Нескорая помощь. Эксперты — о том, приведёт ли к сокращению военной помощи Украине рост числа её противников в Европе и США Спектр
Среда, 29 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Нескорая помощь. Эксперты — о том, приведёт ли к сокращению военной помощи Украине рост числа её противников в Европе и США

Олаф Шольц с Владимиром Зеленским и солдатами бундесвера. Федеральное правительство поставляет танки, вооружение и боеприпасы Украине. Фото Офис Президента Украины/Scanpix/LETA Олаф Шольц с Владимиром Зеленским и солдатами бундесвера. Федеральное правительство поставляет танки, вооружение и боеприпасы Украине. Фото Офис Президента Украины/Scanpix/LETA

Республиканская партия в Конгрессе США впервые добилась уступок со стороны администрации Джо Байдена. Она вынудила демократов не включать в недавний компромиссный законопроект очередной пакет помощи Украине, подчеркнув, что дальнейшая помощь воюющей с Россией стране не гарантирована. Одновременно новый премьер Словакии — только что победивший на выборах политик правого толка Роберт Фицо — заявил, что его страна не будет больше оказывать помощь Украине и, возможно, откажется от участия в санкциях, введённых Европейским союзом в отношении России из-за войны в Украине.

Тревожный звонок из Конгресса

Президент США Джо Байден и высокопоставленные чиновники вашингтонской администрации неоднократно подтверждали свою приверженность помощи Украине. Будем помогать Украине «столько, сколько потребуется», повторял американский президент.

Действительно, с начала полномасштабного вторжения России в соседнюю страну Белый дом выделил ей более 43 миллиардов долларов, что составляет больше половины от сумм, предоставленных другими странами. Но решение расширять предоставляемую помощь не раз встречало сопротивление.

На прошлой неделе республиканская оппозиция вынудила Конгресс исключить новое финансирование Украины из недавнего закона. Голосование в Палате представителей Конгресса США указало на возможные в будущем проблемы оказания финансовой помощи Украине.

Тревожным звонком прозвучало требование половины республиканцев в Палате представителей отозвать 300 миллионов долларов, предназначавшихся для обучения украинских военнослужащих и закупки вооружений. И хотя позже деньги были одобрены, журналисты CNN отметили рост числа противников предоставления помощи.

После этого спикер Палаты представителей Кевин Маккарти исключил дополнительную помощь Украине из пакета, предназначенного для обеспечения стабильной работы правительства на срок до 17 ноября. Это был так называемый «сенатский» пакет в 6 миллиардов долларов, что составляло около трети от суммы, запрошенной Белым домом. И Палата представителей, и Сенат подавляющим числом голосов отказались от увеличения помощи Украине за счёт решения дорогостоящих внутренних проблем, стоящих перед Конгрессом и правительством страны.

После случившегося Байден выступил с речью о неизменности курса поддержки Украины. Во многом эта речь была адресована западноевропейским союзникам. «Время истекает», — подчеркнул американский президент.

Спикер Палаты представителей США Майк Джонсон. Фото Aaron Schwartz/CHINE NOUVELLE/SIPA/Scanpix/LETA

Спикер Палаты представителей США Майк Джонсон. Фото Aaron Schwartz/CHINE NOUVELLE/SIPA/Scanpix/LETA

Иван Преображенский, политолог: «Поставками оружия можно манипулировать»

Мы спросили политолога Ивана Преображенского — видны ли, по его мнению, симптомы сокращения западной военной помощи Украине.

— Да, некоторые симптомы существуют. Никакой помощи, по крайней мере в первое время, Словакия не даст и, скорее всего, закроет свою территорию для военного транзита. Плюс к этому — ситуация в США, связанная с техническими американскими процессами, как и борьба между республиканцами и демократами. Это отражается на том, что часть помощи, идущей в Украину непосредственно через администрацию Джо Байдена, как минимум затормаживается. Это объективные процессы. К тому же зазвучали голоса тех, кто раньше стеснялся так говорить: насколько актуально оказывать помощь Украине, когда не происходит серьёзных изменений? Они говорят, что, «если Украине не удаётся показать решительных побед, стоит как минимум изменить помощь». Возникают два варианта, своеобразная развилка.

С одной стороны, существует большое количество политиков, говорящих, что причина отсутствия ярких побед ВСУ —  недостаточная помощь сегодня. Её необходимо наращивать, а не сокращать. Так говорят российские оппозиционеры в эмиграции, часть американских конгрессменов, действующее руководство Польши. Другая позиция — «с помощью повременим и будем давать только самое необходимое. Если, по военным прогнозам, ожидается, что война продлится ещё годы, а не месяцы, перенесём акцент на создание военной инфраструктуры в Украине. Если страна прямо сейчас победить не может, самое время работать над более сложными стратегическими вещами и тем самым создавать потенциал на будущее».

Под это дело подстраиваются люди, в принципе не желающие организовывать помощь и выступающие за то, чтобы заставить Киев сесть за стол переговоров. Это в первую очередь политики типа словацкого Фицо — популисты, раньше выступавшие за снятие санкций с России. Как например, экс-премьер Чехии Андрей Бабиш, имеющий большие шансы выиграть следующие парламентские выборы. Как антивоенное крыло в правящей сейчас базовой партии Германии СДПГ, при каждом удобном случае вспоминающее о своей антивоенной направленности. И прагматики типа Conflict Intelligence Team, сделавшие себе имя на урегулировании различных конфликтов. Согласно их околонаучной теории, военные конфликты лучше всего гасятся «придушением» поставок вооружений воюющим сторонам — когда нечем воевать, можно и прекратить войну. Но проблема в том, что эти деятели исходят из практики прекращения конфликтов в Эфиопии, где ни одна из воюющих сторон не производит собственного вооружения. В войне в Украине ситуация принципиально иная: одна из сторон производит относительно мало оружия, другая же является одним из крупнейших в мире его производителей.

Если посмотреть на тех, кто предлагает снизить поставки вооружений, — там, безусловно, есть сторонники России: например, «Альтернатива для Германии», Марин Ле Пен во Франции. Они говорят, что «война — это результат давления Запада на Россию. Давайте снизим это давление, и Россия немедленно прекратит воевать. Москва постоянно подаёт сигналы о готовности начать переговоры. Почему вы не хотите их слышать?» В процесс включаются европейские пацифисты, типа левого крыла СДПГ, опасающиеся выхода российско-украинской войны на уровень большого ядерного конфликта. По их мнению, Россия, отчаявшись, начнёт наносить удары тем, что до этого не использовала.

Большинство тех, кто предлагает уменьшить поставки украинской помощи, честно думают, что этими поставками можно как-то манипулировать. Чтобы простимулировать к переговорам Украину и, может быть, Россию. При этом совсем отказываться от поставок нельзя, потому что в таком случае Россия перейдет в большое наступление и пользы не будет. Но снизить можно. Не давать, например, Украине новейших видов вооружений.

«Ни единой пули в Украину»            

Инцидент в США совпал ещё с одним событием, способным осложнить предоставление помощи Украине со стороны западноевропейских стран.  В центральноевропейской Словакии на выборах пришла к победе партия бывшего пророссийского премьер-министра Роберта Фицо. В своей предвыборной программе 59-летний Фицо публично поклялся, что Словакия больше не будет отправлять «ни единой пули» в Украину, и призвал нормализовать отношения с Москвой. По его заявлению, «война в Украине началась в 2014 году, когда украинские фашисты убили гражданских лиц русской национальности». После подсчёта голосов Фицо сказал, что у словаков есть «более важные проблемы», чем помощь Украине. Надо отметить, что в предыдущие полтора года страна с населением 5,4 миллиона человек была, относительно своего ВВП, крупным европейским донором Украины. События последовали после перепалки руководства Польши и Украины, возникшей из-за их несогласия по вопросу экспорта украинского зерна. Варшава, один из первых и самых верных сторонников Киева, заявила о возможности прекращения поставок оружия в Украину.

Премьер-министр Словакии Роберт Фицо. Фото Ludovic MARIN/AFP/Scanpix/LETA

Премьер-министр Словакии Роберт Фицо. Фото Ludovic MARIN/AFP/Scanpix/LETA

Евген Магда, украинский политолог: «Ожидаю не сокращения, а оптимизации помощи»

— Уверен, помощь Запада Украине не прекратится. Существует формат Рамштайн — это политическое решение шести десятков стран. Чтобы помощь прекратилась, необходимо этот формат расформировать, что на сегодняшний момент не отвечает интересам ведущих западных игроков.  Я ожидаю не сокращения, а оптимизации помощи. Будет больше слов о контроле и проверках, но за всё время оказания военной помощи какие-то предположения о злоупотреблениях никак не были подтверждены. И это только гримасы российской пропаганды — что ПЗРК уходят из зоны конфликта. Как они ещё не сказали, что HIMARS уезжают из зоны боевых действий, чтобы стрелять по мирным европейским городам!  Мы не можем полагаться на массивы российской пропаганды, но должны понимать: затяжной характер российско-украинской войны становится понятен и Западу, и там будут внимательно следить за расходованием средств налогоплательщиков. Это очевидная формула, и ничего удивительного в ней нет. Думаю, в самое ближайшее время Конгресс примет решение о продолжении помощи Украине, потому что это отвечает национальным интересам Соединённых Штатов.

Что касается Словакии, страна будет руководствоваться прежде всего своими экономическими интересами, а именно — производством оружия и боеприпасов на своих заводах для Украины по заказу западных стран. И оплачивать эти заказы будет не Словакия.

Сергей Мигдаль, израильский военный эксперт: «Надежды Путина напрасны»

— Надежды Путина на уменьшение помощи Украине связаны с предстоящими выборами в основных странах антипутинской коалиции.

Есть основные страны, поддерживающие сопротивление Украины: США, Германия, Франция, Англия и Польша. Пока существует их поддержка, будет продолжаться успешное сопротивление Украины, дающее надежду на победу. Начнём с поляков: все партии, способные победить на предстоящих выборах в Польше, — антипутинские. Они готовы и дальше поддерживать Украину. Польша для Украины важна не только как страна, поставлявшая оружие. Она уже поставила всё, что смогла. Варшава становится важным ремонтным центром для обслуживания западной тяжёлой военной техники, включая авиацию. Что касается Англии, её нынешнее правительство, безусловно, проукраинское. А в следующем году на выборах, скорее всего, победят лейбористы, гораздо более настроенные на помощь Украине. Если говорить о Германии, там есть коалиция во главе с социал-демократами — одна из главных поддерживающих Украину. Часто любят говорить про две немецкие партии, выступающие против поддержки Украины: это растущая «Альтернатива для Германии» и левая Die Linke, наследница бывших коммунистов ГДР, с примкнувшими левыми социал-демократами. Но с этими партиями никто не готов вступать в коалицию. Так что следующее правительство будет поддерживать Украину не меньше, а больше. Во Франции следующие выборы совсем не скоро. Что касается США — там Кремль ожидает победы Дональда Трампа и отказа от поддержки Украины.

Поэтому главный блок западноевропейских стран и дальше будет поддерживать Украину. Остальные страны могут, конечно, снизить градус поддержки. Но несильно, потому что не имеют большого влияния в военной области.

Сергей Ауслендер, израильский военный эксперт: «Стратегия Путина — вдолгую»

— Россия рассчитывает на то, что затянувшаяся война, бедствия и неурядицы, которая она несёт с собой, изменят политический ландшафт Европы. К власти придут популисты, предлагающие простые решения. Я не думаю, что во Франции или Великобритании придут к власти такие люди, как Фицо в Словакии. Подобное возможно в странах Восточной Европы с их неустойчивой политической системой. С одной стороны, Европе стоит озаботиться проблемой популизма.  С другой — Запад получает профит от этой войны, и довольно большой. Военно-промышленный комплекс там вышел из летаргического сна, в котором пребывал минимум десятилетие, и сейчас завален сверхдоходными экспортными заказами. Что касается внутреннего потребления, Европа выгребла все старые военные запасы и передала их Украине. Аналогичная картина — в Соединённых Штатах. Их военные компании завалены заказами на 10 лет вперед. Так что выгода прямая. А затраты — копейки. Я считал: 153 миллиарда долларов на сегодняшний день на помощь Украине. Сумма звучит впечатляюще, но если сравнить её с суммарным ВВП США, Германии, Франции Великобритании, то это 0,4%. Без учёта помощи других стран. Это ни о чём, капля в море. Не думаю, что Запад прекратит свою помощь: нет смысла.

«Х» и «Z»

Стремление расколоть европейских политиков, сыграть на связанных с войной трудностях только усилило деятельность кремлёвской пропаганды. В опубликованном Европейской комиссией исследовании отмечается, что в усилении этой пропаганды важную роль сыграла компания Х  (ранее Twitter) Илона Маска. На сегодняшний день количество прокремлевских аккаунтов в этой социальной сети достигло максимума. В докладе указывается что рост наблюдался не только в Х. Критике подверглись Instagram, Telegram и Facebook. В исследовании говорится, что «в абсолютных цифрах прокремлёвские аккаунты продолжают охватывать самую большую аудиторию на платформах Meta, а размер аудитории поддерживаемых Кремлём аккаунтов в Telegram увеличился в три раза. Многочисленные пропагандистские кампании использовали разжигание ненависти, поддерживали экстремистов и угрожали национальной безопасности, что потенциально может влиять на европейские выборы».

Однако не только в социальных сетях пропагандируются кремлёвские нарративы. Крупнейшая торговая сеть США Walmart, интернет-магазины Amazon и Ebay начали продавать игрушечный военный грузовик ЗиЛ–131 с символом Z на двери. Его цена составляла 45 долларов. После потока жалоб украинских пользователей игрушку убрали. Это уже не первый случай пропаганды российской военной символики в западных торговых сетях. Пользователи обвиняли Amazon в стремлении «нажиться на войне»: вскоре после начала войны в Украине торговая сеть продавала футболки с символом Z.

Подобные шаги приносят свои плоды. Итальянский журналист национальной газеты Avvenire Нелло Скаво рассказал нам, что, по его мнению, итальянцы «будто не верят, что Россия убивает мирное население. Проблема в том, что Владимир Путин всегда вызывал широкую симпатию у итальянских политиков и у итальянцев в целом, а Кремль всегда пользовался здесь эффективной пропагандой». По данным аналитического агентства Ipsos, более половины итальянцев не желают принимать в конфликте чью-либо сторону.

«Хайль Зеленский!»

Иван Преображенский видит связь между работой кремлёвских пропагандистов и усталостью европейцев от войны.

— Кремлёвская пропаганда перестроилась, потеряв каналы прямого доступа к аудитории через Russia Today и Sputnik на всех языках стран Европейского союза. Органам ЕС в значительной степени удалось закрыть отдельные пророссийские сообщества, выстраивавшиеся годами при помощи кремлевского финансирования. Потеряв их, российская пропаганда стала выискивать способы восстановления прежних связей через соцсети. Было создано большое количество анонимных сайтов, где не только подавалась информация в «правильном» ключе для России, но и использовался блок разнообразных фейков, специально созданных для местного населения. Причём они различаются от страны к стране. Например, известный ролик «Хайль Зеленский!», сделанный специально для Германии, и многие другие.

Подобные фейки достаточно популярны. Надо честно говорить, что усталость от войны растёт в европейском обществе и, пусть пока незначительно, количество противников поддержки Украины возрастает. Люди устают и списывают внутренние проблемы своих стран на войну. Тому способствуют политики-популисты, которым гораздо удобнее объяснять всё именно так: «Правительство больше думает об украинцах, чем о вас. Поэтому вы плохо живете, у нас инфляция» и так далее.

Россия стала производить больше контента, который нацелен на людей, разочаровавшихся в своих властях, разочаровавшихся в помощи Украине или изначально выступавших против неё. Эти люди, в свою очередь, имеют собственные информационные возможности, открывают аккаунты в социальных сетях и продвигают производимые Россией нарративы.