант можно будет понять в мае-июне, но уже в начале апреля станет ясен итог по переговорам с Тегераном. Если договорятся, то все, ребята, нефть пошла падать. Судя по ходу переговоров, они договорятся.

Резюмируя, могу сказать, что озвученный прогноз Всемирного банка является консервативным. Их эксперты берут среднюю медиану с точки зрения того, как обычно бывает. Консервативный означает средний — без экстремумов, без народных волнений, грубо говоря. Они смотрят, что может быть при прочих равных условиях, когда основные параметры действуют так, как они заданы. Например, они считают, что в России рецессия, замедление темпов экономического роста составит лишь 11%, но возможно все будет гораздо круче. Сегодня у нас сложился значительный отток капитала, при этом продолжается сокращение инвестиций — это все видно по статистике.

Сейчас единственное, что способствует улучшению ситуация — это случившиеся девальвация, снижение курса рубля по отношению к евро и доллару. В том году Центробанк решил, что не будет проводить валютные интервенции, когда сложилась угрожающая ситуация для курса. Такие вещи, как обвалы в середине декабря, — невозможно предсказать. Кто знал, что «Роснефти» и Геннадию Тимченко потребуется валюта? Такие вещи попросту невозможно предвидеть.

В нашей ситуации вообще невозможно делать прогнозы, как это делает Всемирный банк. Мы вот с утра открываем новостную ленту и изучаем, не начали ли с кем войну. Рассчитывать на решительные меры правительства не стоит. Кабмин, как и вся наша система власти, не зависит от избирателя, его недовольства или симпатий. Наше правительство ориентируется на совершенно конкретного человека, у которого в голове мысль, что вокруг одни враги и он один борется до последнего. У нас же весь новостной ряд из Кремля ровно об этом — «мы в окруженном лагере». Короче говоря, при паранойе что-то прогнозировать бессмысленно — ни на полгода впереди, ни на месяц.

«Безработица может достигнуть 8%, но это не критичный уровень». Антон Сороко, аналитик инвестиционного холдинга «Финам», в 2014 году названый лучшим брокером Восточной Европы.

Уже сейчас, судя по данным за март, снижается темп роста потребительских цен. Такие разовые факторы, как продуктовое эмбарго или обвал рубля, перестают действовать. В итоге мы видим позитивные цифры. В течение 12 месяцев Россия выйдет на такую инфляцию, которая будет ниже 10%. Соответственно будет снижаться на 1% и процентная ставка, по которой ЦБ РФ предоставляет кредиты коммерческим банкам в долг на одну неделю. К концу года она будет в районе 10−11%. Все озвученные Всемирным банком ключевые риски сегодня объективны. Это ровно те риски, которые трудно устранить за короткий момент времени.

Вот та же низкая стоимость энергоносителей не зависит от России. Или, например, инфляция, которая не может резко снизиться за месяц-два. Конечно, в принципе это возможно, но обычно для любых изменений денежно-кредитной политики регулятор, Центробанк, использует годичные данные. В плане ВВП и рецессии прогнозы экспертов Всемирного банка совпадают с точкой зрения Центробанка - рецессии не избежать. Это объективный факт, ведь идет снижение инвестиций и производства, замедление роста розничных сетей, существенное снижение темпов роста кредитования. Раньше прирост обеспечивался кредитными средствами, поэтому неудивительно, что мы видим снижение.

В этом году рубль будет уверенно укрепляться. Мы увидим уход курса из спекулятивной составляющей, появившейся в декабре. Рубль будет прежним, ведь сейчас нет причин для снижения цен на нефть. Прогноз экспертов Всемирного банка по падению ВВП на 3−4% опирается на консервативное представление о ценах на нефть в районе 50−60 долларов за баррель. Мы же считаем, что вполне возможно увидеть рост на энергоносители до 70 долларов. Впрочем, среднегодовая цена будет достаточно низкая. Тут дело даже не в Йемене, ведь крупные нефтеносные регионы в Саудовской Аравии пока не задеты войной. В плане транспортировки ближневосточной нефти пока все нормально, но риски увеличатся, если в войне косвенно сможет участвовать Иран. Фактически это выведет конфликт на мировой уровень, а значит цены пойдут вверх.

Вместе с тем ужесточаются требования к заемщикам со стороны банков по сравнению с тем же 2013 годом. Теперь, чтобы получить кредит, нужно иметь действительно прекрасную кредитную историю и хорошее финансовое положение на момент займа. Это значит, что стало еще меньше возможностей для расширения бизнеса, открытия нового производства. В таких условиях в ближайшее время люди лишатся возможности брать займы в банках. Смягчение денежной политики со стороны регулятора ожидаем лишь через полтора года. Уверен, что на ближайший полгода-год ситуация с кредитами останется напряженной.

Что же прочувствуют на себе потребители в 2015 году? Для них ключевыми тенденциями станут отсутствие реального роста доходов. Номинальные зарплаты не будут поспевать за инфляцией. Опять же рост цен будет продолжается еще как минимум два квартала. Будет и рост безработицы. Вместе с тем наш уровень безработицы низок по сравнению с США и Европой, где он достигает 10%. У нас же официальный показатель равен 5,8%. Безработица может достигнуть 8%, но это не критичный уровень. Например, в Испании количество безработных стабильно высоко уже несколько лет.

«Осталось временно затянуть пояс». Григорий Варцибасов, топ-менеджер, работавший в ряде крупных российских кредитных учреждений.

Западные товарищи привычно сгущают краски. Они нередко склонны быть пессимистичными. Сегодня зарубежные компании рассматривают сценарии вплоть до полного запрета работы с российскими эмитентами, выпустившими ценные бумаги. К примеру, они включили в свои рекомендации клиентам не иметь дел с «Газпромом». Всемирный банк — это серьезные ребята, к которым, безусловно, относятся с доверием. К таким комментариям нужно подходить сдержано, хотя за ними и стоит статистика. Они основывают доклад на цифрах, анализируют большой массив данных. Но опять же — нужны исходники, чтобы понять на каких конкретно цифрах они обосновывают свои выводы.

Например, эксперты Всемирного банка говорят о снижении ВВП в абсолютно точных цифрах, но уверен, что никто этого не может точно знать. Никто в марте 2014-го, когда Крым присоединили, не сказал бы, что доллар будет к концу года по 60 рублей. Сейчас в экономике очень много неясности, конкретно в данный период даже не стоит прислушиваться к никаким прогнозам. Вот как изменится ВВП? 3,8, 2,7 или 5,4 — все абсолютно равновероятно. Прогноз реально дать лишь на месяц-два — кто возьмется сказать курс доллара на май? Но для макроэкономики такие сроки — это просто несерьезно. Все точные прогнозы бессмысленны, можно лишь указать вектор. Мы видим, что происходит в экономике — хорошо, если не будет спада. Для роста-то предпосылок нет. Мы уже научились и при санкциях жить! Мы как народ знамениты, что приспосабливаемся быстро и к разным условиям. Последние 20 лет нас к этому точно приучили…

Среди того, что мы слышим сегодня от правительства, есть правильные вещи — реанимировать прежде всего бедных. Например, снизить налоги, это будет стимулировать рост рабочих мест — в 2008 году после кризиса было также. Нужно помогать не только госкорпорациям. Сейчас с сожалением можно сказать: большие структуры не могут принимать быстро решения. Следовательно, с одной стороны, можем потерять целый финансовый год. В середине года ничего не вводят, налог не меняется летом. С другой — к 2016 году новые законы будут приняты. Уже сегодня люди встречаются, обсуждают. Было бы правильно, если решения правительство примет во втором, максимум в третьем квартале. Тогда бизнес имел бы возможность подстроиться к новым правилам игры. В таком случае послабления могут запустить с 2016 года. Главное ведь что? Подать сигнал! Показать, что есть свет в конце туннеля и осталось временно затянуть пояс.