Садись, пять. Зачем и для кого в России готовится ужесточение репрессивного закона об экстремизме Спектр
Воскресенье, 23 июня 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Садись, пять. Зачем и для кого в России готовится ужесточение репрессивного закона об экстремизме

Государственная Дума РФ. Фото MAXIM SHIPENKOV/EPA/Scanpix/LETA Государственная Дума РФ. Фото MAXIM SHIPENKOV/EPA/Scanpix/LETA

Российская Госдума в очередной раз решила ужесточить репрессивные законы. На этот раз до пяти лет заключения в России будет грозить за «пропаганду и оправдание идеологии экстремизму». В чем суть новых поправок, разбирался «Спектр» при помощи экспертов.

Новый проект закона об уголовной ответственности за «пропаганду и оправдание идеологии экстремизму» внесен в Госдуму 18 июля, сообщил председатель думского комитета по безопасности Василий Пискарев. Депутат как один из инициаторов законопроекта предложил за это наказывать  вплоть до пяти лет заключения.

Пискарев и группа депутатов предлагают ужесточить статью 280 УК РФ  («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), по которой на сегодняшний день максимальный срок лишения свободы ограничен четырьмя годами. По его словам, «ответственность будет грозить так же за публичное оправдание или пропаганду экстремизма наравне с ответственностью за призывы к осуществлению экстремистской деятельности».

Депутат Госдумы Василий Пискарев. Duma.gov.ru, CC BY 4.0.

Депутат Госдумы Василий Пискарев. Duma.gov.ru, CC BY 4.0.

При чем тут дети

Как обычно, утверждают российские власти, борьба с оппозиционерами совершенно не при чем. На этот раз депутаты — а точнее Кремль, руководящий Госдумой — «волнуются» за детей. По словам Пискарева, новый закон встанет на «защиту детей и молодежи от деструктивного влияния экстремистской идеологии и попыток их вовлечь в противоправную, опасную деятельность».

«Этот законопроект — наша реакция, в том числе на пропаганду так называемого „массшутинга“ — массовых убийств в учебных заведениях и детских садах, — заявил депутат Пискарев. — Нами фиксируются и другие попытки публично оправдать различные экстремистские движения и проявления. Принятие предлагаемых поправок будет способствовать эффективной борьбе с этим злом и защите безопасности России».  

Что имел ввиду Пискарев под термином «другие», не уточнил. Но, как рассказал «Спектру» российский политолог Аббас Галлямов, «система сталкивается со все большим числом проблем, а реагировать на них она умеет только путем закручивания гаек»: «Проблемы множатся, в том числе и на войне. Прежних карательных мер власти уже не хватает. Поэтому она и будет закручивать гайки — пока резьбу не сорвет».

Раздутый экстремизм

«Понятие экстремизма изначально было раздутым, а сейчас потеряло всякие границы. Не думаю, что это [новые поправки] имеет какое-либо значение», — высказал в разговоре со «Спектром» мнение кандидат юридических наук Глеб Богуш, научный сотрудник Копенгагенского университета.

Действительно, кроме увеличения сроков тюремного заключения, поправки, принципиально ничего не меняют. В федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» уже есть определение экстремизма — насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение территориальной целостности РФ, в том числе отчуждения части ее территории.

Но есть и не совсем «прозрачные» моменты. Например, что такое финансирование экстремистов путем «оказания информационных услуг»? Подпадает ли под это описание ситуация, когда кто-то в России будет рассказывать об очередном расследовании журналистов? Или высказывание любой идеи, идущей вразрез с идеологией Кремля (которая к тому же точно неизвестна)?

Раньше по закону, правоприменение которого в России оказывается зачастую ситуативным и избирательным, в зоне особого риска находились наиболее активные критики Кремля противники войны с Украиной. Сейчас, судя новым по размытым формулировкам очередного репрессивного закона, под следствием могут оказаться все недовольные властью. От условных «либералов» до «патриотов». Тем более что чистки в российской армии уже идут.

Опасения Кремля

«Нам в России, следует понимать, если сажают до пяти лет, судят ни за что. „За что“ начинается с лет десяти», — говорит «Спектру» российский политолог Аркадий Дубнов: «Сегодня это „ни за что“ увеличивается на один год. Связано это со временем, когда законопроект появился — после мятежа Пригожина и последнего инцидента на Крымском мосту».

По мнению Дубнова, целью тех, кто инспирирует законопроект, стало «стремление властей напугать людей, готовых пусть слабо, с недоумением, но публично реагировать на действия властей»: «Тех, кто скрыто, молчаливо поддерживал поход на Москву, аккуратно выжидал последствия мятежа».

Такая позиция означает, как считает политолог, «готовность принятия его результатов, если он закончился бы успешно — свержением нынешнего режима». Само по себе Кремль видит в этом опасность для себя. «Или, читая последние сообщения о Крымском мосту, становится понятно, власть не в состоянии обеспечить безопасность этого грандиозного объекта, являющегося гордостью путинского режима, — говорит Дубнов. — Кремль сегодня опасается реакции „глубинного“ народа, у которого накопилась значительная усталость от происходящего, считает — этих людей надо напугать. Один-два прецедента, сделанных публично, еще больше заставят людей замолчать. Поэтому сегодня любое саркастическое замечание в адрес действия властей может считаться поддержкой экстремизма».

По словам Дубнова, законопроект — инициатива единороса, зампреда Госдумы Петра Толстого, известного пропагандиста и борца за общественную нравственность. Вместе с ним и упомянутым Василием Пискаревым документ внесли еще один зампред Госдумы Анна Кузнецова, первый зампред комитета Эрнест Валеев и глава комитета по обороне Андрей Картаполов. 

Учитывая список авторов и положительный отзыв Верховного суда, документ, скорее всего, проходной (то есть станет законом), отмечает Faridaily. Перед выборами президента в 2024 году и на фоне войны российские власти получат дополнительные возможности привлекать к ответственности несогласных.