Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 22 октября 2020
  • $76.73
  • €90.99
  • 41.65

Обезопасить Назара Гулевича. Почему пользователи соцсетей призывают спасти трансгендерного мужчину от перевода в мужскую колонию

Назар Гулевич. Фото VK Назар Гулевич Назар Гулевич. Фото VK Назар Гулевич

Трансгендерного мужчину Назара Гулевича, осужденного в июле 2020 года по статье о мошенничестве на 4,6 года, должны перевести в мужскую колонию по решению суда. Об этом на своей странице Facebook сообщила правозащитница Татьяна Сухарева.

Она рассказала «Спектру», что впервые о деле Назара прочитала в новостях, когда писали, что трансгендера не принимало ни одно СИЗО:

«Это было, когда его заключили под стражу в рамках предварительного следствия. Я как руководитель АНО „Центр правовой помощи и просвещения“ мониторю новости, связанные с правами заключенных. А 2 октября на занятия „Осенней школы прав человека“ пришла жена Назара. И рассказала его историю уже из первых рук».

Мужская зона для трансмужчины, тем более не успевшего сделать переход до конца, это верная смерть. За неосторожный поступок нельзя приговаривать к смертной казни, отметила она.

По ее словам, сейчас Назар находится в женском СИЗО № 6 «Печатники» в одиночке. Правозащитница пытается привлечь внимание общественности к ситуации Гулевича. «Отменить или изменить такой приговор на „по отсиженному“ возможно только в рамках при широкой общественной огласке», — заявила она.

«Мизулина хочет сменить мне пол». Почему в Москве и Петербурге прошла новая серия одиночных пикетов

В результате в соцсетях начался своего рода флешмоб под хештегами #ОбезопаситьНазараГулевича и #SafetyForNazarGulevich. Во вторник они вышли в топ Twitter.

О своей тяжелой ситуации Гулевич ранее сам рассказывал журналистам. Родился Назар женщиной с именем Анастасия, но уже после наступления совершеннолетия решился на переход в мужское тело. Для этого он даже переехал из Беларуси в Москву, где собирался сделать операцию по изменению половых органов. Сделать он этого не успел, так как в 2018 году был задержан по делу о мошенничестве. Сам он себя виновным не считает.

По версии следствия, Гулевич мог быть причастен к хищению уставного капитала фирмы, которая занимается недвижимостью. По документам он значился ее генеральным директором. Сам обвиняемый утверждает, что его угрозами заставили подписать необходимые бумаги.

После задержания его пытались поместить в мужской СИЗО. «Представьте картину. Меня раздевают, а кругом другие арестанты стоят, мужчины, всё слушают, смотрят… Меня доктор спас. В шоке на грудь мою смотрит и спрашивает: „Что это за шрамы?!“ И все глаза — на меня, тишина наступила вокруг. Говорю: самосвалом переехало. Доктор: „Кому ты врешь?“ И не принял меня в СИЗО, за что ему спасибо», — рассказывал Гулевич.

По его словам, если его все-таки отправят в мужскую колонию, выжить ему там не удастся: «Убьют там меня. И в женской колонии мне не выжить. Если бы мне дали отсрочку, чтобы операцию мог доделать, тогда было бы легче, наверное. А так — безнадега».

Супруга Гулевича, Елена — они поженились уже после ареста Назара в 2019 году —, сообщала, что муж несколько раз говорил о том, что хочет покончить с собой в СИЗО.

«Больше всего боюсь, что Назара отправят к мужчинам в отряд, ведь документы у него мужские. Но половые органы женские, поэтому мне страшно представить, что в этом случае будет», — говорила она.

«Дурная кровь». Пользователи Twitter «похоронили» Джоан Роулинг из-за «трансофобного» романа, который почти никто не успел прочитать

Как отмечает Леонид Агафонов, создатель правозащитного проекта «Женщина, тюрьма, общество» и бывший член ОНК, риск столкнуться с насилием со стороны других заключенных в мужских колониях выше, чем в женских.

«Прежде всего это связано с тем, что в женских колониях нет тюремной иерархии. В мужских колониях трансгендерные люди по умолчанию попадают в низшую касту. Будут ли они подвергаться сексуальному насилию, зависит от ситуации в конкретном месте, но ломать психологически такого человека начнут в любом случае», — отметил он.

В российской практике уже были известные случаи, когда трансгендерные люди попадали в мужские колонии. Например, 53-летнюю Мишель из Брянска обвинили в распространении порнографии и приговорили к трем годам в мужской колонии. В итоге ей там пришлось провести только два месяца, после чего приговор был отменен.

В 2016 году сотрудники московской полиции задержали трансгендерную женщину Альбину Матюнину, которая находилась в федеральном розыске по делу о краже и по документам все еще являлась мужчиной. Ее также поместили в мужское СИЗО, однако правозащитникам удалось добиться выделения одиночной камеры. Вскоре ее выпустили из изолятора.

Как отмечает Татьяна Сухарева, в колонии в России отправляют по паспортному полу. Никаких колоний или отрядов для трансгендерных людей не предусмотрено:

«Поэтому, что можно сделать в рамках российского законодательства сейчас, это либо изменить приговор с сокращением срока до 3 лет (тогда с учетом пересчета 1,5 к 1 он будет освобожден в зале суда), либо вернуть дело прокурору или в суд первой инстанции — так произошло с делом Мишель). И, как запасной вариант, - подать жалобу в ЕСПЧ на нарушение ст. 2 Конвенции (право на жизнь) с обеспечительными мерами по правилу 39».

«Феминаци, сука, ведьма». Как «мама Гарри Поттера» Джоан Роулинг превратилась во врага трансгендерных людей и при чем здесь туалеты