На пороге войны. Что происходит в Приднестровье после недавней серии терактов и разговоров о войне - репортаж Спектр
  • Пятница, 20 мая 2022

На пороге войны. Что происходит в Приднестровье после недавней серии терактов и разговоров о войне — репортаж

Вход в пограничную зону в городе Бендеры, Приднестровье. 27 апреля 2022. REUTERS/Vladislav Culiomza/Scanpix/LETA Вход в пограничную зону в городе Бендеры, Приднестровье. 27 апреля 2022. REUTERS/Vladislav Culiomza/Scanpix/LETA

«Ситуация крайне напряжённая, многие начинают сборы или уже уехали. Разговоры о войне заполонили абсолютно все, нет человека на улице, который бы шел с кем-то и об этом не говорил. Все безумно боятся начала военных действий здесь, никто не хотел войны и все ещё не хочет», — рассказывает жительница Тирасполя, столицы Приднестровья, Елена. МВД непризнанной республики 25 апреля сообщило об обстреле здания Министерства госбезопасности республики из гранатомета. Позднее по всему Приднестровью произошло еще несколько взрывов. В частности, атаке подверглись две вышки связи.

По данным правительства Приднестровской Молдавской Республики, за взрывами может стоять Украина. Президент Молдовы, частью которой, в соответствии с нормами международного права, является Приднестровье, считает, что серия терактов была спровоцирована противоборствующими силами внутри республики. Украинские же власти заявляют, что обострение ситуации в Приднестровье вызвано действиями российских спецслужб. Так или иначе, все аналитики сходятся в одном: эскалация конфликта в Приднестровье сегодня весьма вероятна. Республика легко может оказаться втянутой в войну России с Украиной.

Кто-то даже уверяет, что российское военное руководство может открыть там второй фронт в направлении Молдовы. Так, «The Times» по данным источников в украинской разведке пишет, что Кремль принял решение о нападении на Молдову.

На сегодняшний день в Приднестровской республике не объявлены мобилизация или военное положение. Тем не менее, как сообщают местные жители, внутри региона усилены меры безопасности: на въездах в города установлены блокпосты, усилен контроль документов на таможне при въезде и выезде из страны. Один из местных жителей, пожелавший остаться анонимным, рассказал «Спектру», что получил повестку в военкомат, хотя всего полгода назад уже отслужил в вооруженных силах ПМР. Он пришел туда и прошел медкомиссию, при этом, по его словам, учреждение работало в обычном режиме, разве что усилился пропускной режим при входе на его территорию. Зачем все это было нужно — работники военкомата ему не объяснили.

Упавшие после взрывов радиовышки близ Григориополя, Приднестровье. 26 апреля 2022.   Transdniestrian Interior Ministry/Handout via REUTERS/File Photo/Scanpix/LETA

Упавшие после взрывов радиовышки близ Григориополя, Приднестровье. 26 апреля 2022. Transdniestrian Interior Ministry/Handout via REUTERS/File Photo/Scanpix/LETA

Другая наша собеседница Мария из города Бендеры, находящегося прямо на границе с Молдовой, рассказывает, что настроение там тревожное: «Обстановка напряженная, много машин ежедневно на таможне в сторону Молдовы, причем на всех таможенных пунктах. Разговоры на улице, в магазинах, среди коллег идут на тему войны. Так же было в первые дни конфликта на Украине, потом затихло. Сейчас это первая тема, самый обсуждаемый вопрос. Куда уезжать в случае чего? Как уезжать? Что ждет нас завтра? Послезавтра? Боятся, что эти теракты — лишь первые ласточки».

Еще 27 апреля ИА «Новости Приднестровья» сообщали об образовавшейся на приднестровско-молдавской границе большой очереди. Впрочем, как утверждали работники агентства, дело тут вовсе не в панике, а лишь в усиленной проверке документов. Люди, по словам журналистов местных государственных СМИ, просто едут к врачам, за покупками или возвращаются домой. Тем не менее, все наши собеседники сказали, что сейчас местные жители активно готовят «экстренные чемоданчики», чтобы, в случае дальнейшей эскалации, сразу же покинуть страну.

По словам всех наших собеседников из числа местных жителей, войны в республике не хочет никто, несмотря на довольно высокий уровень поддержки действий российских властей в целом. По данным переписи 2004 года на территории Приднестровья проживали 160 тысяч украинцев. Всего же на тот момент в республике было 555 тысяч человек. Многие жители ПМР свободно владеют украинским языком и регулярно посещают Украину. Отчасти этим может быть продиктован высокий уровень неприятия войны.

«Как бы мне лично ни было грустно это признавать, но здесь местное население больше поддерживает Россию. Оно, в целом, всегда было достаточно пророссийское, но важно учитывать, что этот регион — смесь всего и вся. Часть местных жителей граждане Украины, у многих близкая родня все ещё остаётся там», — отмечает Елена из Тирасполя.

Не занимает столь радикальной позиции, как другие непризнанные республики, и власть Приднестровья. К примеру, государственное приднестровское СМИ «ТСВ Приднестровье» в своих заметках периодически называет происходящее в Украине войной: «И как говорят в МВД, минимум тысяч двадцать украинцев так и остались у нас пережидать войну», — говорится в сообщении, размещенном в официальном телеграм-канале СМИ. Местный МИД же открыто заявлял, что не допустит эскалации напряженности в регионе, а президент Приднестровья сначала сказал, что втянуть страну в конфликт не получится, а затем решительно опроверг слухи о готовящемся в ПМР референдуме о присоединении к России.

«Здесь нет запретов называть войну войной, никто не вешает военную символику, чтобы выслужиться», — завершает свой рассказ Елена.

Отдельный и сложный вопрос — кого на самом деле поддерживает местное население. Достоверных данных на этот счет нет, поскольку никаких открытых соцопросов с начала войны в республике никто не проводил. Все наши собеседники из числа местных жителей сошлись во мнении, что молодежь настроена скорее прозападно, а старшее поколение, находящееся под влиянием российской пропаганды, — пророссийски.

Так или иначе, совсем не очевидно, что у российских властей, даже при наличии политической воли, получится завалить украинско-приднестровскую границу телами жителей ПМР. Риторика местных властей, всегда считавшихся подконтрольными Кремлю, в разы менее радикальна, чем все, что говорят лидеры других непризнанных республик, вроде ДНР, ЛНР, Абхазии или Южной Осетии. Местное население перспективой войны напугано и не понимает, почему должно в ней участвовать.