«Обыск мало отличается от грабежа». Правозащитники потребовали прекратить использовать обыски для запугивания и давления после трагедии с Ириной Славиной