Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 25 ноября 2020
  • $75.65
  • €90.11
  • 48.51

Невероятное многообразие возможностей. «ЮКОС» дотянулся до российской собственности

Фото: Reuters/Scanpix Фото: Reuters/Scanpix

Есть важные исторические периоды, дата наступления которых более или менее известна. Ну, например, наступление Ледникового периода. Или начало Крестовых походов. Первая буржуазная революция. Или презентация первого Айфона. То, что случилось на этой неделе в Бельгии, Франции, Австрии — это вот тоже оно самое: важно, надолго, отразится на всех нас.

Практически пока ничего «такого» не случилось — но уже понятно, что случится обязательно. Мы наблюдаем сейчас даже не верхушку айсберга, а маленький поплавок на гладкой воде, но можно не сомневаться, что айсберг там есть, он уже отчетливо виден и начал потихоньку всплывать.

Что же произошло на этой неделе, что такого сделали юристы акционеров «ЮКОСа»? Дело в том, что нельзя просто так взять и наложить арест на имущество России в любом государстве по решению Гаагского суда. Необходимо сначала это решение легализовать на территории той страны, в которой, по мнению истца, это имущество хранится, функционирует, существует. То есть ты не можешь прийти в любую страну, даже в страну-члена ЕС, сходить к судебным приставам и наложить на имущество арест. Нет-нет, предварительно надо пройти через довольно муторную и тяжелую юридическую процедуру с участием местных судов.

То, что судебные приставы нескольких стран объявили о розыске имущества России и — что еще важнее, розыске долгов и должников России (о чем чуть ниже) — говорит о высочайшей скоординированности действий и о высокой степени мотивации тех людей, которые занимаются поиском этих активов. А также об их финансовой состоятельности. Это сильно отличает акционеров «ЮКОСа» от истцов, которые до этого требовали с России уплаты долгов и неустоек (например, компания Noga известного швейцарского господина Гаона, который разорился в процессе поиска активов). Да и ситуация со взысканием долгов с России сейчас совсем другая, нежели в 90-х. Тогда к России относились как к стране, которая подает надежды и которую стоит поощрять, и совсем другое дело — сегодня.


AP/Scanpix Министр экономического развития России Алексей Улюкаев готовится отвечать на вопрос журналиста об арестованной российской собственности за рубежом. Фото AP/Scanpix.


Не стоит забывать, что и размер претензий к России сейчас даже несопоставим с претензиями 90-х: истец может постараться и найти за рубежом, например, золотовалютные резервы России или их часть, да и потребовать их ареста — сумма претензий вполне сопоставима с ЗВР. Впрочем, есть один анекдотичный момент сходства с 90-ми — и тогда, и сейчас российские активы прячет один и тот же человек, Дмитрий Тулин, который не так давно был возвращен в лоно Центробанка — как утверждают спецы с хорошей памятью.

Еще один очень важный момент: началось все с Бельгии — и это вряд ли случайно. В этой стране зарегистрирована компания Euroclear — депозитарий, где учитываются все еврооблигации. Интересно будет узнать, какими еще, кроме украинских (на три миллиарда долларов США — прим. «Спектра») еврооблигациями владеет Россия. Если владеет, то их арест может произойти исключительно в Бельгии. Очень сильный ход.

Еще один нестандартный ход юристов «ЮКОСа» заключается в том, что они стали искать не только имущество Российской Федерации за рубежом, но и имущество тех, кто должен России. Такого в отношении России раньше не предпринимали. А это, между прочим, открывает большие перспективы — если правильно эту карту разыграть, последствия могут быть далекоидущими. России ведь много кто должен: Исландия, например, которой РФ давала кредит в кризис 2008 года, или вот совсем недавно — Кипр тоже с удовольствием нам задолжал. Это, конечно, долги межгосударственные и регулируются соответствующими межгосударственными соглашениями, тем не менее пытаться зайти в эту никем еще пока не исследованную правовую нишу вполне возможно — судя по развитию событий.


Фото AP/ScanpixГазохранилище на Украине. Фото AP/Scanpix


Здесь вот еще что интересно: Украина. Она тоже должник России, как ни крути. Она должна те самые пресловутые 3 млрд долларов, из-за которых периодически возникают скандалы и взаимные обвинения в коррупции. Но скандалы скандалами, однако долг Украине отдавать придется. То есть у России есть украинские облигации, и здесь интересно — если у Украины появятся средства, а они рано или поздно появятся, куда заплатит Украина эти деньги? На счет Российской Федерации — где? Это же был в долларах, заем-то. То есть в любом случае платежи должны производиться через американские банки. А это в сложившейся ситуации означает, что акционеры «ЮКОСа» могут уже стоять около этого счета с соответствующим судебным решением. И тогда вдруг окажется, что Украина, заплатив эти деньги туда и исполнив свои обязательства, списала деньги не в пользу России, а в пользу акционеров «ЮКОСа». Хотя, конечно, это долгая перспектива — 15−20 лет, но рано или поздно, а это случится.

Конечно, столь многообещающая тема, помноженная на текущую политическую ситуацию, скоро не закончится — во всяком случае, пока у власти будет сидеть Путин (а он вроде никуда не торопится), и других перспектив особо не видно. А это означает, что охота на зарубежные активы станет развивающейся отраслью права. Это будет конфликт на долгие годы: с преследованием зарубежной пропаганды Кремля, с закрытием корпунктов федеральных СМИ, со сворачиванием любой хозяйственной деятельности пропагандистов за рубежами России.

Но и это еще не все. Есть в России выдающиеся ФГУПы и не менее, а то и более выдающиеся ОАО. Вот ФГУП «Уралвагонзавод», или ОАО «РЖД» (со 100-процентным государственным участием). В последние несколько лет они активно осуществляли покупки активов в Европе — в частности, во Франции. А теперь кое-кто уже поспешил заявить, что это его совершенно не волнует. А зря. Очевидно, что такие активы будут находится под серьезным риском быть арестованными. Конечно, это не напрямую активы России, придется доказывать причастность этих активов в российской госсобственности — но при желании можно.


REUTERS/ScanpixВертолетоносцы «Мистраль» во французском доке. Фото REUTERS/Scanpix.


Или вот история с «Мистралями». Франция — как было с большим трудом договорено — должна выплатить компенсацию за «Мистрали», вроде окончательно договорились. Но вопрос: куда заплатит Франция и что будет считаться за расчет? И не будут ли у этого счета уже стоять судебные приставы с исполнительным листом? Почему-то полагаю, что будут, причем именно там — в первую очередь.

И все это — только начало. Пока речь идет о взыскании коммерческого долга, а на подходе решение ЕСПЧ, который должен сформулировать, как Россия должна заплатить 2 с лишним миллиарда долларов акционерам «ЮКОСа», у которых отобрали компанию. И в случае неуплаты этой суммы у акционеров «ЮКОСа» появится еще больше шансов добиваться от Евросоюза и других стран более серьезных мер политического характера по созданию проблем руководству России.

Поясню. Формально вся нефть и газ, которые экспортируются Россией, принадлежат как бы независимым акционерным обществам. Где-то у РФ — как в «Газпроме» и в «Роснефти» — есть контрольный пакет акций, где-то нет. Но это все АО, у которых есть сторонние инвесторы, и на имущество и активы этих компаний никогда не должны быть наложены никакие аресты и санкции. Но ведь Россия (в лице правительства) получает доход от экспорта в виде налогов. Россия дает этим компаниям право на разведку ее месторождений. Нельзя ли, к примеру, обратить взыскание на те средства, которые эти компании должны платить Российской Федерации в виде налогов и ренты за пользование ресурсами? Это большой вопрос. Он вряд ли решаемый с юридической точки зрения, но если будет принято политическое решение, то и юридический вопрос решится.

Вот еще схема, которая лежит просто на поверхности. Как правило, все эти компании (АО) публичные. Сколько они налогов и сборов платят в бюджет — суммы известные. Выручку они получают от экспорта, то есть от иностранных контрагентов. Стало быть, наложить арест на часть выручки, которая должна уйти в бюджет РФ, не составит труда. Тот же «Газпром» на ежегодном собрании акционеров принимает решения о выплате дивидендов. Среди получателей этих дивидендов — РФ, напрямую или через аффилированных дочек. Да, платежи идут в рублях внутри России. Но кто мешает (если будет соответствующее политическое решение) наложить арест на эквивалентную сумму на счетах «Газпрома» за рубежом?


Фото REUTERS/ScanpixФото REUTERS/Scanpix


Да, конечно, сегодня чисто с юридической точки зрения сделать это невозможно. Но кто знает, как далеко зайдет конфликт между РФ и Западом. Чем дальше будет развиваться конфликт, тем больше будет шансов у акционеров «ЮКОСа» получить нестандартное решение в свою пользу. Фактически такие решения будут скрытой формой санкций против России.

Что может в ответ предпринять Россия? Очевидно, что существуют иски и против акционеров «ЮКОСа», существуют в России судебные решения, вступившие в законную силу против этих акционеров. Можно по разным каналам, используя агентуру, шантаж и подкуп, разыскать это имущество по всему миру и попытаться наложить свой арест. Но тут возникают два вопроса: вопрос политический — то есть насколько суды тех стран, где это имущество будет найдено, сочтут легитимными решения российских судов? Во-вторых, претензии акционеров «ЮКОСа» значительно превышают претензии РФ к акционерам «ЮКОСа». И даже если такое имущество будет найдено и по решению зарубежных судов арестовано, России оно не достанется. Так как будет уже как российское имущество арестовано акционерами «ЮКОСа» — это ж вообще детская схема. Такое часто использует крупный конкурентный бизнес, а российское государство, увы, таковым не слывет. У него свои законы — которые оно никак не может предъявить миру.