Фигурантов «санитарного дела» признали политзаключенными Спектр
  • Воскресенье, 23 января 2022
  • $77.43
  • €87.87
  • 87.90
Фигурантов «санитарного дела» признали политзаключенными
Любовь Соболь. Фото из Twitter-аккаунта @SobolLubov Любовь Соболь. Фото из Twitter-аккаунта @SobolLubov

Правозащитный центр «Мемориал» признал десятерых обвиняемых по так называемому «санитарному делу» узниками совети и пришел к выводу, что к ним применимо понятие «политический заключенный» в трактовке Парламентской ассамблеи Совета Европы.

Политзаключенными признаны участница группы «Pussy Riot» Мария Алехина, муниципальные депутаты Люся Штейн, Константин Янкаускас и Дмитрий Барановский, политики Любовь Соболь и Николай Ляскин, а также глава «Альянса врачей» Анастасия Васильева, координатор штаба Алексея Навального в Москве Олег Степанов, пресс‑секретарь Навального Кира Ярмыш и Олег Навальный.

В организации отметили, что «ограничительные меры, принимаемые для борьбы с распространением коронавирусной инфекции Covid-19, не являются достаточным основанием для безусловного запрета на проведение публичных мероприятий (в том числе одиночных пикетов) и грубо попирают право на свободу собраний, закрепленное ст. 31 Конституции РФ».

Кроме того, считают правозащитники, «фигуранты дела не знали и не могли знать, что на их призывы в социальных сетях могли откликнуться люди, находящиеся на самоизоляции».

«Преследование участников протестов в связи с нарушением санитарно-эпидемиологических ограничений выглядит особенно циничным на фоне задержания тысяч мирных протестующих, которых впоследствии перевозят в тесных автозаках и содержат в отделах полиции и спецприемниках в условиях, которые гораздо сильнее способствуют дальнейшему распространению заболевания», — говорится в сообщениях.

Так называемое «санитарное дело» было возбуждено в Москве 25 января. Оно связано с 19 участниками протестов, которые, якобы, принимали участие в акции 23 января, несмотря на заболевание коронавирусом. «В отношении этих лиц зафиксированы факты нарушения карантина и обязательной самоизоляции», — сообщал оперштаб. Максимальное наказание по указанной статье (в случае смерти двух и более лиц) — семь лет лишения свободы.