• Четверг, 5 августа 2021
  • $73.19
  • €86.62
  • 70.76

Опять Майдан? Как в Киеве во время стихийного протеста едва не захватили Офис президента

Столкновения участников протеста с полицией на Банковой улице в Киеве 23 февраля 2021 года. Фото REUTERS/Viacheslav Ratynskyi/Scanpix/Leta Столкновения участников протеста с полицией на Банковой улице в Киеве 23 февраля 2021 года. Фото REUTERS/Viacheslav Ratynskyi/Scanpix/Leta

В ночь с 23 на 24 февраля в Киеве состоялись самые масштабные со времен Майдана протесты, сопровождавшиеся драками с полицией, кострами из шин и касок полицейских и прочими приметами стихийной и вольной украинской акции протеста. Митинг под Офисом президента можно назвать спонтанным — пусковым механизмом для его сбора стал приговор, вынесенный судом в Одессе украинскому активисту Сергею Стерненко, которого приговорили к 7 годам и трем месяцам лишения свободы за похищение человека в 2015 году.

Акции протеста разного масштаба прошли еще в 24 городах Украины, а также под посольствами и консульскими службами Украины в городах с наибольшим представительством украинской диаспоры — Варшаве, Кракове, Чикаго и еще почему-то в испанской Малаге.

Толпа передает над головами очередной отбитый у полиции шлем. Киев, улица Банковая, 23.02.2021. Фото Spektr. Press

На сам суд в Одессу отправлялся целый киевский десант поддержки с участием очень известных в стране людей вроде бывшего министра здравоохранения Украины Ульяны Супрун или народного депутата от партии «Слуга народа» Гео Лероса. Группа поддержки Стерненко пыталась блокировать автозак и не допустить отправки осужденного активиста в местное СИЗО.

Кто такой Стерненко?

Сергей Стерненко — одесский активист и блогер с 239 тысячами подписчиков в YоuTube, участник событий на Майдане в Киеве в 2014.

Молодой человек стал известен после целой кампании громких силовых акций. Он выступал против проекта застройки части городского сада Одессы, срывал концерты российских артистов Ани Лорак и Константина Райкина из-за их выступлений в Крыму, организовывал в Одессе марши в поддержку обвиняемых в убийстве публициста Олеся Бузины, который нередко выступал в медиа в поддержку политики России.

В сентябре 2015 Сергей Стерненко был арестован по подозрению в похищении человека. Неизвестные в масках похитили депутата Коминтерновского районного совета Одессы от пророссийской партии «Родина» Сергея Щербича и требовали от него сложить мандат, после чего отпустили. О случившемся стало известно со слов самого депутата, никого из нападавших он опознать не мог, на суды по этому делу ни разу не явился. Сергея Стерненко арестовали вместе с главой «Правого сектора» этого же Коминтерновского района Русланом Демчуком и довольно быстро выпустили под залог, выплаченный бывшим заместителем губернатора Днепропетровской области Геннадием Корбаном.

Стерненко был арестован и в 2017 году за участие в беспорядках вокруг попытки застройки Летнего театра — части Городского парка Одессы. Во время драк камнем был ранен начальник полиции Одессы, активисты сняли ворота Летнего сада и несли их мэру города Геннадию Труханову. В тот раз залог при освобождении Сергея Стерненко заплатил на тот момент губернатор Одесской области нынешний министр здравоохранения Украины Максим Степанов.
В 2018 году на Стерненко было совершено три нападения. В начале февраля его избили около дома, и активист прямо обвинил в организации нападения мэра Одессы.

1 мая Стерненко на улице стреляли из травматического пистолета в затылок, несмотря на ранение жертва с помощью прохожих смогла догнать и задержать нападавшего. 3 мая 2018 года нападавший был арестован судом, но приговора по нему нет до сих пор. В конце этого же мая на фоне историй многих нападений на украинских активистов в регионах и двух не расследованных покушений на Стерненко, возле дома на него и его девушку напали двое. Стерненко отбивался ножом, был ранен в руку и ранил обоих нападавших, один из которых скрылся, второй от полученного ранения скончался.

Это убийство вывело Сергея Стерненко в национальную повестку дня. Во-первых, из-за угрозы жизни он вынужден был переехать из Одессы в Киев. Во-вторых, для украинцев дело Стерненко превратилось в большую историю про право на самооборону вообще и его границы в частности. В-третьих, для пророссийских сил Стерненко стал своеобразным символом не покаранного «националиста-убийцы», его юридическим преследованием занимается целая команда юристов, бывший заместитель главы Администрации президента Януковича Андрей Портнов, судя по его социальным сетям, наказание националиста сделал публичной целью своей жизни. При президенте Украины Владимире Зеленском бежавший из страны в 2014-м Портнов вернулся в Киев и стал довольно влиятельной фигурой, нынешний курирующий органы правопорядка заместитель главы Офиса президента Олег Татаров считается его креатурой.

Дело об убийстве в мае 2018 года в Одессе вышло на уровень генерального прокурора, 11 июня 2020 года Стерненко вручили подозрение (предъявили обвинение- прим. «Спектра») в совершении «умышленного убийства и ношении холодного оружия», следом суд отправил его под круглосуточный домашний арест.

Условия домашнего ареста постепенно смягчались вплоть до 29 января этого года, когда Сергея Стерненко выпустили на поруки народного депутата от партии «Голос» Лозинского.

Суд в Киеве очевидно буксовал, и тут в Одессе вдруг было реанимировано слушание дела о похищении депутата районного совета в 2015 году. Приговор должен был быть зачитан неделю назад, но, когда все явились в суд, внезапно слушание было отложено на неделю. После суда Стерненко утверждал, что оправдательный приговор был уже написан, но под давлением генеральной прокуратуры и Офиса президента судья приговор за неделю переписал наново.

Как бы то ни было, точный текст приговора пока не опубликован, с оглашенного скороговоркой судьей известно главное — подсудимые признаны виновными, взяты под стражу в зале суда и получили по 7 лет и три месяца лишения свободы как Сергей Стерненко так и Руслан Демчук. Приговор с воодушевлением встретили пророссийские спикеры как в Украине, так и и на территории самопровозглашенных республик. Этот приговор вынес судья Виктор Попревич. Он переселенец из Донецка, где в 2009 году журналисты сфотографировали в Донецке большой особняк Попревича, на заборе которого красовалась табличка «Тупик коммунизма», а ворота обрамляли два бюста — Владимира Ленина и Йосифа Сталина.

Драка на Банковой

Походы митингующих под Офис президента на улицу Банковую стали своеобразной традицией эпохи Владимира Зеленского. Именно этот президент Украины открыл улицу перед своей резиденцией для прохожих — при Петре Порошенко она была традиционно перекрыта «из-за террористической угрозы».

«Останови капитуляцию!». Почему в Донбассе опять начались бои, а под окнами Зеленского — протесты сторонников войны до победного конца

Во вторник улицу Банковую перегородили дважды, на перекрестке с улицей Институтской проезжую часть резко сузили автозаками, за которыми стояла колона машин грузовиков полиции, экипированные бойцы плотно перегородили проход, оставив маленькую дыру для одиночных тщательно и вежливо проверяемых прохожих и журналистов. К 20−00 просочиться достаточному количеству людей к Офису президента было невозможно. Сам Офис защищала еще одна плотная шеренга спецназа — по идее за ее спинами должны были демонтировать зимний каток, таков был повод для не допуска протестующих дальше по улице. Понятия «несанкционированная акция» в украинском законодательстве отсутствует — организаторы любого митинга могут просто уведомить городские власти, чтобы те подготовили инфраструктуру, охрану правопорядка и медиков.

Если бы на акцию пришли обычные пять сотен активистов и сочувствующих такие экстраординарные меры полиции были бы успешными, но со всего Киева быстро съехалось на порядок больше народу.

Акция протеста в Киеве на улице Банковой, 23 февраля 2021 года. Фото Spektr. Press

Для начала огромная толпа перегородила улицу Институтскую и устроила там импровизированный митинг, потом под прикрытием народных депутатов звуковую колонку и микрофон пронесли сквозь кордон — эта колонка потом и стала трибуной. Люди забили улицу Банковую на всем ее протяжении между кордонами полиции. В толпе вели прямые эфиры десятки съемочных групп, скандирование: «Киев вставай!» — выходило в прямой эфир.

Пока до них пытался докричаться адвокат Сергея Стерненко Наси Найем, передние ряды начали стычки со спецназом. Наси Найем — известный в Киеве адвокат, брат бывшего народного депутата и журналиста Мастафы Найема, с поста в фейсбуке которого в 2013 году начался Майдан. Сам Наси был призван в армию по мобилизации и год воевал на Донбассе на наиболее горячем участке фронта под Авдеевкой.

Вечером 23 февраля он выступал скорее с позиции голубя — адвокат просил оставаться на месте и требовать от президента Владимира Зеленского выступить с заявлением, определиться со своей позицией. Еще параллельно решался крайне важный вопрос — народные депутаты добивались перевода Стерненко из Одессы в Киев, подальше от мэра приморского города и его людей в СИЗО.

Возле ворот к Офису президента уже шла драка с газом, файерами и дубинками. Первые ряды протестующих заняли активные бойцы, а при усилении шума стычек, появлении дыма или попытке полицейского спецназа отодвинуть толпу от кованных ворот тут же раздавался призыв к огромной колоне «придвинуться поближе» к Офису президента.

«Слышите, тут надо на пороге определиться — или просить высказаться или у нас друга закрыли и нам его надо срочно из тюряги вытаскивать!» — прямо в микрофон во всеуслышание заявил другой, скрытый под маской лидер протеста. «Эй, на х… уберите от меня эту „уголовку“!!!» — вдруг закричал тот же явно опытный боец. Такие ребята из ультрас киевского «Динамо», «Шахтера» и других столичных клубов были хаотично разбросаны по толпе, этот митинг был все же спонтанным, на него подтягивались мелкими группами все, кто был на данный момент в Киеве.

К импровизированной трибуне одного из лидеров группы ультрас киевского «Динамо» «Родичи» начали сносить номерные каски полиции, бронежилеты и другие трофеи, одну из касок с персональным номером конкретного бойца полицейского спецназа в первый момент даже попытались вручить постоянно фотографируемому журналистами возвышающемуся над толпой выступающему. Это и правда могло закончится уголовным делом.

«Нужно отдать каски и бронежилеты полиции, ее нельзя дразнить, я говорила с ними их уже и так накачали рассказами, что тут проплаченные люди!» — рядом с корреспондентом «Спектра» возникла народный депутат Украины Александра Устинова.

Пробиться к Офису было нельзя — там уже шла драка, полиция с палками очередной раз атаковала протестующих.

Старший офицер полиции на противоположном кордоне принял каски и бронежилет без вопросов, не представляясь и не спрашивая документов у народного депутата. Но по возвращении под «трибуной» уже была новая порция касок, шлемы полиции передавали как трофеи над толпой, рядом пара серьезных парней обсуждала — надо ли штурмовать, брать здание и баррикадироваться в офисе президента Украины? Что это даст тактически и стратегически?

В толпе были те же, что и на Майдане, но все же уже совсем иные люди — с опытом. У многих лидеров этот опыт к тому же еще и военный. В толпе под офисом президента невозможно было также не заметить обилия молодежи, впервые вышедшей на протест. «Спектр» видел там неподалеку друг от друга Олега Сенцова с друзьями и учительницу, которая кричала кому-то: «Со мной рядом весь мой 11 класс!».

Во вторник вечером было достаточно символов — типа горящей шины на обочине (как ее пронесли через кордоны?!), флагов Украины и голубых флагов с тамгой крымских татар.

После этого вечера полиция заявила о 27 пострадавших правоохранителях и 24 задержанных протестовавших, которых впрочем в тот же вечер всех распустили по домам.

На улице Банковой в Киеве снова горят шины. Фото Spektr. Press

Акция 23 февраля была спонтанной, стихийной и невероятной по количеству людей и накалу для всех наблюдателей. Совсем недавно в стране одним днем без суда простым решением СНБО о персональных санкциях к депутату подозреваемому в «финансировании терроризма» были закрыты три телеканала, считающаяся пророссийской партия ОПЗЖ со второй по численности фракцией в парламенте в один вечер лишилась всего своего информационного холдинга — вообще без каких-либо видимых протестных последствий для Офиса президента.

Зеленский закрыл три популярных телеканала Украины

Политическая сила Виктора Медведчука не смогла толком ответить на внесудебное преследование — никаких ни спонтанных, ни организованных впоследствии акций протеста не случилось.

«Русская вилка». Как Медведчуку и ЛДНР впервые удалось заставить Зеленского молча предпочесть политику гуманизму, а 4 гражданки Украины остались в неподконтрольных тюрьмах

Приговор Сергею Стерненко вызвал бурю, которая только начинается — на субботу намечена общенациональная акция протеста.

Что будет дальше?

«Главный вывод дня, офис президента не прошел испытание относительно массовым протестом, — говорит „Спектру“ директор „Института мировой политики“ украинский политолог Евгений Магда. — Я полагаю, что дело Стерненко несет для Украины ряд вызовов, которые не лежат на поверхности. Отмечу несколько моментов:
— приговор медийно раскрученному активисту Евромайдана вынес судья с яркими прокоммунистическими взглядами с карьерой в Донецке,
— приговор оперативно из-за спин полицейской охраны прокомментировал господин Портнов, бывший функционер Януковича, позиционирующий себя как рупор АнтиМайдана,
— позиция офиса президента относительно приговора была невнятной, Зеленский уклонился от комментария, хотя был звонок Стерненко из суда (не уверен, что именно Зеленскому),
— Стерненко был готов к вынесению обвинительного приговора, а общество в значительной мере не понимает, по какому делу был приговор,
— вспышка протестов оказалась самой сильной за последние месяцы, и очевидно, что они не сойдут на нет, а продолжатся,
— очень сомневаюсь, что Зеленский и его личное окружение понимают, как вести диалог с протестующими, очевидно, что ему понадобится помощь как минимум министра МВД Арсена Авакова, позиции которого в системе власти усилятся,
— К сожалению, Украина переживает системный кризис, дело Стерненко — яркий катализатор, и есть основания полагать, что он не единственный в обозримом будущем».

Интересным киевским наблюдением является то, что тут мало кто считает, что судья Виктор Попревич принял решение о приговоре самостоятельно. Все твердо уверены, что украинский судейский корпус в своей массе коррумпирован, зависим и управляется в том числе из Офиса президента.

«В Офисе президента Украины именно так искренне представляют себе систему управления страной — они уравнивают балансы! — поясняет „Спектру“ украинский политолог Константин Батозский. — Владимир Зеленский нанес удар по империи пророссийского Виктора Медведчука, сейчас посадил украинского активиста Сергея Стерненко и ждет, как прежде, возвращения тотальной поддержки и любви избирателей всего политического спектра, от пророссийских до украинских правых. Разумеется, это не так! Им на Банковой кажется, что таким образом они консолидируют общество, но на самом деле они его дезинтегрируют. А еще — развращают государственные институты, потому что все происходит в ручном режиме».

В Киеве сейчас царит конспирология, корреспонденту «Спектра» приходилось слышать мнения серьезных экспертов о том, что приговор Стерненко — это мина под президента Зеленского, которую ему подложили политические противники в отместку за прекращение вещания пророссийских каналов. А в истории суда есть странный момент — после вынесения приговора Стерненко поднесли телефон с якобы набранным номером президента Украины и уже осужденный активист сказал в трубку: «Владимир Александрович, спасибо вам за приговор!». Якобы Зеленский ответил: «Зачем вы мне звоните?» — и прекратил разговор.

Сейчас все гадают действительно ли на другом конце провода был действующий президент? В Киеве в этом смысле возможно все.

Нельзя сказать, что протесты в связи с приговором Стерненко организованы только националистическими силами. Для человека с репутацией правого националиста у него есть серьезный как для Украины изъян — бывший лидер одесского «Правого сектора» полностью пропустил войну на востоке страны. Подобные люди в современном Киеве в «патриотической» среде абсолютным авторитетом все же не пользуются.

Реакция на приговор Стерненко — скорее детонировавший запрос общества на справедливость, реакция на невыполненную судебную реформу и явное попрание базового украинского права — на самооборону.

А уже организованная, не спонтанная национальная акция протеста намечена на ближайшую субботу.