Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 30 сентября 2020
  • $77.88
  • €91.08
  • 41.68

«Надо судить по делам их». Наблюдатели о новом составе ЦИК

RIA Novosti/Scanpix RIA Novosti/Scanpix

В четверг, 3 марта, полномочия председателя Центризбиркома после девяти лет работы решил сложить с себя Владимир Чуров. Его имя стало нарицательным после парламентских выборов в конце 2011 года. Именно ему принадлежит фраза, что российская «избирательная система настолько совершенна, что для того, чтобы доказать ее несовершенство, используют подлог и обман». Тогда же президент Дмитрий Медведев назвал главу ЦИК волшебником за то, что тот предугадал явку избирателей.

Чуров лишился должности в связи с истечением срока полномочий, говорится в официальных документах. Тем временем вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев предположил, что Чуров — в прошлом тоже депутат от либерал-демократов — может перейти в Совет Федерации уже в ближайшее время.

Пост Чурова заняла уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Элла Памфилова. Соответствующий указ появился утром 3 марта на сайте Кремля. Вместе с Памфиловой должности получили замглавы Федеральной антимонопольной службы Александр Кинев, депутата Госдумы от КПРФ Василий Лихачев и представитель «Патриотов России» в ЦИК Евгений Шевченко. Борис Эбзеев — судья Конституционного суда и в прошлом президент Карачаево-Черкессии — сохранил свою должность в Центризбиркоме.

Свежая кровь

Избрание омбудсмена было неожиданным. Ранее она была министром социальной защиты, дважды депутатом, председателем Комиссии по правам человека, лидером разных общественных движений. Среди резонансных дел с ее участием можно вспомнить, как она выступила категорически против принятых Госдумой поправок, предусматривающих расширение полномочий ФСБ. Именно она активно помогала развитию на Северном Кавказе Общественной независимой комиссии по расследованию правонарушений.

С одной стороны, она негативно отозвалась о травле Александра Подрабинека активистами движения «Наши». С другой — именно Памфилова выступила за лишение фонда Марии Гайдар выигранного ранее президентского гранта из-за участия Гайдар в украинской политике. При этом при Памфилове перестали подавать жалобы в Конституционный суд в интересах заявителей, как делал ее предшественник Владимир Лукин.

Интересна биография и других членов ЦИК, в особенности Василия Лихачев. Например, он был заведующим правовым отделом Татарского обкома КПСС, председателем Комитета конституционного надзора Татарстана, представителем России в Европейском сообществе и замминистра юстиции.

«Как они будут контролировать своих подчиненных?»

О перспективах честной борьбы при новой ЦИК «Спектр» поговорил с Григорием Мельконьянцом, сопредседателем Совета движения «Голос». В 2011 года Владимир Чуров обвинил «Голос» в незаконной агитации против «Единой России» после того, как по запросу депутатов этой партии, а еще ЛДПР и «Справедливой России» завели уголовное дело против наблюдателей.

Facebook

Facebook. Григорий Мельконьянц

К чему готовятся наблюдатели после отставки Чурова?

Надо сперва подождать, как новый состав будет вести. Будем надеяться на лучшее, но готовиться к худшему. Надо теперь следить за тем, будут ли они за оставшиеся до выборов месяцы настраивать региональные избиркомы на более честную работу. Интересно проследить, будет ли ЦИК ратовать за честные выборы или критиковать применение административного ресурса, будут ли оказывать содействие наблюдателям и журналистам.

Сейчас слишком много допущений, чтобы спрогнозировать стратегию. Пока мы живем в условиях, когда все непредсказуемо, то говорить в целом о выборах через полгода что-то точное преждевременно.

Но, учитывая личность нового председателя, к какому варианту развития событий склоняетесь?

Все знакомы с репутацией Памфиловой — это, грубо говоря, ее капитал. И теперь она должна соответствовать тем высоким ожиданиям общественников, которые на нее возлагают. Другой вопрос в том, реально ли получится что-то сделать до выборов. Все-таки она серьезно рискует.

Система под ее управление в целом от нее независима. Независима хотя бы в том, что на всех участках, во всех избирательных округах она не сможет проконтролировать обстановку, а мы знаем, как проходили прошлые выборы. Тем не менее, от нее зависит то какие результаты будут подавать комиссии. В ее руках будет возможность отменить результаты комиссий в случае явных нарушений.

Какие действия ожидаете от Памфиловой?

Объем работы в предстоящие месяцы огромен. Ей ведь нужно настроить избирательную комиссию не только к тому, чтобы она работала. Государственная система справляется здесь и без нее. Памфиловой нужно так настроить эту государственную систему, чтобы все было честно, чтобы избиратели доверяли членам местных комиссий. Следовательно, доверяли и результатам парламентских выборов.

Почему в ЦИК появились именно эти фамилии?

Был огромный запрос на обновление. Даже эксперты ОНФ направили письмо Путину, призывая к ротации потерявших доверие на тех, кто признан разными группами. Был действительно запрос на то, чтобы в ЦИК были не только чиновники или партийцы, но и пользующиеся уважением общественности люди. Нынешний состав — при текущей ситуации в стране это, наверное, максимально лучший вариант, который можно было бы ожидать из всех возможных.

Вы новому составу больше доверяете?

Не могу сказать, что доверяю больше или меньше. В этот раз подбор кандидатов лучше и доверие мое выше, но надо судить, смотреть по делам их. Люди входят в новую для себя ипостась, но не раз хорошие люди, зайдя на такие посты, попадали под давление и корректировали свои позиции. Доверие можно быстро исчерпать, если не будет конкретных результатов.

Можно в центральную комиссию набрать просто замечательных людей, но вот как они будут контролировать своих подчиненных на местах? Если они не добьются того, что на региональном уровне члены избиркомов руководствовались бы Конституцией, то уважение общественных групп, ради которых люди и решились пойти туда, быстро пропадает.

Насколько вообще наблюдатели готовы к грядущим выборам?

Мы наблюдаем с 2004 года — это будет наша седьмая кампания. Если честно, то, пожалуй, это самое тяжелое положение «Голоса» накануне выборов. Мы начинали с краудфандинга и сбора пожертвования, сейчас все это жестко ограничено. Сегодня почти нет серьезных ресурсов для масштабных работ по мониторингу голосования.

Пока мы будем сосредоточиваться на долгосрочных планах, ведь основные нарушения происходят не только в день голосования, но и накануне. Здесь и административный ресурс, и давление на активистов, и подбор членов избиркомов. Все ситуации, безусловно, требуют внимания. Если их удастся проконтролировать, то, следовательно, и количество нарушений в день голосований будет меньше.

Если же нет, то количество нарушений на выборах не играют роли — все решат уже и так. «Голос» планирует регулярные экспертные доклады, организовать горячую телефонную линию, юридические консультации, создать карту нарушения по стране — все, как в прошлые разы.

А в сам день голосования вы готовы участвовать?

Вот участие в сам день голосования — 18 сентября — сегодня под большим вопросом. В каком ключе действовать и каком статусе — пока непонятно. Недавно депутаты внесли поправки, которые перечеркивает принцип нашей старой работы. Мы проводили семинары, по итогам людям давали временные журналистские удостоверения от нашего аккредитованного СМИ.

Сейчас же журналист должен быть официально трудоустроен задолго до выборов. Если до конца апреля журналист не заключил договор гражданско-правового характера о работе, то его не допустят к подсчету голосов. Не исключено, что когда принимали законодательные поправки, то учитывали и наше внимание к выборам.

Чем это в целом чревато?

Для наблюдателей это большая проблема, ведь прежде была хорошая возможность отслеживать результаты. Есть, конечно, возможность стать наблюдателями от кандидатов, но в этом вопросе не к нам. Тут уж как сами партии захотят.

Впрочем, в долгосрочной перспективе депутаты Госдумы работают сами против себя. Ведь не допуская журналистов и наблюдателей под разными предлогами, они как будто дают понять, что на избирательных участках в ночь подсчета голосов может что-то произойти. Если не будет нормального контроля, то еще сильнее ухудшится репутация российских выборов.