Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Суббота, 28 ноября 2020
  • $75.85
  • €90.74
  • 48.30

Направление на Киев

Фото: AFP/Scanpix Фото: AFP/Scanpix

В последние недели украинская общественность все больше задается вопросом, что будет с добровольными участниками антитеррористической операции на востоке после ее завершения — при этом высказываются надежды на то, что все закончится до наступления холодов. В пользу такого развития событий говорят, как успехи самой украинской армии, так и суета среди руководства ДНР и ЛНР с чередой недавних кадровых перестановок, которые кажутся мало подчиняющимися логике развития событий. Прекращение боевых действий будет означать, что сотни закаленных и получивших военные навыки бойцов вернутся домой и окажутся ли они востребованными в мирной жизни — это еще большой вопрос. В Киеве в этой связи высказываются опасения, что после наступления мира добровольческие формирования могут стать едва ли не главным дестабилизирующим фактором, способным вновь ввергнуть Украину в политический, а хуже того — вооруженный хаос.

Ультиматум президенту

Весьма ярким симптомом назревающей проблемы стал ультиматум, который «Правый сектор» в субботу, 16 августа, выдвинул президенту страны. В ПС потребовали отставки первого заместителя главы МВД Владимира Евдокимова, обвинив его в поддержке сепаратизма, терроризма, антиукраинской деятельности и планировании арестов членов организации. «В случае невыполнения требований в течение 48 часов „Правый сектор“ будет вынужден снять все подразделения по линии фронта, объявить всеобщую мобилизацию резервных батальонов и начать поход на Киев с целью проведения „быстрых реформ“ в МВД», — говорилось в заявлении «Правого сектора».

И хотя уже в воскресенье лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош разместил в Сети видеообращение, в котором поход на Киев отменил, осадок все равно остался и чувство настороженности никуда не делось. «Нам сообщили о том, что все наши побратимы освобождены, а вопрос Евдокимова сейчас рассматривается на Кабмине, и мы очень надеемся, что решение о его отставке все-таки будет принято. Мы понимаем, что это сейчас хоть маленькая, но победа, поэтому, учитывая ситуацию на фронте, мы остаемся на своих позициях», — заявил Ярош в видеообращении. Затем, по-видимому уже исключительно для того, чтобы успокоить обеспокоенных киевлян, Ярош запретил своим сторонникам вывозить оружие и боеприпасы из зоны боевых действий. «Довожу до сведения своих сограждан и всех собратьев, что приказом по добровольческому украинскому корпусу „ПС“ запрещено вывозить из зоны антитеррористической операции оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества. Их движение может происходить только в одном направлении — на фронт», — написал Ярош на своей странице в Facebook.

Выступление и угрозы Яроша всколыхнули Украину. «„Правый сектор“ еще не дорос, чтобы ставить ультиматумы законно избранной власти, законно избранному президенту, — прокомментировал ситуацию советник главы МВД Антон Геращенко. — Что касается данного ультиматума, это, во-первых, пиар-акция. Поскольку данная структура собирается идти на выборы, им очень важно набрать 5 процентов голосов — иначе они останутся у разбитого корыта». Версию о пиаре поддержал и глава МВД страны Арсен Аваков, указав на то, что приказ об отставке Евдокимова еще две недели назад был отправлен в кабинет министров.

В связи с ультиматумом ПС в центре внимания оказался и вопрос, касающийся правового статуса многих из тех, кто воюет в составе добровольческих формирований. Так, например, те сторонники «Правого сектора», которые под Донецком были расстреляны или взяты в плен сепаратистами, по словам Геращенко, нигде официально не числились и поэтому государство не обязано им выплачивать пенсии, зарплаты или предоставлять другие социальные льготы. По этой причине советник главы МВД призвал единомышленников Яроша прекратить заниматься «партизанщиной» и записываться во входящую в
структуру МВД Национальную гвардию, чтобы воевать легально.

Но одно дело пенсии и зарплаты, другое — уголовное преследование. По словам адвоката Ксении Проконовой, участники добровольческих батальонов после завершения боевых действий рискуют стать фигурантами уголовных дел. «Участники добровольческих батальонов часто не имеют официального статуса и полномочий. В связи с этим возникает масса вопросов — от льгот и выплат, до легитимности применения силы и оружия. Никто не застрахован от уголовного преследования по окончанию войны, которую даже войной не признали», — заявляет юрист. С ней солидарен и директор по стратегическим делам Украинского Хельсинского союза по правам человека Михаил Тарахкало, по словам которого, власть де-факто признала деятельность батальонов, но нет никаких законодательных норм, которые бы регулировали эту деятельность.

Признание де-факто, о котором говорит правозащитник, заключается в том, что сегодня формально часть батальонов подчиняется Нацгвардии («Донбасс»), Минобороны («Айдар») или МВД («Днепр», «Азов», «Шахтерск»). Но именно формально — в реальности государства почти не контролирует добровольцев. И этот условный контроль сулит властям серьезную головную боль в недалеком будущем. «Если эти ребята, которые видят смерть своих друзей за озвученные ранее идеалы, вернутся и увидят, что у нас продолжается коррупция, процветает взяточничество, несправедливость, разбазаривание — безмолвно, они терпеть этого не будут, — цитирует BBC News бывшего заместителя председателя СБУ Александра Скипальского. — И эти жулики, которые сегодня обворовывают Украину, должны дрожать от мысли об их возвращении».

Вооруженная сила

О тех, кто сейчас воют в составе батальонов «Донбасс», «Азов», «Айдар» и прочих, а среди военнослужащих этих частей есть как вчерашние активисты Евромайдана, так и просто любители острых ощущений, криминальные элементы или убежденные последователи нацистской идеологии, много вспоминали, когда власти неделю назад ликвидировали палаточный лагерь на майдане в Киеве. Дескать, не трудно справиться с кучкой утомленных спиртным маргиналов, а вот попробовали бы власти сделать то же самое, если бы палатки защищали уже успевшие понюхать пороха вооруженные бойцы, еще неизвестно чем бы все закончилось.

Ранее появилась информация, что Генштаб Украины намерен в ближайшее время распустить добровольческий батальон «Айдар». Правда, это практически сразу было опровергнуто министром обороны Валерием Гелетеем, который заявил, что считает возможным создать на базе «Айдара» регулярное подразделение Вооруженных сил Украины. При этом личный состав батальона должен пройти переаттестацию в результате которой будут отобраны те бойцы, которые соответствуют требованиям к военнослужащим.

В самом «Айдаре» в ответ пообещали, что добровольческие батальоны после окончания АТО вернутся в Киев с оружием в руках, чтобы помочь Порошенко покончить с коррупцией. «Новая власть знает, что батальоны „Айдар“, „Азов“ и „Донбасс“ готовы после войны с сепаратистами снова прийти на Майдан. Мы предупреждали новую власть неоднократно об этом. Мы приедем со своей бронетехникой и оружием. Я знаю, что когда-нибудь они захотят нас кинуть в большую мясорубку, чтобы нас стало меньше», — заявил начальник штаба «Айдара» Валентин Лихолит. По его словам, у президента Петра Порошенко «очень медленно идет процесс очищения кадров» и бойцы добровольческих батальонов готовы помочь ему завершить «перезагрузку» власти. Нетрудно представить, как вооруженные бойцы, выжившие в полноценном военном конфликте, представляют себе эту самую «очистку кадров».

В такой ситуации, действительно, руководству Минобороны неплохо было бы задуматься об интегрировании добровольческих формирований в армейскую структуру. О таком варианте развития событий, в частности, говорит советник министра обороны Александр Данилюк: «Поскольку основная нагрузка в выполнении военной фазы операции, более 90 или 95%, производится ВСУ, мне кажется, что более логично было бы, в том числе и добровольческим подразделениям, и другим желающим, присоединиться к этой военной фазе, а не полицейской операции, все-таки перейти в состав ВСУ. Думаю, так и произойдет в ближайшее время».

Аналогичную мысль высказывает и военный эксперт Валентин Бадрак, по мнению которого, участники добровольческих формирований могли бы после войны стать ядром нового украинского спецназа.

Впрочем, среди добровольцев такая точка зрения приветствуется не всеми. В батальонах многие по-прежнему убеждены, что недавние успехи на Востоке — это их собственная заслуга и что они в первую очередь представляют украинское общество. «Это политический момент. Сейчас добровольческий батальон — это активная часть общества. Это „внесистемные люди“. Армия — это системные люди. Потому роль батальона будет снижаться, а роль обезличенной армии — повышаться», — считает командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко. Он убежден, в частности, что армия и добровольческие формирования — это разные по своей сути структуры и сливать их воедино не имеет смысла. «Если все собрать под одной крышей — будет хаос и неразбериха, — говорит командир „Донбасса“. — Есть разные ведомства. Где-то координируется лучше, где-то хуже. Пусть остается так. Армия очень громоздкая система. Абсолютно несовременная, там много лишних звеньев управления».

Частная инициатива

Семенченко в чем-то прав — в добровольческих батальонах все намного проще, чем в регулярной армии. Кто девушку ужинает, тот ее и танцует — часть добровольческих соединений содержатся за счет конкретных физических лиц, например, «Азов», «Донбасс» и «Днепр -1,2» спонсируются олигархом, губернатором Днепропетровской области Игорем Коломойским, батальон «Украина» — лидером Радикальной партии Олегом Ляшко, часть батальонов находятся непосредственно под патронажем МВД и его главы Арсена Авакова.

Соответственно, после окончания боевых действий все эти подразделения останутся закрепленными за своими покровителями и будут выполнять их приказы. Так, «частная армия Коломойского», как считает авторитетный украинский журналист Сергей Лещенко, уже сегодня дает олигарху возможность напрямую угрожать нынешнему президенту страны. По мнению журналиста, свои вооруженные формирования олигарх может использовать не только для защиты статуса полноправного хозяина Днепропетровской области, превращенной фактически в феод Коломойского, но и при возможном переделе собственности того же Рината Ахметова, например.

С другой стороны, сложно представить, куда заведет солдат батальона «Украина» буйная фантазия и неумеренные амбиции Олега Ляшко. К слову, до недавнего времени он претендовал на шефство и над батальоном «Азов», что добавило огня в его противостояние с Коломойским. В итоге бойцы «Азова» решили, что под крылом олигарха им будет уютнее, и расстались с лидером радикалов.

«После завершения АТО нам еще с ними придется повоевать», — приводили в июле украинские СМИ высказывание одного из военнослужащих Минобороны о добровольческих формированиях. Не хотелось бы предсказывать Украине новый виток вооруженного противостояния, но нельзя не согласится с тем, что накануне парламентских выборов выражение «тот или иной политик поведет в Раду такое-то количество штыков» приобретает двойной смысл.