Один дома. Путин стал пропускать важные саммиты и превратился в политического отшельника Спектр
Понедельник, 28 ноября 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Один дома. Путин стал пропускать важные саммиты и превратился в политического отшельника

Владимир Путин проводит совещание с членами Совета безопасности в режиме видеоконференции. 19 октября 2022 года. Фото GAVRIIL GRIGOROV/EPA/SPUTNIK/Scanpix/Leta Владимир Путин проводит совещание с членами Совета безопасности в режиме видеоконференции. 19 октября 2022 года. Фото GAVRIIL GRIGOROV/EPA/SPUTNIK/Scanpix/Leta

За последние дни в Азии прошли три крупных международных саммита — G20 в Индонезии, АСЕАН в Камбодже и АТЭС в Таиланде. Ни на одном из них не присутствовал Владимир Путин.

Эти международные форумы ясно показали одну вещь: на мировой арене Владимир Путин сейчас отодвинут на второй план, пишет CNN. Российский лидер подвергся осуждению за войну в Украине, недовольство которой в мире, судя по всему, возросло.

Участники саммита АТЭС в итоговом заявлении осудили агрессию России против Украины. «Большинство членов резко осудили войну в Украине и подчеркнули, что она причиняет огромные человеческие страдания и усугубляет существующие проблемы в мировой экономике», — говорится в заявлении. Там также говорится, что «были и другие взгляды и разные оценки ситуации». Кто именно не согласился с итоговой формулировкой, не уточнялось.

Документ почти дословно повторил итоговое коммюнике саммита G20, в котором также заявлялось об осуждении войны «большинством членов», но отмечалось и наличие «других оценок».

Прошедшая неделя также показала, что Путин становится все более изолированным, он затаился в Москве и не желает даже встречаться с лидерами других стран на крупных саммитах.

Среди причин этого — боязнь возможных политических маневров против Путина, если он покинет столицу, одержимость личной безопасностью и желание избежать сцен конфронтации, тем более — на фоне ощутимых потерь на фронте, считает старший научный сотрудник Фонда Карнеги Александр Габуев.

Даже среди стран, которые не заняли жесткой линии в отношении России, по некоторым признакам, терпение кончается. Если не в отношении самой России, то поводу тех побочных эффектов, которые несет развязанная Россией война: проблемы с энергоносителями и продовольственной безопасностью, растущая инфляция в настоящее время сильно бьют по экономике стран во всем мире.

Индонезия, принимавшая у себя G20, прямо не осудила Россию за вторжение, но ее президент Джоко Видодо заявил мировым лидерам во вторник: «Мы должны положить конец войне».

Индия, которая является одним из ключевым покупателем российских энергоносителей, несмотря на то, что Запад в последние месяцы избегал российского топлива, также повторила свой призыв «найти способ вернуться на путь прекращения огня» на G20. Итоговая декларация саммита включает фразу: «Сегодняшняя эпоха не должна быть эпохой войны» — формулировка, которая почти один в один повторяет фразу, которую Моди сказал Путину в сентябре, когда они встретились в кулуарах саммита Шанхайской организации сотрудничества в Узбекистане.

Изоляция России выглядит еще более острой на фоне дипломатического турне Си Цзиньпина по Азии на этой неделе.

Хотя администрация президента США Джо Байдена назвала Пекин, а не Москву, «самым серьезным долгосрочным вызовом» мировому порядку, западные лидеры демонстрировали отношение к Си Цзиньпину как к ценному глобальному партнеру. Многие из них встречались с китайским лидером для расширения связей и сотрудничества.


СЛЕДИТЕ ЗА РАЗВИТИЕМ СОБЫТИЙ В ТЕКСТОВОЙ ХРОНИКЕ В НАШЕМ ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛЕ


Тем не менее до глобального консенсуса в отношении России пока далеко. Некоторые азиатские страны задаются вопросом, не являются ли меры по осуждению России частью американского стремления ослабить Москву, отметил Кантатхи Супхамонгкон, эксперт по азиатско-тихоокеанской политике исследовательского центра RAND и бывший министр иностранных дел Таиланда.

«[Эти] страны говорят, что мы не хотим быть просто пешкой в этой игре, которую можно использовать для ослабления другой державы», — сказал он.