Небо, самолет, дедушка. Валерий Панюшкин о войне креста и полумесяца Спектр
Вторник, 23 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Небо, самолет, дедушка. Валерий Панюшкин о войне креста и полумесяца

Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress

Удивительная рифма, вероятно, случайное совпадение — но два наиболее ярких события вновь разгоревшегося и резонирующего во всем мире палестино-израильского конфликта произошли в аэропортах. В Стамбульском аэропорту Ататюрк — миллионный митинг, на котором президент Турции Эрдоган пугает человечество войной между мусульманами и христианами. В аэропорту Махачкалы — еврейский погром. Если прибавить к этому еще и довольно эксцентричную идею лидеров Хамас использовать в атаке на Израиль боевые дельтапланы, то чисто стилистически можно констатировать интерес сторонников Палестины к авиации.

Мы не знаем, как принималось турецкими властями решение провести огромный митинг именно в аэропорту Ататюрк, но примерный ход мысли можно угадать. Начать с того, что в Стамбуле не очень хорошо с площадями, они плохо подходят для миллионных митингов. Султанахмет, Таксим? На стамбульских площадях всегда фонтаны, монументы, газоны — негде разместить гомогенную толпу людей, да и раскинувшиеся над площадью деревья не дают возможности сделать впечатляющую картинку.

Аэропорт — другое дело. Огромное пустое пространство. Тот факт, что аэропорт назван именем Мустафы Кемаля, Ататюрка, придумавшего светскую и европейскую Турцию в отличие от Турции исламистской — еще один плюс. Как будто даже и Ататюрк, при всей его светскости не выдержал, дескать, поругания ислама и принял в аэропорту своего имени миллион рассерженных мусульман.

Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress

Захват махачкалинского аэропорта тоже, вроде как, произошел спонтанно — напали на синагогу, напали на гостиницу, и тут кому-то пришло в голову, что в аэропорт прилетает аж целый еврейский самолет. И пошло-поехало.

Однако же картинка в обоих случаях схожая — разъяренные исламисты (не путать с мусульманами) и самолеты (пассажирские самолеты). Эта картинка архетипическая, она отсылает к самому эффектному теракту всех времен и народов — к атаке на нью-йоркские башни-близнецы 11-го сентября 2001-го года. Выступая в аэропорту, Эрдоган как бы говорит символически: «Вместе с самолетами, мы так же грозны, как грозен был Мохаммед Атта двадцать два года назад над Нью-Йорком». Захватывая самолет, махачкалинская толпа как бы говорит: «Вспомните, мы умеем захватывать самолеты».

Принципиальная стилистическая разница заключается в том, что девятнадцать террористов-смертников Нью-Йоркской атаки 11-го сентября были молодыми людьми. Молодое, отчаянное, бескомпромиссное зло. А Эрдоган — старик. И сочувствующий движению Хамас Путин, в землях которого исламисты опять захватывают самолеты — тоже старик. От стариков не ждешь безрассудного на глазах всего мира самоубийства, ждешь склонности к переговорам, к торговле. Но люди, на боевых дельтапланах перелетавшие стену между сектором Газа и Израилем, были молодыми людьми. Просто в их распоряжении пока не было самолетов, только дельтапланы. Но мечтают же они об умении летать. И однажды, в скором уже будущем они, эти молодые люди сменят стареющих лидеров.

Стилистически исламисты представляют себе свое возмездие небесным, приходящим с небес — посмотрите хоть на тщетно летящие в израильские города и разбивающиеся об израильский «железный купол» хамасовские самодельные ракеты. Стилистически гнев полумесяца, о котором говорит Эрдоган, должен быть с небес.

Смотрите наверх.

Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress