«Надеюсь, вы очень быстро покинете город». Беседа с уличным художником, которого в течение суток выгнали из России Спектр
Воскресенье, 19 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Надеюсь, вы очень быстро покинете город». Беседа с уличным художником, которого в течение суток выгнали из России

Художник 𝐁𝐅𝐌𝐓𝐇. Фото xbfmthx/Instagram Художник 𝐁𝐅𝐌𝐓𝐇. Фото xbfmthx/Instagram

BFMTH — уличный художник из Екатеринбурга, автор резонансных работ: «За решёткой», где портрет Владимира Путина просматривается сквозь забор,  надписи «Пи…ж 1», отсылающей к логотипу федерального телеканала, или «Страна большая — zемли на всех хватит», где Путин стоит с лопатой на фоне триколора. 

Свою последнюю уличную работу в России — «Тысячелетний русский мир» — BFMTH сделал 22 августа в Санкт-Петербурге. Вскоре его задержали и арестовали на 15 суток. После угроз и ещё трёх задержаний за одни сутки он покинул страну. Корреспондентка «Спектра» Марина-Майя Говзман поговорила с художником о том, что произошло с ним за последние несколько недель.  

«Он у нас» 

— Расскажи, как и при каких обстоятельствах тебя задержали?

У меня должен был быть тур. Первая часть — Москва и Питер. Я сделал две работы: «Тысячелетний русский мир» в Санкт-Петербурге и «Уе…ща эти ваши взрослые» в Москве. Последняя работа оказалась очень популярной, а работу в Питере никто не понял. Затем по плану я должен был после небольшого отдыха в Екатеринбурге сделать работы в Подмосковье, в Самаре и Ростове-на-Дону. Я приехал в Москву, успел купить всё необходимое для следующей работы, но меня задержали.  Спустя два дня после приезда, когда я вышел из дома, ко мне подошли сотрудники полиции и спросили документы, чтобы удостоверить личность. Со мной говорили трое, но, судя по уличной видеокамере, их было пятеро. Документов у меня с собой не было, потому что я просто вышел в магазин. 

*мысли ребенка под обстрелом*. Фото xbfmthx/Instagram

*мысли ребенка под обстрелом*. Фото xbfmthx/Instagram

— Ты думаешь, они шли целенаправленно к тебе?

— Они были прямо около дома, где я остановился. Москва вся в камерах: они, думаю, отследили меня, когда я делал предыдущую московскую работу. 

— Почему ты, кстати, поехал в Москву, учитывая, насколько там небезопасно для уличного художника?

— Москва большая, в ней активное население. В Екатеринбурге я делал много артов, а хотелось делать по всей стране, чтобы обращать внимание большего количества людей на то, что происходит.

— Выходит, полицейские знали, что ты тот самый уличный художник BFMTH? 

— Спустя несколько часов полицейский, который сопровождал меня на суд, спросил: «Ты делал это за деньги или потому, что тебе жалко детей?» — так я понял, что они знают про мой конкретный московский стрит-арт. Я ответил, что никаких денег не было. Больше вопросов о работах мне не задавали. Они были вежливы. Я тоже вежливо и спокойно с ними говорил.

 — Что было дальше, когда выяснилось, что у тебя нет с собой паспорта?

— Один из них говорил по телефону и сообщил кому-то: «Он у нас». Было как в фильме. Меня привезли в отдел, пробили фамилию, имя и отчество — они не пробивались. Пробили отпечатки — нашли. Предъявили обвинение по статье 19.3 — «Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции». Сотрудники написали, что я сопротивлялся, ругался и оскорблял их. Всё это заняло три часа, за это время меня привезли в отдел, я подписал документы для суда, который состоялся в тот же день. В Бутырском районном суде мне дали 15 суток. Потом повезли обратно в отдел полиции в Отрадном, откуда я забрал свои вещи и поехал в спецприёмник.

— В какой момент ты понял, что у тебя арестная статья и домой ты в этот день не попадёшь? 

— Мне сказали, что, скорее всего, будет штраф либо административный арест до 15 суток. Я выслушал судью, рассказал ему свою версию, он зачитал версию ментов и сказал, что пойдёт принимать решение. Мы полчаса сидели в суде — было уже восемь часов вечера, там никого не было, то есть судья приехал специально ради меня. 

— С кем ты всё это время сидел, кто был с тобой рядом? 

— В основном мигранты без документов, которых депортируют, и люди, арестованные за пьяное вождение. Первые жаловались на полицейский произвол, вторые жаловались на жизнь, а я играл в нарды.

— Это было твоё первое задержание. Как ты себя чувствовал?

— Если честно, я переживал первые 15 минут, потом подошел к этому вопросу философски: будь что будет. Новых обвинений не было, в течение 15 суток ко мне никто не приходил, полицейские в  спецприёмнике ничего не знали обо мне и были удивлены, что мне дали столько, так как по этой статье редко в первый раз дают максимально возможный срок.

— У тебя была апелляция? 

— Да, в течение 10 дней приговор можно обжаловать. На восьмой день моего ареста адвокат получил записи с видеокамер, на которых видно, что я не сопротивлялся задержанию, спокойно общаюсь с сотрудниками и не представляю никакой опасности. Более того, сотрудники периодически отходили от меня, и я просто стоял и ждал их около машины. 

С утра, на десятый день задержания, меня забрали из спецприемника и увезли в Московский городской суд. Там сразу же повели на заседание, где был адвокат, который представил все доказательства и объяснил, почему моё задержание было незаконным, показал видео. Судья посмотрела его, спросила, почему я гуляю без паспорта, ведь в Москве, по её словам, все ходят с паспортами. После этого сказала, что примет решение. Ещё полтора часа, дожидаясь его, я сидел в наручниках в полицейской машине. Приговор оставили в силе, и я поехал досиживать остаток своего административного ареста. Само заседание длилось не более 10 минут.

СТАРЫЕ ПОРЯДКИ. Фото xbfmthx/Instagram

СТАРЫЕ ПОРЯДКИ. Фото xbfmthx/Instagram

 «Надеюсь, вы очень быстро покинете город»

— Как и почему ты решил уехать из России? 

— За три часа до освобождения в моей камере открылось окошко, к нему подошел какой-то человек и сказал буквально: «Слышь, друг, если ты после выхода из спецприемника не уедешь, тебе п…а». 

— Как он выглядел? Кто это мог быть? 

— Он был в «гражданке» и в медицинской маске. Думаю, скорее всего, это был «эшник» (сотрудник Центра «Э», Главного управления по противодействию экстремизму МВД России. — Ред.). После этого я позвонил знакомой, сказал, что стоит сделать так, чтобы адвокат стоял у спецприёмника и рядом был человек от Автозак LIVE с камерой. Меня ждал адвокат, и я спокойно вышел — полицейских не было. 

— Что было дальше? 

— Сначала я хотел просто уехать в какой-то маленький российский колхоз или городок и оставаться там. Через несколько часов уехал на «Бла-бла каре» в Пензу, из Пензы сел на автобус в город Муром и спокойно приехал туда. На следующий день, выйдя из дома, увидел слежку — у подъезда, где я снял квартиру, стояла машина, из которой на меня пристально смотрел человек. Я сразу понял, что это мент. Потом за мной в течение трех-четырех часов ходили люди. Они особо не скрывались. 

Пешком я добрался до автовокзала — та машина тоже подъехала к автовокзалу. Видел, как из неё вышел сотрудник и пошел смотреть расписание. Я тоже посмотрел расписание, но ничего [подходящего] не было. Тогда я взял такси и поехал к железнодорожному вокзалу, чтобы проверить расписание там, — и эта же машина поехала за мной, а сотрудник, который шел за мной от подъезда до автовокзала, потом чудесным образом оказался и на железнодорожном вокзале: сидел в соседней комнате ожидания. Если честно, мне было смешно — я думал, насколько же неумело они работают. Если бы мне  хотели предъявить обвинение, то сразу бы это сделали, но у них ничего не было, они зачем-то просто за мной следили.

Но, видимо, я появился в каких-то базах, потому что, когда взял билет до Казани, за десять минут до поезда меня задержали по подозрению, что я торгую наркотиками: ко мне подошли полицейские и сказали, что нужно меня досмотреть. Досмотрели при понятых, поняли, что у меня нет наркотиков, и отпустили. Но ночью в Казани меня снова встретила полиция — прямо когда я вышел из вагона. Завели меня в помещение, спросили, кто я такой, зачем приехал в Казань, что буду здесь делать и каким образом собираюсь нарушить закон. 

ТРЕТИЙ РИМ. Фото xbfmthx/Instagram

ТРЕТИЙ РИМ. Фото xbfmthx/Instagram

— Как ты думаешь, они знали, что ты уличный художник?

— Мне кажется, нет. Думаю, меня задерживали бы в каждом городе. Если человек попал в базу, его в каждом городе надо задержать и допросить. 

— Чем кончилось общение с казанской полицией?

— Сотрудник полиции сказал мне: «Надеюсь, вы очень быстро покинете город».

— Почему, на каком основании? 

— Видимо, чтобы, по их мнению, я ничего там не натворил. Есть ещё одна важная вещь: и в Муроме, и в Казани меня спрашивали, не связывались ли со мной в Телеграм, «чтобы сделать какие-то задания для СБУ». Позже у меня спросили то же самое в сочинском аэропорту — перед вылетом меня снова задержали полицейские. То есть я уже точно есть в каких-то списках, и, если где-то свечусь, меня сразу же будут задерживать.

Из Казани я сразу поехал в аэропорт, потому что так и планировал сделать после ситуации в Муроме. Я знал, что меня задержат в Казани, и взял билет до Еревана — рейс через Сочи. Сотрудник в Казани сказал: «Я очень надеюсь, что вы возьмёте билеты до девяти утра, иначе мы будем с вами по-другому разговаривать».  

— Ты интересовался, почему вообще всё это происходит? 

— Сотрудник полиции сказал, что сейчас «ситуация в стране страшная», мол, люди делают всякие глупости. Может, они считали, что я каким-то образом связан с Украиной. Заверил его, что возьму билеты и улечу, он сказал: «Надеюсь, так и произойдёт, я не хочу видеть вас в своём городе». Самолёт до Сочи был в час дня. После ночи в казанском аэропорту я туда улетел.  

— Что было в сочинском аэропорту? 

— Там была пересадка два часа. Я пошел на ереванский самолёт, и меня снова задержали сотрудники полиции: расспросили, зачем я лечу и почему появляюсь в базах. А в каких — не сказали. Тоже спросили, не связывался ли со мной кто-то из Украины. При этом сфотографировали меня и мои татуировки. Они держали меня буквально несколько минут, потому что уже началась посадка в самолёт. 

— Ты заранее знал, что полетишь в Армению? 

— Да, мне помогла организация «Ковчег», с ними заранее связалась моя знакомая, пока я сидел в спецприёмнике.  

— Как ты сейчас, что думаешь делать дальше? 

— Пока прихожу в себя. Естественно, мне бы хотелось вернуться в Россию и продолжать делать стрит-арт. 

— Помню, когда мы с тобой говорили год назад об отъезде, у тебя была очень чёткая позиция по поводу того, чтобы оставаться в стране. 

— Да, я бы не уехал. Но теперь мне просто опасно приезжать в любой российский город — меня сразу будут задерживать. Меня просто выгнали из страны.

ПРЕДВЫБОРНЫЙ ПЛАКАТ. Фото xbfmthx/Instagram

ПРЕДВЫБОРНЫЙ ПЛАКАТ. Фото xbfmthx/Instagram