Детский омбудсмен знала о живущей пять лет в клинике девочке, но не могла разобраться в проблеме