Очертательная геометрия. Как менялся женский силуэт в ХХ веке? Спектр
  • Понедельник, 29 ноября 2021
  • $74.91
  • €84.49
  • 74.69

Очертательная геометрия. Как менялся женский силуэт в ХХ веке?

Последний показ Жана-Поля Готье летом 2020/Фото Laurent Vu/Scanpix/Leta Последний показ Жана-Поля Готье летом 2020/Фото Laurent Vu/Scanpix/Leta

Умер Пьер Карден, но мода как жила, так и будет жить сколько живо само человечество. От того, как оно живет, зависит и сама мода… Как от корсетов и шляп размером с НЛО мир дошел до крошечных шляпок-клош, а потом и вовсе отказался от них в пользу красивых причесок? Как от юбки-карандаш мы пришли к мини? И почему в 1980-е появилась одежда из CD и мусора?

Каждый день мы становимся свидетелями изменений — в том числе, в культуре, искусстве и моде. Рассматривая виды одежды, изменения силуэта, нововведения и тенденции, мы получаем ключ к пониманию целой эпохи. На примере ХХ-го века попробуем так и сделать.

1890-е — начало ХХв. Долой корсеты и турнюры

Вот, например, в самом начале прошлого века исчезает турнюр. Это такое интересное явление, которое пришло к нам в период модерна и символизма — когда было актуальным несколько утрированное восприятие женщины с утрированием же каких-то отдельных частей ее тела.

Дама в платье с турнюром. Конец XIXв.

Дама в платье с турнюром. Конец XIX в./Фото akg-images/Scanpix/Leta

Турнюр — модное в 1870—1880-х годах приспособление в виде подушечки, которая подкладывалась дамами сзади под платье ниже талии для придания пышности фигуре. Еще он бывал в виде сборчатой накладки на задней верхней части юбки, что формировало характерный силуэт с очень выпуклой пятой точкой. Кажется, Ким Кардашьян знала, кем вдохновляться.

Так вот, начало века ознаменовалось отказом от турнюра, а в 1906 году — и от корсета. Которые при этом существовали в европейской культуре со времен готики, с 13-го века. Так как же от сказочных пышных платьев в пол и шляп, на полях которых, кажется, могла бы поселиться семья ленивцев, мир пришел к совершенно иному силуэту?

Открыл ХХ-е столетие Серебряный век. Вообще, отмечу сразу важное: вот мы говорим, Серебряный век, да? Мы называем его «эпохой». А еще век — ведь это столетие.

Так вот, этот «век» и «эпоха» на самом деле охватывают примерно одно поколение, лет в 25 приблизительно — от литсалонов в Петербурге 1890-х гг. до смерти Блока, Хлебникова, Гумилева и других ярких поэтов, и начала активности Советской власти. Но значение у него исключительно глобальное, притом, как в масштабе пространства, так и в масштабе времени. У человечества за всю его историю непрерывного развития время от времени случались такие скачки, когда вроде происходит какое-то просто очередное открытие или изобретения, но они тянут за собой целый шлейф остальных явлений, новых тенденций, изменений. Это не просто одно самостоятельное открытие, это явление, влекущее за собой другие явления. Например, в 1450 году изобретен печатный станок Иоганна Гуттенберга. Параллельно совершаются великие географические открытия. И вот, станок печатает, а значит, быстрее и дешевле множит книги, доступные прежде лишь духовенству и знати, карты; первые паззлы появились именно тогда — как игра-познание мира через разрезанные на кусочки карты на картоне, которые потом нужно было собирать, рецепты, любые знания вообще. То же и с появлением мануфактур, ткацкого станка. С промышленными революциями. Потом появятся газеты, новые жанры в искусстве.

И вот в XIX веке таких влекущих за собой множество других явлений получилось больше, чем за всю предыдущую историю человечества. Фотография, метро, телефон, телеграф. Невероятно! Телеграф нивелирует расстояние, фотография останавливает время… Двигает рекламу, продажи, полностью переформатирует культуру бытия. На фоне промышленного и технического развития люди ощутили нехватку красоты, сказки, романтики.

Миру этот перелом и несостыковка подарили символизм — сначала на западе, конкретно — во Франции. Потому что там вообще чутко реагируют на несостыковки как на признак дисгармонии, отсутствие красоты. Просто вот внешней, визуальной — и ее начинают добирать извне, сами, создавая что-то. Так и появился прекрасный нарядный многоцветный символизм. А во Франции так остро реагируют на недостаток красоты и ищут ее повсюду или создают активно сами — красоту и все, что вообще дарует наслаждение, потому что там, в этом ареале Средиземноморья, Балкан и Апеннинского полуострова — исторически развивалось место колыбели европейской цивилизации вообще. Ведь это именно оттуда пришли культура сначала Древней Греции и потом — Древнего Рима. Там климатически и географически разнообразнее ландшафт, сезоны, там есть чем насладиться глазу и телу вообще, и из-за изобилия еще и времени на второстепенное остается больше — собственно на искусство и на философию. И если там этого вдруг перестает хватать, природа быстро это компенсирует. Из Франции символизм распространился всюду по Европе.

Все это и привело мир к увлечению философией, к некоей попытке соединить религию и науку. Отсюда же — любовь людей того времени к эзотерике, мистике, обращение к мифам, фольклору, философии древности или Востока.

В моде — то же самое. И потому-то сначала женщину закутали в пышные платья, как у сказочных королев, потому что этой сказки всем не хватало. В символизме и модерне конца позапрошлого века, с их устремленностью к сказочному, таинственному, романтичному, мода предполагала нагромождения дополнения, аксессуаров, пышных фасонов и щедрого кроя. Но в Серебряном веке, уже в начале прошлого столетия и этой сказкой все пресытились и снова обратились к тому, что давала реальность. Женщина уже открыто не хотела таскать на себе половину шкафа из перьев, вуалей, турнюров и пуха. Она наоборот захотела не отставать от текущего времени — ездить в новом лондонском метро, кататься в открытом автомобиле, на велосипеде или мотоцикле. Играть в теннис и танцевать, не запутывая окружающих в шлейфе своего платья.

Но при переходе к ХХ веку всей этой чрезмерности пришел конец — просто потому что это не удобно. Если хочешь проехаться в новомодном метро или трамвае, нужно что-то более актуальное.

1920-е — феминизм и унисекс

И именно поэтому к 1920-м годам мы видим платья покороче — до середины икры. Они уже, почти цилиндрически покрывают фигуру. Женственности с удобством место есть — но теперь это не инквизиторские корсеты и банты, перетягивающие талию, а тонкие пояски хоть на бедрах, хоть под грудью.

Мода 1920-х

Мода 1920-х/Фото akg-images/Scanpix/Leta

Шляпки тоже остаются — но для занятий спортом придумана шляпка-канотье, а для прочих случаев — шляпа-клош, как бы котелком прикрывающая голову.

Шляпка-клош

Шляпка-клош/Фото Koczot/Pixabay

Вроде как головной убор по-прежнему есть, но на его полях «кукурузнику» уже не приземлиться. С прическами то же — «каре», повторяющая абрис лица, но не мешающая жить. Стрижка «гарсон» — и вовсе под мальчика. Элегантность остается, но теперь под ручку с удобством.

Мечты о сказке или Востоке не совсем еще покидают умы модников тех лет. Художник «Русских балетов» Дягилева Леон Бакст, создавая эскизы балетных костюмов, вдохновлялся восточными и древнегреческими нарядами. Туники, платья с этническим орнаментом или в стиле японских кимоно были невероятно популярны.

Тогда же восходит звезда Коко Шанель и ее подхода к женской моде. Комбинирующиеся друг с другом разные элементы костюма позволяют даме оставаться модной, не «зависая» часами над гардеробом. Силуэты всегда лаконичны, предельно минималистичны и при этом невероятно элегантны, с этим непреходящим ощущением шика. Нравятся дамам той эпохи и эксперименты Шанель с использованием мужского свитера в качестве основы для платья, заимствование морской тематики в женской одежде.

1930−1940е — преддверие войны. Золотой век Голливуда

Наевшись досыта такого освобождения от ненавистных нашлепок на зад или утягивающих до выпученных глаз корсетов, наигравшись в кабуки или увлечениями древними культурами, мир снова заскучал по привычной красоте. Первая Мировая уже кончилась, революции отгремели, первые волны мигрантов из России уже расселились потихоньку по миру в ожидании возвращения, которого никогда не будет. Второй Мировой еще ничто не предвещало, параллельно развивалось кино. Оно становится эталоном для индустрии моды, а одеваться, как актрисы, мечтают все девушки. Юбки снова удлиняются. Происходит отход от прямого силуэта арт-деко и возвращение к традиционным женственным формам. Главный компонент — ярко подчеркнутая талия, юбка в пол и дорогие ткани. Платье должно сидеть как влитое, идеально подчеркивая фигуру.

Голливудская звезда 1930-х Джин Харлоу

Голливудская звезда 1930-х Джин Харлоу/Фото Jean Carpentier/Scanpix/Leta

Грим и костюмы для кино всегда более яркие, выдающиеся, но кто же обращал на это внимание! Поэтому и в повседневности женщины стремились достичь такого же сногсшибательного эффекта, как актрисы в кино. Макияж был максимально контрастный и четкий, с ярко-выделенными бровями, глазами и губами. На пике популярности оказались длинные многослойные юбки, плечики-фонарики, полоска и яркий крупный принт, бисер, меха, дорогие ткани, возвращение к красоте фигуры.

1940-е. Война и ее «не женское лицо»

Еще немного и мир пришел бы к возвращению (обогащенному новым временем) к женственным и даже роскошным формам прошлого. Но — наступили 40-е. а с ними — война. Мировая промышленность, как и легкая, начала работать на обеспечение фронта. Ткани становятся дефицитом, ведь был запрет на использование хлопка, шелка, кожи не для военных нужд. В результате этого, в крое женской одежды 40-х годов господствует минимализм и преимущественно отсутствуют какие бы то ни было пышные декоративные элементы, драпировки и прочие детали, требующие дополнительного метража ткани. Юбки становятся короче, преобладают низкокачественные заменители — минималистичные наряды из вискозы и ацетатного шелка.

Отличительная черта вещей того времени — мелкий цветочный принт, а еще расцветка — горошек. За рубежом было понаряднее и особенно вечерние платья — с драпировкой и плиссировкой.

Стиль 1940-х

Стиль 1940-х/Фото Shirley H/Scanpix/Leta

Стиль сороковых — это юбки-карандаши и пиджаки с квадратными плечами, платья-рубашки и туфли на среднем каблуке. Одним из основных элементов одежды в 40-е годы 20 века стала очень узкая юбка-карандаш длиной чуть ниже середины колена. Ткань в больших количествах нужна была для военных целей, вот женщины и «ужимались» в буквальном смысле. Платье-рубашка напоминает военную форму. Модный наряд часто дополняется поясами или ремнями, клапанами на больших карманах и погонами на плечах — всё в стиле милитари. Цветовая гамма состояла из самых скромных оттенков синего, чёрного, коричневого и цвета хаки. Наряды шили либо однотонными, либо с очень мелким рисунком, чтобы минимизировать количество ненужных обрезков ткани. А фасоны одежды немного напоминали мужской крой — широкая линия плеч, которая компенсировалась акцентом на талии в виде тоненького пояска. Жакеты были с квадратными плечами с подплечниками, ремни изготавливались подобно армейским, карманы шили объемными.

На смену шляпам, кажущимся излишеством во время войны, пришли шарфы, платки и береты, особенно это справедливо в отношении нашей страны. Иногда использовали обычные отрезы ткани, которые завязывались в тюрбан или подобие армейской пилотки.

Форма так называемых кубинских или пуэрториканских тюрбанов напоминала те головные уборы, которые носили женщины, работавшие на сахарных плантациях в этом островном бассейне. Здесь чувствовалось влияние испанской или либерийской моды. Причёска сороковых годов постоянно открывает лоб, был популярен и валик над головой, который составлял основу причёски. А еще в моде были косы. Их укладывали «бараночкой» или «корзиночкой».

В общем, все процессы были, как всегда взаимосвязаны — в тылу носили то, что «оставалось» после военных, но такой схожестью цветов и форм одни как бы дополняли друг друга и поддерживали.

1950-е — 1960-е. «Песочные часы», гламур и роскошь

После окончания войны Кристиан Диор производит революцию в моде, возвращая дамам возможность снова ощутить себя женственно — итак, индустрию моды буквально взрывает стиль NewLook, популяризировавший овальный и прямой фасоны, так же известный как «песочные часы».

Образ

Образ «Песочные часы», Кристиан Диор/Фото Mary Evans Picture Library /Scanpix/Leta

Кринолины, узкие лифы, огромное количество материи для пошива платьев и костюмов, шляпки, более напоминающие произведения искусства. Ну и больше свободы и сытости предполагает большее разнообразие — опять царит эклектика и торжествуют сразу несколько направлений. А вот песочные часы, прически, стиль из кино — это по сути, снова Золотой век Голливуда, гламур — вторая волна — первая была до войны. Это время ассоциируется с некоторыми кинозвездами и другими медийными личностями. Одна из самых известных — Одри Хепберн.

Актриса Одри Хепберн. Фото распространяется по лицензии creative commons

Актриса Одри Хепберн. Фото распространяется по лицензии creative commons

Конечно, она стала примером элегантности в 1950—1960-х гг. Длинное черное платье, которое оставляет открытыми плечи, перчатки, высокая прическа, жемчуг и бриллианты. Возвращается в целом эпоха кино как законодателя моды — теперь еще и европейского кинематографа. Образцом элегантности стали и первые леди, например, Жаклин Кеннеди. Женщины восхищались ее приталенными костюмами в сочетании с шляпками-таблетками и солнцезащитными очками.

1960-е. Хиппи, мини, музыка как законодательница мод

Остаются актуальными платья с пышной, летящей юбкой. Баленсиага полностью изменил силуэт, расширив плечи и избавившись от линии талии.

Пальто-кокон

Пальто-кокон/Фото Palupi/Scanpix/Leta

Он создал объемные жакеты сферической формы, платье бэби-долл с завышенной талией, пальто-кокон, юбку-шар и мешковатое платье. В 1959 году Баленсиага выпустил коллекцию «Empire line», где были представлены платья с высокой линией талии и пальто, напоминающие кимоно.

Образы 1960-х

Образы 1960-х/Фото akg-images/Scanpix/Leta

Появляется и новый тренд — трапеция. Способствовала ее популярности Бриджит Бардо. Платья в стиле 60-х годов обычно очень яркие: желтые, розовые, синие. Трапеция и прямые модели сами по себе лаконичны, поэтому принты помогают сделать их более интересными. Актуальны клетка и горох, цветочный рисунок, геометрические принты. Платья того времени часто украшены крупными пуговицами, отложными воротниками и накладными карманами.

В 1959 году на экраны выходит французский фильм «Бабетта идет на войну» с Бриджит Бардо в главной роли. Небрежно взбитая прическа с начесом, несмотря на то, что на её создание у модниц уходит немало времени, становится суперпопулярной.

Здесь эклектики не меньше, чем в Серебряном веке! Мини, платья-коконы и «песочные часы», синтетическая одежда, увлечение поп-артом и гламуром, а еще — космосом. Вдохновленный освоением космического пространства и первым полетом в космос в 1961 году, Курреж выпустил «Космическую эру», насытившую моду тех лет новыми элементами. Головные уборы, похожие на шлемы, серебристые синтетические материалы и белые полусапожки из винила на низком каблуке, переливающиеся холодным металлом ткани, причудливые футуристичные формы, принты в виде звезд и планет.

«Космический стиль» разрабатывал и Пако Рабан, создавая одежду и аксессуары из металла и пластика.

Версию «космического стиля» в 60-е демонстрирует и Пьер Карден. Это конструктивные костюмы с мини-юбками, свитеры, брюки, кожаные куртки с молниями, комбинезоны.

После фестиваля «Вудсток» в 1969-м году миром моды начинает править музыкальная индустрия.

Первое поколение детей, выросших вне войны, не хотело их, получило возможность учиться и путешествовать по миру. Им хотелось только мира и удовольствий, никаких обязательств и условностей. Отсюда — полный отказ от «приличной», новой, дорогой одежды. Порой отказ от одежды вообще.

Теперь на них ориентировался мир моды, внедрив в образы этнику и сексуальность.

1970-е. Всего да побольше!

Итак, хиппи еще шествуют по планете. Их одежда — без половых различий, небрежна, основана на сочетании этно и ковбойского стиля — рваные джинсы, рубашки, расшитые индейскими орнаментами, фенечки и хайрайтники. Образы хиппи появляются в рекламе, открываются магазины, где продаются фенечки и потертые джинсы. Культуры хиппи переосмысляется высокой модой, «эстетики помойки» выходит на подиум

В это время большое внимание уделяется украшениям — причем, чем крупнее и ярче они, тем лучше. На новый уровень выходит синтетическая одежда, которая становится все более популярной из-за своей практичности. А еще — одновременно увлечение поп-артом и гламуром. Направление возникло в 60-х годах благодаря культовой личности Энди Уорхолу. Это он написал легендарный портрет Мэрилин Монро, использовав технику шелкография. Когда Уорхол изобразил разноцветную квадро-Мэрилин, его сразу вознесли до небес.

Стиль поп-арт нашел отражение в одежде — с сумасшедшими рисунками и кричащими цветами, принтом, бесконечным тиражированием самого себя. С изображением китчевых эпатажных вещей — предметов быта, гигиены и пр. А еще дизайнеры (в частности, Ив Сен-Лоран) обратились к искусству художника начала ХХ в. Мондриана, создавая платья в его стиле.

Это целое модное явление — «платье Мондриан». Впоследствии его цитировали и куда более поздние дизайнеры, но оригинал Лорана — это платье прямого покроя без воротника и рукавов из шерсти и с декором как с работ нидерландского мастера.

В семидесятые видны очередные происки унисекса — ровные джинсы и комбинезоны носят теперь не только мужчины, но и женщины. Кроме того, видное место в гардеробе стали занимать брюки-клеш, вернувшиеся из 1940-х платья рубашечного типа, туники и водолазки, а также обувь на толстых высоких каблуках и платформе. Теперь можно шикануть и потратиться на «лишнюю» подошву. И расклешенные брюки, и юбки миди — по той же причине символизируют собой 1970-е! Долой стесненность, которая была у родителей — свидетелей войны.

Это десятилетие сочетало множество стилевых направлений: этно, классика, романтика, фольклор, хиппи, спорт, милитари, сафари, диско, унисекс — многое, как из 1960-х, но еще и огромное влияние разнообразных течений в музыке выступает на первый план. Синтетики много, яркости, париков, больших очков, контрастные цветовые сочетания. Переход от 1960-х годов к 1970-м был ознаменован введением длины миди и макси, но большинство женщин продолжало носить мини или классическую длину до колена. Сочетать любимое мини и модное макси позволяли юбки с огромными разрезами на пуговицах, расстегнутых почти полностью. Часто поверх мини надевали длинное пальто. И парни и девушки носили рубашки с рюшами, итальянские брюки из шелкового джерси, черные водолазки, кожаные пальто, сапоги на платформе высотой до 6 см и с каблуками до 15 см. Из материалов верхом шика была лоскутная ткань из змеиной кожи разных цветов. Брюки, водолазка («лапша»!), кардиган, деловое платье, батник — основная одежда 1970-х.

Прически стали сочетать несколько элементов — стрижку, завивку в локоне, мягкие волны. Входят в моду градуированная ступенчатая стрижка, «парижская головка», прически с удлиненной челкой, закрывающей лоб и брови, типа «пони».

1980-е. Первый кризис, фрики и подкрадывание к трэшу

В эти годы развитие fashion-индустрии во многом диктуется музыкой, потому что ее технически теперь легко и доступно тиражировать. Она, как когда-то Голливуд - задает тон и в моде. Техно, диско, панк, пост-панк, готика, а также другие направления оказываются основополагающими. А еще это время зацикленности на состоянии фигуры — и этот период невозможно представить без бодибилдеров и первого «улучшайзинга». Женщины начинают использовать «подплечники», чтобы придать фигуре спортивность, порой даже накачанность. Этой же цели служат ставшие популярными способы покроя рукавов в духе кимоно, реглан и «летучая мышь». Джинсы теперь непременно должны иметь «вареный» эффект. В моду входят яркие леггинсы и лосины, объемные платья-свитера и черные кожаные куртки.

Кричащая мода 80-х/

Кричащая мода 80-х/Фото Mary Evans Picture Library/Scanpix/Leta

На фоне суперустремления прошлого к космической тематике и эре технологий как откат появляется апокалиптический настрой. Это новый декаданс — только уже конца ХХ века.

Жан-Поль Готье выпускает коллекцию «Хай-тек» одежды в «мусорном» стиле. Помойные ведра, консервные банки — вот главные элементы декора. Из электронных плат и упаковок кошачьего корма получились прекрасные браслеты. Так Готье открыл в моде тему повторного использования отходов. Эта идея совсем скоро захватит всю Европу, озабоченную проблемами экологии. Главной характеристикой тех лет является чрезмерность: представители поколения в одежде предпочитали броские модели, очень короткую длину, слишком узкий или слишком объемный крой. Также чрезмерность проявлялась в макияже и выборе аксессуаров. Наиболее типичные образы 1980-х — бизнес-леди, агрессивная сексуальность, романтическая красавица, идеальная спортивная фигура. Эта чрезмерность — опять-таки от апокалиптического ощущения, что все (как) в последний раз. Увлечение аксессуарами — именно в 1980-е появляется сумка Birkin, знаковая до сих пор — как и явление гламур.

1990-е самые красивые топ-модели и героиновый шик

Деним приобретает колоссальную популярность. С одной стороны в фото культивируется образ недостижимых принцесс гламура — и 1990-е это воспевание топ-моделей и их красоты. Модели — эфемерные существа, но все же из плоти и крови, значит, на таких, как они, можно стать похожим. Но на фоне этого — героиновый шик.

Трэш-образ от Жана-Поля Готье

Трэш-образ от Жана-Поля Готье/Фото CAP/Scanprix

В 1990-е, на волне глобального безумия увлеченности фэшн-индустрией, гламуром и райком топ-моделей, миру требовалась срочная инъекция. Заземление, условная тяжелая подошва «Мартинсов» к невесомому пышному платью небесной красавицы.

А что теперь…

Что происходит с нами сейчас — читайте здесь. Пока лишь можно сказать одно: каждый новый этап в моде, пристрастиях, тенденциях, искусстве — противоположен предыдущему. А еще — все циклично. Так что, с одной стороны, старый тренд, возвращаясь к нам, с другой — все равно уже не может быть в точности таким же, каким он был в своем зарождении. Теперь он обновленная версия самого себя, то, что обогащено и предыдущим, тем самым «противоположным» этапом. И этот процесс — пока живет человечество — бесконечен. И в моде мы видим историю и красоту, крах и надежды, преходящее и вечное. Что ж, жизнь коротка — искусство вечно - известно! И мода нам о том же говорит.