Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 28 сентября 2020
  • $78.21
  • €90.93
  • 42.26

«Не собираюсь плакать в борщ». Евгений Чичваркин о Беларуси, Зеленском, Путине и вялых рукавах ЕС

Евгений Чичваркин. Фото Sidelnikov Andrei / TASS / Scanpix / Leta Евгений Чичваркин. Фото Sidelnikov Andrei / TASS / Scanpix / Leta

Навальный — единственная сила, Собчак — кремлевский спойлер, у Ходорковского — свой путь. Беларусь не факт, что победит без коктейлей Молотова. Евросоюз — сборище вялых рукавов, единственный мужик — Ангела Меркель. Охлобыстин — подвижная психика и всякие вещества. Ефремов — алкоголь добил личность. Брекзит — скорее добро. Из Абрамовича чекисты деньги тянут. Крым могли купить, например. Порошенко собеседовал. Зеленский — предлагал. Антонов спас Ушакова. Гусельников не виноват. У Трампа — гениальный ход. Шведы — красавцы. В Латвии — пить. Но лучше не пить. Российский бизнесмен-беженец в Лондоне Евгений Чичваркин дал интервью порталу Delfi во время отдыха в Юрмале. Публикуем его целиком.

— Чаю?! — с порогу предложили мы Евгению Чичваркину, когда в результате многочисленных созвонов все же встретились в закрытом дворике юрмальского кафе Madam Brioš.

— Угу… чайку, — задумчиво отреагировал бизнесмен. Пожалуй, после отравления Навального любой другой оппозиционно настроенный россиянин на этой шутке интервью бы и закончил. Но Чичваркин — фаталист, оптимист и либертарианец. Он за свободу во всем, в том числе, в неуместном юморе и в неудобных вопросах.

О том, что Чичваркин прибыл в Латвию, мы узнали случайно. Он возник из ниоткуда на Рижской биеннале современного искусства Riboca2, затмив собой все экспонаты — совершенно сказочный персонаж в красных сапогах и с лихо закрученными усами. Даже если не знать, кто это, с первого взгляда не остается сомнений: любые людоеды для этого человека не страшнее мыши. Для полноты картины мышь вылезла из-под забора как раз во время во время интервью. «Или это даже небольшая крыска?!» — радостно поприветствовал животное Чичваркин.

Российский бизнесмен Евгений Чичваркин — одна из самых ярких и деятельных фигур оппозиционно настроенной российской эмиграции. Почти 12 лет он живет в Лондоне.

В России он прошел образцово-показательный путь человека новой формации — от торговца свитерами на рынке до основателя компании «Евросеть», ставшей в начале 2000-х крупнейшим сотовым ретейлером в России (филиал этой сети был и в Латвии). В 2008 году Чичваркин вдруг продал компанию и спешно переехал в Великобританию. Как потом объяснил, силовики собирались «отжать» компанию, но ему удалось продать бизнес миллиардеру Александру Мамуту, пусть и за треть цены.

В России на Чичваркина завели уголовное дело «за вымогательство» и потребовали экстрадиции — британские власти провели свое расследование, по итогам которого бизнесмен получил статус беженца. В 2011 году его дело в России закрыли, а полицейские генералы, которых Чичваркин называл организаторами своего преследования, были уволены. Возвращаться на родину бизнесмен не рискнул даже на похороны матери, которую, нашли в квартире с разбитой головой (по мнению сына — это убийство). Вырученные от продажи «Евросети» миллионы он вложил в новый бизнес — магазин эксклюзивного алкоголя Hedonism Wines и ресторан Hide в престижном лондонском районе Mayfair.

Одной коммерческой деятельностью Чичваркин не ограничивался никогда. В политике он был задействован как непосредственно, так и косвенно. В России был лидером московского отделения оппозиционной партии «Правое дело», с которой после отъезда просил себя не ассоциировать. Четыре года назад он заявил, что будет заниматься позиционированием и брендингом политической организации Михаила Ходорковского «Открытая Россия». Он предлагал свои услуги в качестве министра экономики Украине — и во времена Порошенко, и во времена Зеленского.

Долгие годы Чичваркин финансово поддерживал Алексея Навального, что не мешало ему параллельно активно критиковать установки лидера российской оппозиции. Вскоре после сообщения об отравлении Навального Чичваркин сообщил, что пытался направить в Омск частный самолет с врачом московской клиники им. Бурденко и аппаратурой «более профессионального уровня» .

С Евгением Чичваркиным всегда есть о чем поговорить, а ему всегда есть что сказать. И в своих рассуждениях на любую тему он совершенно бескомпромиссно раздает «панчи» даже самому ближнему кругу, что уж говорить о тех, к кому он в оппозиции.

На интервью с Delfi бизнесмен прибыл в самом боевом расположении духа — перед встречей он час боксировал в спортзале, после чего легко нокаутировал двойную порцию бараньих пельменей и пару кусков торта. И поинтересовался, где тут в окрестностях водятся грибы.

Навальный — единственная сила, Собчак — кремлевский спойлер, у Ходорковского — свой путь

— Отравление Алексея Навального произошло, как раз когда вы были в Латвии. Какие у вас отношения и как вы отреагировали?

— Наши политические векторы не очень совпадают. По части демократии, либерализма и справедливого суда они совпадают. По части участия государства (в бизнесе) и налогов — не совпадают. Но все это сейчас не имеет никакого значения. Навальный — единственная оппозиционная сила в России, которая имеет сеть филиалов по регионам и, пусть окончательно не выкристаллизованное, но понятное идеологическое направление.

Думаю, он бы по факту выиграл выборы мэра (в Москве в 2013 году), но там был включен ресурс одурачивания и вбросы… Если бы сейчас россияне выбирали (президента), в бюллетенях стояли бы пять-семь фамилий, а среди них — Владимир Путин и Юлия Навальная, она бы выступила круче, чем Тихановская (в Беларуси). Она — ролевая модель спутницы жизни и выкристаллизованный символ русской женщины, она крутая.

Когда мы все познакомились, моя Татьяна сказала, что петербуржцы косовато смотрят на Навального и не все его шутки хорошо воспринимают, но, наверное, он все же нормальный: у такой жены не может быть плохого мужа.

«Стоит щелкнуть выключателем, и деньги уходят единороссам». ФБК рассказал, как жители Томска платят «дань» депутатам, сами того не замечая

— О популярности Навального в Питере… Когда в 2018 году мы с группой скандинавских журналистов ездили по предвыборному Санкт-Петербургу, сперва нас привезли в штаб Ксении Собчак, где царили тишь, гламур и благодать, а потом — в офис Навального, который был набит под завязку молодыми людьми, желающими стать наблюдателями на выборах, еще и на улице очередь стояла…

— Собчак — абсолютный кремлевский спойлер. Многие ее относили к оппозиции, когда она в псевдо-балтийской волне стояла с Яшиным, и, наверное, действительно что-то чувствовала. Но теперь абсолютно все понятно. Вот и нечего было делать людям в ее штабе.

— В одном из интервью вы рассказывали, что переводите Навальному «донат» в 100 000, как только российские власти на него в очередной раз наезжают. Как отреагировали на отравление?

— Мы уже наутро арендовали и снарядили частный самолет с медиками и оборудованием. Просто его отменили, потому что министр здравоохранения запретил врачам лететь к больному на частном борте.

— У вас нет сомнения, кто заказчик отравления?

— Никакого!

— Ваша версия, почему это отравление случилось сейчас?

— Отвлечь от Беларуси. Там идея такая: в разных местах в разное время внести смуту, напряжения, страх — нагадить, взорвать, отравить. Нужно все время вбрасывать, чтобы всем было непонятно, чтобы никто друг другу не доверял, чтобы люди боялись выпить чая и встретиться с кем-то неугодным… В этой мутной воде Путину хорошо. Вот и про Башкирию сразу все позабыли, и Хабаровск отошел на задний план, хоть люди там все еще держатся.

— А как же репутация страны, разве это не вредит?

— Им на это абсолютно нас. ть! Еще в 2003—2004-м они пытались что-то доказать другим, а сейчас все меньше такого желания: мол, да, я такой и че, че вы со мной сделаете? Захочу конституцию поменяю, захочу обнулюсь, захочу пенсионный возраст накину — что мне за это будет? Главное, чтобы в шоу «Голос» махинации не прокрались — вот там люди, действительно, могут стать недовольными. Вот это безобразие и настоящее преступление перед народом!

И опять «Новичок». Власти Германии нашли следы яда в организме Навального, в России настаивают на версии с нарушением обмена веществ

 — Кто теперь сможет что-то сказать против?

— Навальный. Он жив. На данный момент, только он. Есть еще Удальцов, но он социалист. Его можно уважать за то, что он искренний — социалистом был в тюрьме и социалистом вышел…

— А Ходорковский? Вы связываете с ним надежды на перемены в России?

— Надежда всегда, конечно, есть. Он избрал свой путь.

Беларусь. «Я верю в покрышки, коктейли Молотова и парней с берданами»

— В Риге вас видели на акции «Балтийский путь» в поддержку Беларуси…

— Это мне надо. Так получилось, что я участвовал в самом первом митинге в поддержку оппозиции еще до выборов, пыток, стрельбы и Окрестино — у белорусского посольства в Лондоне. Мне настолько понравились эти люди! Они были похожи на тех, кто на Болотной; на тех, кто делал Пражскую революцию, интеллектуалов — студенчество и профессуру, на грузин в 2003-м, на «электрический Ереван»… Какие-то очень правильные люди со светлыми лицами. И ноль национализма… Не знаю, можно здесь так говорить? — вдруг уточняет Евгений и, с любопытством оглядев ближайшие столики, смеется. — Просто желание стать частью западной цивилизации — это единственное, что им нужно.

И все же не уверен, что они бы вышли на улицы, если бы не коронавирус. То, что страну не закрыли, многие из белорусов воспринимали так: власть только и думает о деньгах, а о народе совсем не заботится.

К своему огромному сожалению не могу сказать, что их революция победит. Ни к чему никого не призываю, но я верю в покрышки, «коктейли молотова» и в парней с запада, которые, может, не очень «расейску размовляют», но достали из дальнего чулана несколько старых огнестрельных «берданов». К сожалению, я верю, что революции делаются так…

— …а не переходят дорогу на зеленый свет и убирают за собой мусор?

— Либо вся система должна сама рухнуть под своим весом, как рухнул Советский союз. А власть Шеварднадзе как рухнула? Там просто все прогнило, и когда они зашли с розочками в парламент, там уже все было понятно и готово. Но в Беларуси не готовы. Путин точно отдаст приказ стрелять по людям, если вдруг что. И когда по людям начнут стрелять, они обниматься перестанут. Разбегутся… Помните, как начиналось в Украине? Выходили с плакатами «Выйду замуж за „беркутовца“, перешедшего на сторону народа», а потом понеслось.

 — Белорусы готовы «понестись»?

— Нет. Они другие и выбрали другой способ. Я не разбираюсь в белорусском обществе и политике, но очень сомневаюсь, что их способ поможет. Хотя, с точки зрения реформ, Беларуси было бы гораздо легче, чем Украине. Там нет ни «семибанкирщины», ни олигархата, да и люди в целом очень законопослушные. Понятно, что какая-то коррупция была и в правление Лукашенко, но средний белорус платил гораздо меньше взяток и гораздо реже обходил закон, нежели средний украинец к моменту Майдана.

Если открыть Беларусь и провести нормальные законы, она раскроется быстрее, чем все остальные. Даже быстрее, чем Грузия при Саакашвили. Там все же очень тяжелая и неповоротливая церковь (никаких тебе гей-браков и прочего!) и отдельная власть — воры в законе. Чудовищная коррупция и жутчайшее кумовство: если ты брата-свата не поможешь устроить на работу, тебя не поймут. И беднее Грузия была, чем Беларусь. И география Беларуси выгоднее.

Единственное, как только Беларусь развернется в Европу, ее власть тут же станет путинским врагом. До сих пор Путин не очень вмешивался, потому что его полностью устраивает Лукашенко, который слабее, глупее и деваться ему некуда. Он абсолютно контролируемый.

Евгений Чичваркин перед российским консульством в Лондоне, 2018 г. Фото Tim Ireland / TASS / Scanpix / Leta

Евгений Чичваркин перед российским консульством в Лондоне, 2018 г. Фото Tim Ireland / TASS / Scanpix / Leta

Евросоюз — сборище вялых рукавов, единственный мужик — Ангела Меркель

— Евросоюз Лукашенко тоже вполне устраивал. У него был запланирован официальный визит в Австрию. В Латвию он не прибыл только благодаря коронавирусу и закрытию границ.

— Ну что тут скажешь? Евросоюз — это сборище вялых рукавов. Лидеры, чья популярность опирается на тех, кто все время кричит государству «дай-дай!» Это обратная сторона современной демократии — чтобы избраться, надо больше забрать у богатых и раздать тем, кто ничего не делает. Рабочим оплатить дорогу к фабрике и больничный, если кошечка заболела. (Юлия) Латынина это назвала «инфантильный социализм». Это уничтожает реальную экономику. Лидеры безвольные, боятся резкое движение сделать — вдруг, не перевыберут.

Там один-единственный мужик — Ангела Меркель. Макрон вообще непонятно как руководил деньгами Ротшильдов. Сначала их полиция не разгоняет парижских погромщиков в желтых жилетах — они уничтожают на миллионы частную собственность. А потом они палками загоняют всех по домам из-за коронавируса.

— Опросы показывают, что как раз в северных странах, где идет самое большое перераспределение денег через налоги, живут наиболее счастливые люди. Профессор Петер Зашев из Стокгольмской школы экономики настаивает, что бизнес по принципу фазендейро, когда бедные сами виноваты в своих бедах, до счастья не доведет!

 — Мой ответ один: научись хорошо работать — сам стань фазендейро.

— Но у всех же разные исходные позиции! Например, ребенка забили в детстве — он и не высовывается во взрослом возрасте…

— Значит, не повезло человеку. Я предпочитаю вашей стокгольмской австрийскую школу экономики и либертарианство, наверное, с некоторым гуманистическим креном. Если уж человеку совсем нечего есть — накормить надо. Но я не понимаю, почему такому человеку надо еще бесплатно выдать жилье с цветным телевизором и безусловный доход, и при этом он еще может голосовать и решать, как мне жить. В итоге всем управляют пенсионеры и бездельники.

— Как коронавирус отразился на вашем бизнесе?

— Плохо. Ресторан пришлось временно закрыть. Магазин могли не закрывать, но закрыли на восемь недель, потому что народ боялся и сотрудники. И вообще, район Мейфэр был абсолютно мертвым — страшно смотреть. Ночью была попытка взломать магазин. Но у нас тройной стеклопакет с пленками. Не только вручную не разбить, а даже если пытаться въехать на машине — лицо в лепешку расшибется. Прибежал охранник из соседнего дома — грабители его напугали пушкой, но полиция приехала реально через 150 секунд.

В Лондоне из-за закрытия (предприятий) в мае, на пике, оказалось около миллиона безработных. Хорошо, что вывели патрулировать улицы весь штат полицейских. У меня есть видео, когда BLM-щики дошли до огромного американского супермаркета — и тут приехали автобусов десять совсем не вежливых полицейских, а накачанных пацанов с автоматическим оружием, которые всем видом дали понять: в случае погрома, от них будет ноль толерантности. И погромов не было.

«Наивность в отношении России неуместна». ЕС и немецкие политики потребовали прозрачного расследования отравления Навального, а в Кремле не увидели для этого повода

— Вы в Англии — свой?

— Нет, я русский россиянин. Не чувствую себя своим нигде. И меня этот статус полностью устраивает.

— Вы чувствуете особое отношение к русским в Великобритании?

— Смотря с кем разговариваешь. Очень образованные люди, с которыми я общаюсь, хорошо разбираются, они разделяют Путина и страну, ватников и неватников, знают историю Кавказа и чувствуют разницу между Украиной, Беларусью и Россией. Они читают книги, знают историю. Ко мне они относятся хорошо — я для них интересный представитель другой культуры.

Если же пообщаться с водителем такси после отравления в Солсбери, то он полностью ассоциирует себя со своей страной, а меня — с моей: вы отравили, вы негодяи. Или приехал «Зенит» играть с «Манчестером» — таксист скажет: мы вас сделали. Хоть в «Зените» не так уж много игроков знают русский, как родной.

— Два года назад Роману Абрамовичу вдруг отказали в продлении британской визы. Это связано с тем, что он поддерживает существующую российскую власть?

— Когда-то он поддерживал, а теперь мы этого не знаем. Наверное, он один из десяти тысяч коммерсантов, из которых чекисты тянут деньги. Абрамович, вообще, неактивный, с точки зрения политики. Если посмотреть фильмы, которые он когда-то спонсировал, то они либо про еврейство, либо про свободу. И он столько вложил в страну (Великобританию), в «Челси», что его реально какое-то время на руках носили.

Возможно, он посчитал, что непродление визы — это какая-то политика, а это просто бюрократия. Тогда визу не продлевали никому. И мне никак не хотели выдать постоянный статус — пытались снова дать на полтора месяца, но я этих людей вызвал в суд, и за неделю до того, как у них начал бы тикать счетчик в случае проигрыша (они должны были бы оплатить моих юристов), они мне все дали. Теперь у меня безвременный статус indefinite lift to remain, базирующийся на том, что я — беженец. При этом я гражданин России.

— Для вас это важно?

— Я не планировал сдавать на британское гражданство. Все же тьма не навсегда. Она иногда сгущается. Как говорится, «найтемніша ніч перед світанком» («самая темная ночь — перед рассветом» — рус.), но как-то этого «свiтанка» давно нет.

Крым могли купить, например. Путин талантливый, а вокруг — овощи

— Что будет, если вы сейчас приедете в Россию?

— Не знаю, не пытался. Уголовного дела на меня нет уже девять лет, а то, что я наговорил, думаю, потянет на «пятерочку». К примеру, я не признаю территориальную целостность России — не считаю российскими Крым, Приднестровье и Южную Осетию. Все же по Крыму, если уж так надо, можно было как-то договориться, купить, например, — в итоге обошлось бы дешевле. Заплатить каждому жителю Украины по две тысячи… С таким помощником, как Владислав Сурков, можно было такой ассиметричный способ придумать! И выглядеть перед народом крутым без уничтожения экономики, крови и санкций…

В общем, не собираюсь я, как Вертинский, писать письмо Сталину, обниматься с березками и плакать в борщ под Шуфутинского. Конечно, если вы попросите, я могу это сделать на камеру, но не на полном же серьезе!

«Пусть Путин с Пригожиным подавятся этим». Почему после девяти лет работы закрывается Фонд борьбы с коррупцией Навального

— Экс-главред «Коммерсанта» Андрей Васильев рассказывал в интервью Delfi, что после первой встречи с Путиным у него сложилось ощущение, что России наконец-то повезло — появился сильный и умный лидер. У вас был такой период?

— С Путиным я не встречался ни разу, хоть и уверен, что финальную отмашку по моему делу в 2008 году дал именно он. Разочарование пришло в 2005—2006-м годах. В 2006 году мне еще казалось, что, если сырьевая сфера вся будет под контролем, то розничную торговлю оставят в покое, но я просчитался — этим людям нужно захапать абсолютно все.

— По версии все того же Андрея Васильева, на смену Путина может прийти «отморозок какой-то».

— Думаю, очень вероятный сценарий, что его сменит кто-то из военных или эфэсбэшников. Подумает: раз уж этот эфэсбэшник смог, так и я смогу. И не сможет. Дело в том, что Путин, безусловно, очень талантливый человек — он хорошо даже не знает, а чувствует психологию российского общества. У него есть чувство баланса, противовесов — нужно отдать ему должное. Но вокруг-то… Одни овощи. Он всегда боялся, что его скинут, вот и отодвигал от себя всех, кто похож на личности. Остались лишь послушные и исполнительные техно-овощи. Вот Сурков был точно не овощем, но это же опасно иметь совсем рядом интеллектуала. Недоброго интеллектуала.

— Вы желаете России «повернуться на Запад». Думаете, демократически возможно управлять такой огромной страной?

— А почему нет? У меня было пять тысяч магазинов «Евросети». Приходим с утра на работу и рассылаем письмо, что с сегодняшнего дня ставка за «Самсунг», который был 0%, становится 2%, ставка за «Нокиа», которая была 2%, становится 0%. «Самсунги» выходят на первое место, «Нокиа» — на заднее. Прекращается война с Ост-Азией и начинается — с Евразией. Вот и все управление — в одну секунду все решения приняты. Когда у тебя девять часовых поясов, не надо никого ни в чем уговаривать и ни с кем церемониться — если уверен в правоте, то прояви волю.

«Мне устроил собеседование Порошенко, потом предлагал Зеленский…»

— Из Латвии вы едете в Одессу — спикером на экономический форум. В свое время вы предлагались Украине в качестве министра экономики…

— И зря меня не выбрали — уже бы все было гораздо лучше. Либо меня бы грохнули.

— Вы так спокойно об этом говорите!

— А что такого? Зато есть, чем Википедию заполнить. Как пел Егор Летов, «мое описание меня бережет, мое описание меня стережет». А сейчас слово «описание» можно заменить на Википедию.

Украине тогда очень нужна была свежая кровь — местных коррупция поразила так глубоко, что людей с чистой репутацией не найти, вот и брали «варягов», что очень правильно. Пригласили министра (экономики Айвараса Абромавичюса) из Литвы, позвали финансистку из Штатов. Если бы они продолжили в том же духе, могли бы стать вторым правительством Мэйдзи (девиз правления императора-реформатора Муцухито).

В Одессе на антикоррупционном форуме я предложил им взять за пример победы Петра в войнах. Если бы Петр был националистом и не брал бы адмиралом никого, кто бы не говорил по-русски, ничего бы не было. В итоге из 15 адмиралов русским у него был лишь один, который выучился. А остальные — немцы. И все, кто хотели там служить, учили немецкий… Зато побеждала российская армия.

Иногда они возвращаются. Почему Михаил Саакашвили вряд ли станет украинским вице-премьером, но наверняка займет при Зеленском другой высокий пост

— Почему вас не взяли?

— Мне устраивали собеседование Порошенко и премьер (Яценюк) — все как положено, ночная встреча. Я им честно сказал, что готов на крайне непопулярные меры, которые принесут результаты потом, такие как закон о свободе торговли и полное дерегулирование… На первых этапах пострадает огромное число людей, но вы потом все это сможете списать на меня — меня это абсолютно устраивает. Знаю, что через пять-шесть лет это переоценят, как сейчас заново оценили сделанное Саакашвили…

Если все пойдет по плану, то я стану готовым кандидатом на то, чтобы создавать прекрасную Россию будущего, мой идеальный Китеж-град, каким я себе его представляю. Верю, что в России разворот может произойти в любой момент — я быстро соберусь, если надо будет.

— Зеленскому вы тоже предлагались?

— Мне предлагали встречу, но она не состоялась.

— Как оцениваете правление Зеленского?

— Ему многое не удалось, но кое-что удалось. Мне кажется, это первый президент Украины, про которого никто не может доказать, что он хоть что-то утащил у людей. Очень надеюсь, когда закончится коронавирус, восстановятся цены на недвижимость и инвестиционное движение, они добьют свою реформу приватизации. То, что я читал, это, конечно (тут лицо Чичваркина выражает разочарование): четыре года землю могут покупать только украинцы, а лишь потом все остальные — это, конечно, некий нацреверанс.

— После Солсбери, Навального, Верзилова, Кара-Мурзы вам не страшно… пить чай не дома?

— Последнюю угрозу я получил за 20 минут до нашей встречи. Я живу в последний раз, мне главное, чтобы детям было не стыдно произносить мою фамилию. Для этого надо красиво заполнить страничку в Википедии. Если бы сложилась моя реформистская деятельность — необязательно в Украине, можно в Беларуси и в любой постсоветской стране (они ментально ближе) — я бы считал, что mission complete. Но я уверен, что Беларусь скажет: мы сами.