Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 23 сентября 2020
  • $76.11
  • €89.14
  • 41.80

Ограничители рейтингов или «уши на хрен опусти»

Фото: Reuters/Scanpix Фото: Reuters/Scanpix

Нет, никогда не понять нас иностранцам. Никогда. Они могут выучить Достоевского и Толстого наизусть, но не поймут элементарной фразы типа: «Да нет, наверное, не теплеет — уши на хрен опусти». Стало быть, предысторию наверняка все знают: 26 января S&P снизило рейтинг России до спекулятивного уровня — BB+. Свое решение рейтинговое агентство объяснило ухудшением ситуации в финансовом секторе. Понижение рейтинга России — это «новый удар по Кремлю», написала Financial Times. А утром 28 января стало известно о досадном снижении России в общемировом рейтинге экономической свободы, составляемом Hermitage Capital. В этом году наша держава оказалась в нем на 143 месте, уступив таким странам как Либерия, Таджикистан и Папуа — Новая Гвинея.

Эх. Все, кому это может быть интересным, уже давно не сомневались, что S&P сделает это — для финансовых рынков это было понятно. Собственно, Обама сказал все еще за неделю до решения S&P — в Конгрессе он объявил, что благодаря США экономика России оказалась «разорванной в клочья» в ответ на украинский кризис.

Опять же, всем было понятно, что ситуация носит политический, а не экономический характер. Если принято решение дожимать Россию — то ее будут дожимать в том числе и по линии снижения рейтингов, это будет один из видов санкций.

…Это было, это есть, и это будет — так устроен мир. Очень высокопоставленный человек из руководства МВФ (в отставке) как-то рассказывал мне, как на него оказывали давление по поводу неснижения рейтинга Ираку, когда Ирак существовал как вполне себе американская история.

А еще помнится, как во время афганского конфликта (и жестких санкций) в СССР были основаны вполне успешные и крупные совместные предприятия — например, по ловле рыбы, и все они отлично существовали вплоть до середины 90-х, а их смерть наступила из-за рейдерской бандитской атаки. А при Леониде Ильиче им было очень хорошо. То есть при санкциях.

Это было во-первых. Теперь во-вторых: уже существующие санкции, да к тому же падение цен на нефть, могут привести к большим проблемам — в России, разумеется. И это уменьшит платежеспособность — России, опять же разумеется. Но вот это вот «во-вторых» — на само деле у меня для красного словца, а также для очистки совести — вот, дескать, есть и второй фактор. Хотя на самом деле его практически нет. Политика — вот сейчас основная, единственная и главная причина всего.

Украина. И с этим все и всем понятно.

Что снижением рейтинга России говорят инвесторам? А то, что они должны бояться. Должны бояться того, что в ответ на более жесткие действия ополченцев будут введены меры, которые не позволят российским компаниям исполнять свои обязательства. При нынешних обстоятельствах они пока исполнять свои обязательства могут. А смогут ли дальше — неизвестно.

Однако российский бизнес успел почувствовать, что те санкции, которые действуют негласно — они более действенные и жесткие, чем официальные санкции.

Что такое неофициальные санкции? А это санкции никем особенно не объявленные. Это когда иностранные банки отказываются работать с клиентами из России. Отказываются делать переводы клиентам из России — причем компаниям, которые не связаны с государством и вроде бы не должны под санкции подпадать. Но российские компании сталкиваются с большими сложностями при перечислении им средств на их счета за рубежом. Усложнились и процедуры закупок за рубежом.

При этом международным инвесторам дали понять (ок — США дали понять, это да): санкции будут ужесточаться. Имейте в виду, вы — международные инвесторы — можете пострадать. Мы предупреждаем. Для этого есть S&P и другие экспертные оценки.

Такие предупреждения сказываются вовсе не на возможности, а на желании работать вообще. Причем сказываются на желании работать прежде всего инвесторов, которых не интересуют нефть и газ. Все же понимают, что, например, компания Exxon Mobil Corporation работала бы в России до последней минуты, если бы не санкции, которые, по факту, все же ввели американцы.

В общем, к российскому бизнесу стали относиться с гораздо большим подозрением и опаской, чем раньше. Желающих на собственном деловом опыте проверить справедливость 153 места в рейтинге экономической свободы становится все меньше, и иногда действительно полностью незаконно отказывают в платежах, и никакая маржа никого уже не интересует.

Однако понижение рейтинга России до мусорного — это не только «новый удар по Кремлю», но и очередной, в том смысле, что таких ударов еще будет десяток-другой. Это очередной звоночек. И это, конечно, пока не критично. Но все же.

У многих инвестиционных фондов, которые инвестируют в ценные бумаги и облигации, в долговые бумаги государств, есть обязательство, что они имеют право вкладывать деньги инвесторов только в те бумаги, которые имеют рейтинг. А такие бумаги никак не могут иметь рейтинг выше, чем суверенный рейтинг государства — за снижением суверенного рейтинга снижается и рейтинг этих ценных бумаг. Соответственно, все инвестиционные фонды — а их очень много — будут обязаны продать эти обязательства (бумаги) по любой цене. Они не имеют права продавать их в пакете. А если они уже есть, их нужно будет скинуть по любой цене.

Это вызовет обвал.

Обвал вызовет лавину банкротств.

И это ж только первое приближение. Дальше — ждем апреля. Потому что для инвестиционных фондов ценная бумага считается не имеющей рейтинга, если это подтверждено двумя из трех мировых рейтинговых агентств. Три — это S&P, Fitch Ratings и Moody’s Investors Service.

У Moody’s плановое заседание в апреле — если раньше ничего экстренного не произойдет. Если и Moody’s в апреле снизит рейтинг России до мусорного — это будет очень плохо, причем всем. А пока — последний звоночек. Осталось три месяца.

Но! Но вот все эти меры и мероприятия окажут на правящую элиту России ровно противоположное воздействие. Потому что «уши на хрен опусти». Потому что они нас не понимают. Ведь российская элита не дура. Это только в Фейсбуке считают, что они там идиоты, а мы умные. Они умеют считать, и у них все хорошо с деньгами. Как они рассуждают? А вот так примерно: «Ах, вы хотите сделать нам хуже? Тогда мы идем на Киев. А чего нам терять? Уже санкции, уже плохо. Иди-ка теперь на меня повлияй».

И они правы. Потому что они преферансисты, они хорошо считают. Каждая санкция, каждый пункт понижения рейтинга снижает им ограничители. А у Запада остается все меньше и меньше рычагов влияния на ситуацию. Это не остановит войну на Донбассе. Наоборот — может ее подхлестнуть. Ведь ограничители уходят один за другим. Да, российские предприниматели недовольны, но кто их спрашивает? Вон Россия со времен обретения независимости и до 2005 года вообще жила без рейтинга, и ничего. И инвесторы толпами приезжали, и Сорос сильно интересовался. К тому же и резервов тогда не было, а сейчас их на два года за глаза хватит.

А потому российская элита может еще и подхлестнуть войну. Потому что, чем меньше ты оставляешь полей для торга с Кремлем, тем жестче будет позиция Кремля. А вы говорите — рейтинг.