Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 25 ноября 2020
  • $75.64
  • €90.11
  • 48.96

Особое задание для мастера компромиссов

Фото: Reuters/Scanpix Фото: Reuters/Scanpix

Вряд ли было бы ошибкой назвать нынешнюю смену главы НАТО самой символичной перестановкой в руководстве альянсом за последние пару десятков лет. Уходящий генеральный секретарь, бывший премьер-министр Дании Андерс фог Расмуссен назвал главными вызовами для организации «Исламское государство» и Россию. В представлении многих экспертов на Западе главной задачей нового генсека — бывшего премьера Норвегии Йенса Столтенберга — должно стать именно единение альянса перед лицом этих вызовов, в частности — вокруг противостояния на востоке Украины.

«В первую очередь он должен будет попытаться воплотить в жизнь обещания, прозвучавшие на недавнем саммите НАТО в Уэльсе. На практике это будет означать создание системы, которая ясно продемонстрирует России стремление альянса защитить своих членов в случае любой агрессии. Новому генсеку предстоит также добиться того, чтобы входящие в НАТО страны провели военную реформу и увеличили свои оборонные бюджеты. Но главным вызовом для него будет сохранить единство Североатлантического альянса в ситуации такого роста напряженности, который совсем недавно еще просто невозможно было себе представить», — сказал в интервью Русской службе Би-би-си директор международной программы Королевского объединенного института оборонных исследований в Лондоне Джонатан Эйал.

С одной стороны, это серьезные вызовы, справиться с которыми в непростых экономических и политических условиях будет весьма сложно. Но с другой — они же без сомнения способствуют и единению 28 членов НАТО. Эксперты уже заговорили о возвращении некоей сути, смысла существования Североатлантического Альянса, который явно испытывал сложности с самоидентификацией после развала главного противника в 1991 году. Защищать его членов было не от кого, а опасения новых восточноевропейских участников клуба воспринимались с определенной долей иронии. Теперь все встало на свои места, и новый генеральный секретарь и впрямь заговорил о защите союзников как об актуальной, насущной проблеме.

Первое зарубежное турне (на дипломатическом языке — очень важная декларация стратегии) генеральный секретарь начал с Польши, страны, которая, наравне со странами Балтии олицетворяет собой линию напряженности в отношениях Россия-НАТО. И заявление, которое сделал Столтенберг в Варшаве, было ожидаемым, кратким и ясным — Североатлантический Альянс будет защищать своих членов, будет наращивать свою мощь. Он похвалил Польшу за увеличение затрат на оборону до двух процентов ВВП, назвал ее ключевым партнером программы создания ЕвроПРО.

Украина и НАТО

Заявил Солтенберг и о поддержке Украины как независимого и свободного государства. Более того, несоблюдение обеими сторонами конфликта на Востоке Украины соглашения о перемирии — вопрос очень болезненный, который сейчас используют в качестве аргумента и сторонники Киева, и те, кто симпатизируют сепаратистам, Столтенберг прокомментировал односторонне — по его словам, Киев делает все, чтобы поддержать режим прекращения огня и способствовать политическому решению конфликта, а вина за срыв этого процесса лежит на сепаратистах. Это существенное политическое заявление, моральная поддержка украинских властей, но стоит ли за этим нечто большее?

Пока выводы о готовности НАТО защищать независимость и территориальную целостность Украины из его слов сделать сложно. Отвечая на вопрос журналиста польской Gazeta Wyborcza перед началом визита о перспективах членства Украины, Столтенберг сказал, что пока что условий для этого нет. Помощь Украине будет заключаться пока в работе четырех центров альянса, которые будут помогать Киеву организовывать и укреплять логистику, командование, защиту от кибер-атак и социальную сферу армии.

Предыдущий генсек также заявлял о поддержке Киева, политической и организационной, но отнюдь не прямой военной. «Мы должны развивать возможности нашей помощи партнерам в строительстве их собственных вооруженных сил. Если мы подготовим их силы с тем, чтобы они обеспечивали безопасность на своей территории, то нам незачем будет создавать свои собственные войска в больших количествах», — заявил Андерс фог Расмуссен, выступая в середине сентября в Брюсселе в фонде Карнеги.

Украинские власти считают НАТО единственным стопроцентным гарантом суверенитета страны, однако в ближайшем будущем не рассчитывают вступить в Альянс. «В краткосрочной перспективе НАТО не готово принять Украину, но, как говорится в Библии, если стучать в двери — то они откроются. И мы решили стучать», — сказал премьер-министр Арсений Яценюк.

Военный эксперт Александр Гольц считает, что такой оптимизм премьера действительно имеет под собой некоторые основания. «Сейчас все меняется. Россия создала принципиально иную ситуацию. Я бы не исключал, что она потребует от НАТО отказаться от многих правил, которые она сама себе завела. Например, мы знаем, что членами НАТО не могут быть государства, которые имеют конфликты на своей территории… Ну не было с 1940-х годов в Европе фактов аннексии. Это новая ситуация в сфере безопасности… И я восе не уверен, что в такой ситуации НАТО будет обязательно следовать положениям акта Россия-НАТО 1997 года („Основополагающий акт Россия-НАТО“ содержал обязательство НАТО не размещать войска вдоль российских границ на постоянной основе)».

Однако на Украине многие относятся к таким перспективам скептически. «Отношения будут строиться как партнерские, будет активизироваться взаимодействие, но ни о каком вступлении в НАТО в ближайшей перспективе речи не будет», — считает глава правления украинского Центра прикладных политических исследований Владимир Фесенко. Пока реальнее всего, считает он, выглядит помощь Киеву со стороны отдельных членов НАТО — отношения будут строиться на двусторонней основе. «Альянс будет выступать в виде такого зонтика: консультировать, оказывать политическую поддержку. Но реальную помощь, военно-техническую помощь Украина будет получать от отдельных стран-членов НАТО», — заявил эксперт.

Мастер компромисса

Йенс Столтенберг в качестве генсека НАТО — на первый взгляд довольно странный выбор. Экономист, не проявивший себя на военном поприще, более того — в юности он был активистом антивоенного движения. Политик со стажем, уже побывавший во главе кабинета министров Норвегии, он сумел в этой должности наладить неплохие отношения с Россией. По сравнению с жестким консерватором фог Рассмуссеном, социал-демократ Столтенберг — его прямая противоположность. В интервью польской газете он заявил, как именно он собирается строить отношения с Москвой, основываясь на политическом опыте.

«Нет никакого противоречия между сильной НАТО и конструктивными отношениями с Россией. Это вытекает из моего политического опыта. Норвегия — небольшая страна, по соседству с Россией, и все же даже в самые холодные периоды Холодной войны, нам удавалось совместно работать над вопросами энергетики, рыболовства, демаркации морских границ. Это произошло не вопреки сильной НАТО, но во многом благодаря сильной Норвегии в НАТО. В связи с тем, что мы имели сильную систему обороны в рамках союза, может на таких принципах заложены отношения с Москвой», — сказал Йенс Столтенберг.

Говоря о возможном компромиссе, о конструктивных отношениях с Москвой генеральный секретарь на самом деле ставит условия. «Мы должны увидеть, что Россия меняет свое поведение, свои поступки и возвращается к соблюдению международного законодательства и выполнению своих обязательств», — сказал он в Варшаве.

Александр Гольц считает, что шансов на улучшение отношений практически нет: «Они уже поняли, что никакого сотрудничества с Россией не будет. На том же саммите НАТО в Уэльсе заместитель главкома НАТО Брэдшоу десять раз сказал во время брифинга: „No doubt, it’s all about deterrence“. Это все о сдерживании. Это мучительный процесс. Потому что это означает, что они должны отказаться от дивидендов мира, который европейцы имели в последние 25 лет».

На самом деле даже медленно раскручивая маховик противостояния с Россией, НАТО оставляет возможности для политического диалога. Действительно, трудно поверить в то, что, несмотря на всю остроту противостояния, в Москве или в Брюсселе и в самом деле готовы повернуть историю вспять и вернуться к отношениям формата Холодной войны, надо полагать, что они будут всегда оставлять возможности для диалога и сотрудничества. В конце концов генсеком НАТО стал человек, который умеет договариваться с Москвой.