• Воскресенье, 20 октября 2019
  • $63.76
  • €71.20
  • 59.30

Незаконный мораторий. Как украинский суд защитил русский язык во Львове

Фото ITAR-TASS/Scanpix/LETA Фото ITAR-TASS/Scanpix/LETA

«Мораторий на русскоязычный культурный продукт (скандальное решение сессии Львовской облради N745 от 18 сентября 2018 года) ОТМЕНЕН. Только что. По моему иску. Решение Львовского административного суда. Спасибо здравому смыслу в лице судьи З. Гавдыка» — написал на своей странице в фейсбуке львовский журналист Сергей Иванов-Малявин.

«Я подал иск в суд в начале ноября — после того, как понял, что никто из тех, кому положено, опротестовывать это скандальное решение не собирается, — пояснил он „Спектру“. — Этот мораторий уже действовал „по понятиям“: был случай, когда отказали в распространении украинскому журналу с русскими текстами, был случай, когда из программы фестиваля документального кино исключили фильм о русскоязычных жителях украинского юга. Всякий раз официальных отказов, запретов не было. И при этом в городе по-прежнему звучит русский шансон, пропади он пропадом! Да, я сам львовянин, издатель, около 30 лет назад основавший одно из крупнейших украинских украиноязычных изданий».

Всего в Львовском административном суде было два иска к областному совету по этому вопросу. Автор второго — юрист Чугуевской правозащитной группы Роман Лихачев — написал на своей странице в фейсбуке: «Я сделал это также ради российских селебритис, которые поддерживают украинцев — это Лия Ахеджакова, Эльдар Рязанов, Юрий Шевчук, Андрей Кончаловский, Борис Гребенщиков и много других известных россиян. Творчество этих людей я хочу слушать и во Львове».

В сентябре 2018 года Львовский областной совет принял свое знаменитое решение по инициативе народного депутата от националистической партии «Свобода» Романа Кошулинского. Депутат тогда неоднократно ссылался на своих знакомых, вернувшихся из зоны АТО, которым невыносимо слышать в своих городах в кафе и ресторанах российский шансон, «под который их пытали в плену».

Следом за Львовом аналогичные постановления с октября по декабрь 2018 года приняли областные советы в Житомире, Ивано-Франковске, Тернополе и Луцке. Постановления явно нарушали Конституцию Украины и ряд ее законов, а также ратифицированную страной Европейскую хартию о региональных языках. Кроме того, областные советы не имели полномочий принимать решения по языковому вопросу, о чем неоднократно упоминали многочисленные правозащитники.

Предсказуемый шум после отмены львовского языкового моратория. Предсказуемый диапазон реакций. Предсказуемое пополнение…

Gepostet von Сергей Иванов-Малявин am Donnerstag, 17. Januar 2019

Сторонники постановлений подчеркивали, что те имеют рекомендационный характер. Так, во Львове продолжали выступать русскоязычные группы и даже кое-где, как говорит Иванов-Малявин, по-прежнему звучит шансон. Но письмо из розничной сети о возможном прекращении сотрудничества журналу «ШО», который на своих страницах содержит как украиноязычный, так и русскоязычный продукт, действительно наделало в свое время много шума. «Намедни, официальным письмом нам сообщили, что журнал „ШО“ больше не может продаваться во Львове и Львовской области в связи с тем, что часть текстов у нас на русском языке» — написал тогда главный редактор «ШО» Александр Кабанов.

В письме, впрочем, партнеры журнала сообщали не о запрете или разрыве отношений, а о возможных проблемах со сбытом в связи с решением областного совета и просили рассмотреть вариант перехода полностью на украинский язык.

Как сообщил Сергей Иванов-Малявин, юристы областного совета, «органа, который должен защищать конституцию Украины», готовят апелляцию на решение Львовского административного суда.

«Теоретически апелляция возможна, — говорит „Спектру“ Иванов-Малявин. — Будет она или нет, можно узнать только после её формального появления. В любом случае она не возможна до формального обнародования решения суда. А его ещё нет — появится в ближайшие дни. Я действую пока как человек, который лично присутствовал на оглашении решения суда о полном удовлетворении требований моего искового заявления».