Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 12 августа 2020
  • $73.11
  • €85.87
  • 44.62

«Одним днем». Врач-психотерапевт, к.м.н, о том, как не сойти с ума от страха перед коронавирусом

Vitaly Nevar/TASS/Scanpix/LETA Vitaly Nevar/TASS/Scanpix/LETA

Новости о разрастающейся в мире пандемии коронавируса заполонили все информационное пространство. Оставаться равнодушным - невозможно, а впадать в уныние и панику — совсем не хочется.

О том, как сохранить душевное равновесие и на что переключить свои мысли «Спектр» спрашивал у кандидата медицинских наук, врача-психотерапевта Александра Литвинова.

— Александр Викторович, главный вопрос — как не зацикливаться на новостях о коронавирусе и всяких тревожных известиях, связанных с эпидемией, когда только об этом все и говоря?

— Вы знаете, я тут поддерживаю булгаковского профессора Преображенского: «Не читайте за обедом советских газет! — Так ведь других нет? — Вот никаких и не читайте». Много знаний — много скорби. Мой совет: как только почувствовали эту атмосферу истерии, которая подогревается различными диванными экспертами (они только несколько дней назад были непререкаемыми специалистами по курсу доллара, а сегодня вдруг стали вирусологами, энтеребиологами и эпидемиологами) и звучит в новостях, которыми кишит сегодня по большей части интернет и во многом телевидение и радио официальное — отойдите, так сказать, сразу в сторону. Переключайтесь на телеканал «Культура», слушайте классическую музыку, смотрите хорошие фильмы.

Нельзя запретить, конечно, себе все эти новости читать, это может дать обратный результат. Но все же надо максимально сосредоточиться на том, на что вы действительно можете максимально повлиять. На том, что вы можете прямо сейчас сделать. Погладить кота, например. Написать кому-то теплое письмо, вспомнив, что у него день рождения. В психотерапии есть такое понятие — зона, свободная от конфликта. Вот как-то плавно, деликатно нужно уходить в эту зону, сосредоточившись на том, что вы можете сделать.

Конечно, никто при этом не отменяет обязательности гигиенических мероприятий, которые в этих условиях ровно таки же, которые необходимы каждый год, скажем, во время сезонного гриппа. Почаще мыть руки, поменьше выходить из дома — «не выходи из комнаты, не совершай ошибку», как советовал Бродский, если, конечно, есть такая возможность. И, воспользовавшись случаем и определенным ограничением привычных своих передвижений и действий, сосредоточиться на чем-то важном внутри себя. Поразмышлять. Принять это не как — «за что, Господи?», а принять это как — «для чего, Господи?». Подумать, чему нас может научить эта ситуация. И ключевой, как сегодня принято говорить, слоган: будь здесь и сейчас. А не там и тогда.

Я очень люблю одну притчу. О человеке, который жил в одиночестве, без прислуги и без посудомоечной машины. И он страшно не любил мыть посуду. И вот он придумал для себя одну уловку. Он мыл посуду не каждый день, но в те дни, когда ему приходилось это делать, он заваривал себе особенный, элитный чай, который не мог себе позволить пить каждый день. Такой у него был бонус самому себе. И вроде все правильно, вроде он себя обманул и подбадривает его взгляд на чайник, заваривающийся в ожидании, пока он завершит неприятное занятие. Но проблема в том, что когда он наконец заканчивает мыть посуду и приступает к чаю, он по инерции начинает думать о той посуде, которая через три дня опять будет его радостно ждать в раковине.

Мораль этой истории проста. Когда моешь посуду — то мой посуду, черт возьми. А когда пьешь чай — то пей чай. Позволь себе сосредоточиться на этом!

Подобная осознанность будет эффективна. Без конца мы слышим цифры — сколько заболело в мире, сколько умерло. Задайте себе вопрос: вы можете как-то на это повлиять? Нет. Тогда о чем говорить? Как в старом анекдоте про двух американских солдат перед боем, один нервничает, а другой нет. И первый, дрожащий, как осиновый лист, спрашивает второго: ты что, не нервничаешь?! А второй отвечает: а что, это помогает?

Конечно, нельзя себе запретить тревожиться. Но надо позволить себе (ключевое слово — позволить) какие-то еще имющиеся в наличии, в привычном арсенале, способы реагирования. Осмотритесь — что-то обязательно найдется. Книга, которую захочется перечитать. Стихи, которые вспомнятся — и ты их прочтешь, про себя, или, если есть кому — то тому, кто рядом. Не хочу совсем уходить в метафизику, но без нее и не обойтись. Что, если все происходящее — это призыв неких высших сил к тому, чтобы сосредоточиться на реальности? Пусть она скромна, незатейлива, но — будь здесь и сейчас.

Александр Литвинов. Фото с личной страницы на Facebook

Александр Литвинов. Фото с личной страницы на Facebook

— Как объяснить все это пожилым людям? Как помочь им меньше тревожиться? Они в группе риска, они знают об этом. Помочь им физически — купить продукты, привезти лекарства — очень важно, но ведь хочется еще и психологически их поддержать, помочь поменьше переживать.

— Необходимо побольше с ними разговаривать. О том, что вас с ними объединяет. Общие воспоминания. Вполне естественно возникающие во время беседы темы, затрагивающие их лучшие годы. Воспоминания о том времени, когда те самые привозящие им продукты и заботящиеся о них взрослые дети были маленькими. Максимально показать, что вам это интересно.

Старикам очень важно, что они интересны молодому поколению. Очень важно продемонстрировать не прикладной, патронажный, так сказать, интерес в формате социальных работников: «ты просил гречку — вот тебе гречка, 30 кило, и ящик туалетной бумаги стоит в прихожей» — и уехал. И забыл. Необходимо помочь старшему поколению пережить не саму эту пандемию. Но показать искренний, личный интерес к их личностям. Не для галочки спросить старика, как же он поступал в пятдесят лохматом году в МГУ. А показать, что вам действительно не все равно.

И знаете, мне кажется, большинство сможет без принуждения войти в этот поток, который так важен старшим. Увидеть и понять, насколько они, старики, интересны. Не как мебель в антикварном магазине, которой молодежь может восхищаться, — надо же, какие ручки, какие ящички! — но домой не купит. Не сюсюкать. А проявить человеческую заинтересованность. Дать старикам почувствовать преемственность.

«Всему виной излишняя взволнованность населения». Почему пустеют полки магазинов, сумеют ли регионы создать запас продовольствия и что будет с ценами

— А как быть супружеским парам, которые из-за введенных ограничений вынуждены проводить гораздо больше времени вместе, зачастую в квартире, где нельзя разойтись по комнатам и отдохнуть друг от друга? Говорят, в Китае после того, как был снят строгий карантин, резко возросло количество заявлений на развод — люди, выйдя, так сказать, на волю, банально побежали разводиться.

— Ну, значит, такова была цена этого брака. Значит, вся эта история с вирусом и вынужденной изоляцией — не причина, а повод, диагностическое средство, которое таким драматичным, порой трагическим путем, но заставило людей сделать такой выбор — разойтись. Принять то, что нельзя изменить и искать мудрость, чтобы изменить то, что еще можно — это не значит опустить безвольно руки. Надо разбираться в собственных отношениях.

Про это много говорят. На одном из ресурсов в интернете была картинка: кадр из знаменитого кинофильма «Сияние» по книге Стивена Кинга, с Джеком Николсоном в главной роли — помните, он там превращается в такое чудовище. И вот кадр — сидит герой Джека Николсона за рулем, еще не агрессивен, вполне нормален с виду, улыбается. Рядом жена, сын наклоняется с заднего сидения и спрашивает: пара недель в изоляции вместе с семьей, что может быть плохого?!

Или показательная шутка, которую мне присылали из Израиля, когда там только вводили ограничения: «в Израиле зафиксирована первая смерть от коронавируса — жена придушила мужа во время четырехдневного карантина».

«Закрыто на карантин». Как в разных странах мира люди живут в условиях жестких ограничений и правил, введенных из-за коронавируса

— И как же не загрустить, за что зацепиться?

— Есть одна тема — ее инициировал великий мыслитель, этнограф, антрополог прошлого века Грегори Бейтсон, сборник его статей так и называется — «Экология разума». Чрезвычайно важно воспользоваться случаем и навести порядок настолько, насколько это представляется возможным, в своем внутреннем мире, в своем жизненном пространстве. Думать о том, что ты еще можешь сделать, чему можешь научиться. Порадоваться тому, что ты прожил еще один день. Это же дар свыше.

Люди переживают из-за ограничений. Но если опять зайти на метафизическую территорию, эти наши общечеловеческие ценности, мир без границ… Это ведь метафора психического аппарата. Мир есть внутри, и мир есть вовне. И вот если мир внутри без границ в прямом смысле этого слова — то это, вообще говоря, называется психоз. Границы должны быть. Это не значит, что нужно возводить Берлинские стены. Бетонные плиты не нужны. Но какие-то рамки все же должны быть. В том числе, между культурами.

Поэтому — цените то, что есть. Знаете, говорят, что есть два дня, в течение которых никто из нас абсолютно ничего не может сделать. Один день называется «вчера», а второй день называется «завтра». Сегодняшний день, все-таки, самое ценное и реальное из всего, что есть.