• Четверг, 21 февраля 2019
  • $65.63
  • €74.47
  • 67.04

Необычные зоны для необычных людей. Ольга Романова о том, как бывшие силовики отбывают наказание

Фото ITAR-TASS /Scanpix/LETA Фото ITAR-TASS /Scanpix/LETA

Сказали, что в России не хватает зон. Но не обычных зон для обычных людей, а специальных зон для силовиков. Сейчас их сидит 11 550 человек, и то пришлось построить две новые зоны (вернее, переделать под них две обычные зоны). Но и этих мест не хватает.

Давайте разберемся, что случилось. Для начала посчитаем, насколько больше стали сажать правоохранителей. В 20 зонах для безопасного содержания бывших сотрудников правоохранительных органов сидит в среднем по 578 человек (где-то больше, где-то меньше). При этом две зоны появились только что в связи с нехваткой мест, то есть посадки среди силовиков увеличились за год приблизительно на 10 процентов. Еще совсем недавно в существовавших 18 колониях мест было в избытке, а сейчас выбраны лимиты даже с учетом прибавки двух новых зон (и мы не знаем, насколько они большие — рассчитаны на 300 человек или на полторы тысячи). То есть по самым скромным подсчетам, на протяжении последних трех-четырех лет примерно на 10 процентов каждый год увеличивается число осужденных сотрудников правоохранительных органов.

Фото TASS/Scanpix/LETA

Фото TASS/Scanpix/LETA

Кто эти люди? Это бывшие прокуроры, следователи, судьи, таможенники, сотрудники ГИБДД, ФСБ, МВД, ФСИН — причем неважно, как долго они были бывшими: уволили ли их в процессе следствия или суда, или они работали в правоохранительных органах когда-то давно. Более того: осужденный (как и арестант) имеет право на безопасное содержание, если, например, он проходил срочную службу во внутренних войсках. В СИЗО их тоже содержат в отдельных камерах.

Почему их содержат отдельно? Кстати сказать, это очень хороший вопрос. Считается, что обычные арестанты, завидев бывшего сотрудника, немедленно сделают его жизнь небезопасной. Поэтому их надо содержать раздельно. Это странное соображение. А бизнесменов и банкиров можно? Они же потенциальный объект для вымогательства. А педофилов и насильников можно? Они первыми становятся жертвами авторитетных криминальных граждан. А лиц нетрадиционной сексуальной ориентации можно? А террористов? Почему такие преференции только бывшим сотрудникам? Может быть, они были бы склонны меньше нарушать закон, если бы знали, что им сидеть со всеми. Например, с теми, кого они вчера пытали. Эта мысль представляется весьма разумной.

Чем отличаются условия содержания бывших сотрудников от обычных осужденных граждан? Да ничем. Разве что в зонах для бывших сотрудников нет «черного хода» — блаткомитета, разных стремящихся к воровской жизни осужденных и прочих атрибутов профессиональной преступности. Во всем остальном — все то же. Отношения сотрудников ФСИН к своим бывшим коллегам точно такое же, как и в других зонах к обычным осужденным. Принцип тот же: «Умри ты сегодня, а я завтра». Можно ли создать там особые привилегированные условия? Конечно. Как и в обычной зоне. За деньги или по убедительной просьбе оставшихся на воле коллег, которым трудно отказать — конечно. Если дело не связано с политикой или с участием влиятельных врагов — можно договориться и об ускоренном и беспроблемном условно-досрочном освобождении.

Фото AFP PHOTO /Scanpix/LETA

Фото AFP PHOTO /Scanpix/LETA

Но почему их стало заметно больше — осужденных сотрудников правоохранительных органов? Потому что такова особенность кормовой базы. Что (и кто) был главной и традиционной кормовой базой правоохранителей всех рангов? Бизнес. Состоятельные люди. Однако с частным бизнесом произошли серьезные изменения: почти 20 лет его раскулачивали, и весьма успешно. Его практически не осталось — он теперь либо государственный, либо напрямую связан с государством. То есть рулят там не бизнесмены, а новое дворянство — бывшие или действующие сотрудники правоохранительных органов. Именно они сейчас самый состоятельный класс России. То есть кормовая база.

Однако кроме прямого бизнеса, имеется и бизнес теневой, не менее крупный — вспомните хотя бы миллиарды полковника Захарченко. Это тоже кормовая база. И сами миллиарды, и полковничье место под солнцем. Отсюда внутривидовая борьба. В которой так или иначе задействованы все виды и подвиды правоохранителей.

И вот результат: нехватка зон для бывших сотрудников.

Надо строить новые. Святое дело.

С мешком на голове. Как 8-летний мальчик провел ночь в подмосковном лесу — вся история коротко
Суд оставил под стражей жительницу Москвы, которую подозревают в покушении на собственного 8-летнего сына. Ранее мальчика с пакетом на голове нашли около МКАДа, и он рассказал, что мать оставила его одного в лесу на ночь, чтобы наказать
20:31, 20.02.2019
В сторону одичания. В России появляются новые группы бесправных: военнослужащие и «оппоненты Путина В.В.»
Иван Давыдов о том, что закон, ограничивающий военным доступ в интернет, и отказ красноярского СК возбуждать дело против полицейских, избивших сторонников Алексея Навального — это еще две вехи на пути к сословному государству, где у одних вообще нет прав, а для других — никакие законы не писаны
16:24, 20.02.2019
Новые ракеты для тех, кто «подхрюкивает США». Послание Федеральному собранию президента Путина — видеострим и текстовый онлайн
Владимир Путин выступил с ежегодным Посланием к Федеральному Собранию РФ. Послание принято считать программным документом, который выражает видение президентом основных проблем, стоящих перед страной, а также направлений развития внутренней и внешней политики России
11:53, 20.02.2019
Родители учеников пятого класса окунули их одноклассника в унитаз — и другие события дня
Макаревич призвал смириться с идиотизмом 80% населения Земли, Прокуратура извинилась перед Марией Мотузной за дело о мемах, Жена Аршавина пожаловалась на него в ФСБ — и другие события дня
16:01, 20.02.2019
Экономическая ксенофобия. Почему заступничество бизнеса и «либералов» за Майкла Калви уже ничего не изменит
Дело Калви и Baring Vostok может стать таким же эпохальным для российского бизнеса и бизнеса с Россией, каким 16 лет назад стали первое дело «ЮКОСа» и арест Михаила Ходорковского
21:34, 19.02.2019
«Мудрые», «открытые» и «брутальные». Лучшие и худшие аккаунты российских губернаторов в соцсетях
Фонд «Петербургская политика» провел исследование активности российских губернаторов в соцсетях и назвал лучшие и худшие аккаунты. Среди первых оказались аккаунты мэра Москвы и главы Башкортостана, среди вторых — глав Бурятии и Тывы
20:22, 19.02.2019