Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Пятница, 27 ноября 2020
  • $75.85
  • €90.74
  • 48.30

Не в ту сторону

Фото: Reuters/Scanpix Фото: Reuters/Scanpix

Вряд ли приходится сомневаться в том, что новый расширенный пакет санкций ЕС и США, введенных против России 12 сентября (а позднее к ним присоединились еще Япония и Канада) сильно ударит именно по российскому среднему бизнесу (а по малому ударяет вообще все западные санкции и ответные меры Москвы, да и вообще все подряд). Средний бизнес и так уже в течение многих лет держится из последних сил, особенно если учесть, что именно по нему пришелся каток раскулачивания — медведевское словечко «кошмарить» относилось именно к нему: как его только не сажали за последние 10 лет, что только ему не предъявляли.

Неверный расчет

Жировая — то есть финансовая — прослойка среднего бизнеса несравнимо тоньше, чем у крупных российских корпораций. К тому же крупные госкорпорации (пресловутая Роснефть, например) могут запустить руку в средства национальных фондов, им по указанию из Кремля могут на особых условиях выдавать кредиты госбанки. Вот уже даже и без того «напряженный», по выражению Дмитрия Медведева, бюджет страны пришлось срочно откорректировать ради компаний и секторов экономики, попавших под гнет зарубежных санкций. А у среднего бизнеса таких возможностей, понятное дело, нет. Ограничения финансирования крупными западными банками приведет к подорожанию стоимости кредитов, к серьезному ужесточению требований к заемщикам. Доступ к ресурсам теперь станет сложным, а для многих компаний практически невозможным.



Фото RIA NovostiScanpix


Уже можно видеть, что введенные ранее санкции тоже привели к определенным ограничениям, хотя они не были такими жесткими, как нынешние. Полностью свернул свои программы инвестиций в Россию Европейский банк реконструкции и развития. Международная финансовая корпорация — IFC, — хоть и не вводила формальных ограничений, но уже несколько месяцев не рассматривает проекты в России и не выделяет на них средства. Как правило, эти финансовые институты были миноритарными акционерами частных российских компаний — средних по величине, но желающих поработать по европейским стандартам. ЕБРР и IFC пока не вышли из бизнеса, но новых инвестиций делать не будут. Кто от этого пострадает? Да уж не «Роснефть» с «Газпромом», им-то что.

Да, западные санкции реально работают. Но не в ту сторону. Задача санкций вроде бы состоит в том, чтобы ограничить Путина и его окружение в доступе к финансовым ресурсам. Но поскольку именно Путин и его окружение контролируют всю финансовую систему России и их кошелек огромен, то эти ограничения становятся куда как более существенными для тех, кто к этому кошельку не имеет никакого отношения.

Может быть, кто-то предполагал, что средний бизнес так огорчится и возмутится, что выйдет на улицу и начнет строить баррикады? Что он начнет финансировать российскую оппозицию? Нет, ничего этого не будет.

Рассчитывать на то, что разорившиеся бизнесмены возьмут топор и пойдут свергать режим — бессмысленно. Потому что бизнесмены натасканы находить общий язык с окружающим миром, каким бы он ни был. И если российский предприниматель разоряется, то ему гораздо проще продать квартиру, две машины и дачу, да и переехать жить в Литву или Чехию и открыть там ресторанчик. Для него это естественней и привычней, чем выходить на баррикады. Он привык всю жизнь делать что-то своими руками, своей головой и непомерным трудом. Он скорее уедет, чем составит опору оппозиции. Потому что перед ним стоит задача прокормить семью, он человек с практическим складом ума. Он сможет рассчитать, как именно ему все бросить и уехать. Но выход на баррикады очень вряд ли будет воспринят им как наиболее оптимальный способ решения задачи по прокорму семьи.

А потому санкции могут дать обратный эффект. Те люди, которые всегда и во всем поддерживали Запад, могут начать с гораздо большей опаской и с негативом смотреть на потенциальных западных партнеров — как на элемент дополнительного и весьма серьезного риска для своего бизнеса. Что никак не противоречит концепции переезда: как говорится, ничего личного, только бизнес.

Но что же нам всем делать? И как же так вышло?

Обратимся к новейшей истории. Запад (прежде всего Великобритания и США) давал гарантии территориальной целостности Украины. При этом Запад не предпринял никаких шагов к тому, чтобы эти гарантии обеспечить, тогда, когда это еще было возможно. Можно было бы, например, обеспечить Крым гуманитарной помощью. Помните эпизод августовской войны 2008 года, когда американские военные корабли зашли в Черное море, встали в грузинских портах, якобы разгружая гуманитарную помощь? Да, наверняка, они ее разгружали. Но ее, наверное, можно было доставить самолетами, а не боевыми кораблями?

Это была определенная позиция, демонстрация силы. Могло ли что-то подобное в феврале-начале марта произойти в Крыму? Возможно. В любом случае Запад не предпринял никаких попыток, кроме смехотворных визовых санкций, что со всей очевидностью было неспособно обеспечить гарантию территориальной целостности Украины. А дальше, когда началась война на Юго-Востоке Украины, особенно после гибели малайзийского самолета, санкции резко ужесточились. От чего пострадал и российский, и европейский бизнес. Но от чего совершенно не пострадал политический режим. Более того, он усилился. Рейтинги власти зашкаливают, а где случаются досадные промашки (как, например, на выборах в Мосгордуму в минувшее воскресенье) — там проходят самые ярые сторонники ДНР-ЛНР, или как их там. То есть коммунисты.

Это тупиковая ситуация. Опоздав с политической и военно-политической реакцией, западные лидеры сейчас пытаются наверстать упущенное на экономическом поле. А это делать бесполезно, пока Газпром остается ключевым поставщиком газа в Европу. Только перекрыв «от себя», с запада, газовую трубу, можно существенно пугать и «шатать режим». Но Европа же этого никогда не сделает. Ок, о чем тогда говорить?

Основа благосостояния нынешней российской элиты — продажа углеводородов Западу. А ограничивать доступ российских банков к западному капиталу — это прежде всего ограничение и осложнение и без того непростой жизни для частного российского бизнеса. Государственный -возьмет у российских граждан. Да хоть с пенсий и роста цен.



Фото REUTERSScanpix


Путин очень умный человек. К тому же резкий. Вот, пожалуйста, новости конца прошлой недели: «Газпром» отказался объяснить причину сокращения поставок в Европу. Тогда как Польша и Словакия, осуществлявшие реверсные поставки газа для Украины, столкнулись со снижением поставок со стороны российского монополиста.

Это даже не сигнал Путина, а уже демонстрация полной готовности перекрыть накануне зимы трубу с востока. Готов ли к такому повороту событий Запад? Может, кто-нибудь захочет объяснить своим требовательным европейским избирателям, почему зимой не топят и где на карте мира находится Крым? Вот уж вряд ли.