На бочке с порохом. Как живет оккупированный российскими военными Энергодар, и на что надеются жители города, где расположена крупнейшая в Европе АЭС Спектр
Воскресенье, 25 сентября 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

На бочке с порохом. Как живет оккупированный российскими военными Энергодар, и на что надеются жители города, где расположена крупнейшая в Европе АЭС

Российский военнослужащий возле второго блока Запорожской АЭС в Энергодаре. Фото Andrey BORODULIN/AFP/Scanpix/LETA Российский военнослужащий возле второго блока Запорожской АЭС в Энергодаре. Фото Andrey BORODULIN/AFP/Scanpix/LETA

Как российские военные запугивают жителей оккупированного Энергодара? И почему в городе нашлись те, кто рассказал приехавшей 1 сентября делегации МАГАТЭ, что расположенную рядом Запорожскую АЭС обстреливали Вооруженные силы Украины? Об этом оставшиеся жители города рассказали «Спектру».

Российская армия захватила ЗАЭС в начале марта, но эксплуатировать станцию продолжил украинский персонал. При этом Россия пытается доказать, что станцию вот-вот подключат к энергосетям России и Крыма, а Украине она принадлежать не будет. Если бы это произошло, это нанесло бы украинской энергетике большой ущерб. В последние недели ЗАЭС подвергается регулярным обстрелам, в которых стороны обвиняют друг друга.

Визит экспертов ООН по атомной энергии на Запорожскую АЭС положения дел не изменил. Они несколько дней оценивали ущерб в то время, как крупнейшую в Европе атомную станцию с шестью ядерными реакторами продолжали обстреливать. Миссия МАГАТЭ, чья основная группа покинула станцию 5 сентября, констатировала, что с 3 сентября на ЗАЭС работает только один энергоблок — шестой, он продолжает подавать электроэнергию в сеть в Украину через последнюю, резервную, линию.

Местные жители, которые по тем или иным причинам уже шестой месяц остаются в Энергодаре, согласились рассказать корреспонденту «Спектра» о ситуации в городе. Имена героев изменены — это вопрос их безопасности. Россия по-прежнему глушит в Энергодаре мобильную связь и интернет. Сигнал есть не везде, но нам удалось пообщаться с ними с помощью онлайн-мессенджеров, а те, кто недавно покинул город, рассказали о своем отъезде и о том, что происходит с их родными в Энергодаре.

Блокпост возле Запорожской АЭС, Энергодар. Фото CHINE NOUVELLE/SIPA/Scanpix/LETA

Блокпост возле Запорожской АЭС, Энергодар. Фото CHINE NOUVELLE/SIPA/Scanpix/LETA

Ситуация в городе крайне тяжелая

Виктор находится в Энергодаре, он боится говорить. После того, как на его глазах под обстрелом погиб сосед, вышедший на прогулку с собакой, у мужчины, по его словам, осталось лишь одно желание — выжить в городе. Возможности выехать в безопасное место у Виктора нет — он пенсионер. Да и покидать родной город мужчина не хочет.

Перед оккупацией ЗАЭС и Энергодара территория, прилегающая к станции, долго обстреливались — в одном из административных корпусов вспыхнул пожар, вызвавший тревогу в мире. Его потушили украинские пожарные. Дальше в результате обстрелов остановились пять из шести энергоблоков, последний — пятый — 1 сентября, перед визитом МАГАТЭ, когда сработала аварийная защита.

«Ситуация очень сложная. В городе опять были обстрелы, опять погибли люди. Хорошего абсолютно ничего. Стреляют каждый день. Постоянные идут залпы: это и тяжелая артиллерия, и „Грады“, и „Пионы“. Обстрел идет постоянный», — рассказывал пенсионер Виктор сразу перед визитом инспекции МАГАТЭ. Жители города надеялись, что с приездом экспертов ООН ситуация изменится. Но 1 сентября жилые районы Энергодара вновь подверглись артиллерийскому обстрелу, были погибшие и раненые, сообщила оккупационная администрация города.

При этом жить в городе все сложнее. Из-за массовых увольнений люди остаются без зарплат, рассказывает Виктор. По его словам, горожане уезжают — в основном это молодые семьи с детьми. Уехали, приводит местные оценки Виктор, более половины. «По официальным данным до войны в городе проживало более 50 000 человек. Сейчас и половины не наберется — тысяч 20 от силы», — говорит он. Остаются в Энергодаре, по словам Виктора, пенсионеры как он, или те, у кого есть какой-то бизнес. Но не только.

Шантаж и угрозы

«Мы вместе с женой приняли решение никуда не выезжать из города, хотя наша дочь предпочла выехать в Днепр», — рассказывает Артем. Он с самого начала войны частно выезжал и заезжал в Энергодар, завозя гуманитарную помощь как волонтер. «И, знаете, это все закончилось угрозами и шантажом со стороны российских военных, — поясняет он. — Даже не хочу об этом говорить. Поэтому пока моя волонтерская деятельность на паузе».

Есть в Энергодаре и те, кого российские военные из города не выпускают, — энергетики. Татьяна, жена работника ЗАЭС, с февраля оставалась в Энергодаре вместе с детьми и мужем. Она говорит, что верила в то, что у России хватит здравого смысла не совершать никаких провокаций на станции. Однако спустя несколько месяцев приняла решение уехать. Муж с ней покинуть Энергодар не смог — на блокпостах есть списки атомщиков, которых не выпускают за пределы оккупированной территории. «Так как у нас город энергетиков, то в каждом доме есть энергетики со стажем работы не менее 20 лет» — замечает по этому поводу житель Энергодара Артем.

«[На ЗАЭС] каждый день какие-то провокации, — говорит Татьяна. — Муж говорит, что на сотрудников станции идет постоянное давление: то собирают сотрудников под дулами автоматов, то русские собирают подписи сотрудников непонятно для чего. На проходной раньше проверяли, в каком состоянии приходят сотрудники на работу. Сейчас же — отбирают телефоны и ищут в них что-то, поэтому большинство работников уже просто перешли на старые кнопочные телефоны».

Найти независимые подтверждения сообщений о множественных избиениях, пытках и изнасилованиях, распространяемых, в частности, в соцсетях, не удалось. Источники в Энергодаре и на ЗАЭС, а также в ВСУ, сообщили, что не могут пока подтвердить или опровергнуть достоверность публикуемой информации. Но страх разлит в городе. «Люди сейчас очень напуганы. Многие, кто смог, уже выехали. Выехали те, кто не хочет жить под их давлением и с „русским миром“. А остались только те, кто не может выехать по разным причинам, как мой муж, например», — заключает Татьяна.

Другой собеседник «Спектра» Сергей говорит, что сейчас на выезде и въезде в Энергодар мужчин стали проверять немного меньше, чем в самом начале войны (тогда горожане еще массово сопротивлялись оккупации). Можно сказать, выборочно, уточняет Сергей. Смягчение пропускного режима в его описании выглядит так: «В некоторых автомобилях полностью заставляют все выкладывать, и даже обшивку снимать, в сумки лазят, кошельки проверяют, все смартфоны и гаджеты проверяют полностью. Однако тех, кто часто катается туда-сюда, на блокпостах уже даже узнают. Ну конечно, они, наверное, ротацию не проходят — одни и те же стоят на блокпостах».

Члены миссии экспертов МАГАТЭ посещают контролируемую Россией Запорожскую АЭС. Фото REUTERS/Scanpix/LETA

Члены миссии экспертов МАГАТЭ посещают контролируемую Россией Запорожскую АЭС. Фото REUTERS/Scanpix/LETA

Кто ведет обстрелы

По словам главы пророссийской администрации Энергодара Александра Волги, только за две недели до приезда миссии МАГАТЭ в Энергодаре под обстрелами погибли по меньшей мере пять человек, 15 получили ранения. Ответственность за это российская сторона возлагала на украинских военных, включая массированный обстрел города 1 сентября, который якобы велся для высадки украинского десанта, но каких-либо доказательств этому предоставлено не было.

Собеседник «Спектра» Артем рассказал об обстрелах самой ЗАЭС и города-спутника, подчеркивая, что, по мнению его и его знакомых, обстрел ведется с российской стороны. По словам жителя Энергодара, местные уже давно научились определять это по звукам. «Слышу вылет и сразу прилет. То есть русские сами обстреливают станцию и город, но подают это под соусом обстрелов ВСУ», — говорит он. Аналогичная ситуация была в оккупированном Донецке — местные жители говорили корреспонденту «Спектра», что, судя по местам, откуда доносились залпы, по городу били пророссийские силы.

При этом жители Энергодара вручили руководителю МАГАТЭ Рафаэлю Гросси лично в руки обращение от имени горожан к мировому сообществу, в котором они обвиняют украинские войска в обстреле станции и города. Мероприятие анонсировал лично Александр Волга, а петицию передавали пенсионеры, чьи имена, как и имена подписавших российские государственные СМИ не назвали. Собеседница «Спектра» Татьяна считает, что жители Энергодара сейчас запуганы, поэтому они по указанию российских военных рассказали делегации МАГАТЭ, что станцию обстреливали ВСУ.

При этом в Украине с середины июля говорят о российских обстрелах с территории или из окрестностей АЭС. Под огонь часто попадают город Никополь на западном берегу Днепра, город Марганец и окрестные села. Эксперты Conflict Intelligence Team подтвердили, что ракетные обстрелы действительно ведутся с территории в районе ЗАЭС. The Insider писал, что российские военные обстреливают линии энергоснабжения, чтобы отключить станцию от украинской энергосети, надеясь затем подключить ее к российской. При этом еще в мае российский вице-премьер Марат Хуснуллин заявлял, что Запорожская АЭС будет работать на Россию.

В Россию не переводится

Пока план по ослаблению украинской энергетики не реализован. На станции работает последний энергоблок, а электроэнергия в Украину подается по резервной, единственной не разрушенной линии (в повреждении 3 сентября линии Запорожской АЭС с энергосистемой Украины Киев обвинил российских военных). Но и перевести украинскую электроэнергию в российские сети не удается.

На станции до сих пор работают украинские инженеры, которых сложно заменить. «Вот поэтому россиянам сейчас не так-то и просто реализовать свой план по подключению станции к Росатому», — поясняет «Спектру» собеседник из Энергодара Артем. Сотрудники Росатома на станции есть, признало ведомство, но они не вмешиваются в управление. Дело для России осложняется тем, что в Крыму была подорвана Джанкойская подстанция, которая, по версии украинской стороны, нужна была для захвата электроэнергии ЗАЭС.

ООН призвала Россию и Украину создать вокруг станции демилитаризованную зону. С аналогичным призывом выступала Украина и 42 страны по всему миру, включая США, Южную Корею, Турцию, Новую Зеландию и государства Евросоюза. Но Москва против, утверждая, что российские военные размещены на ЗАЭС только для ее охраны в условиях войны. Это было сказано и экспертам МАГАТЭ, которые увидели военные грузовики в машинном зале станции. Российская сторона назвала их «техникой для обеспечения радиационной и химической защиты станции».

Когда-то жители Энергодара выходили на мирные акции протеста против российского вторжения. Ответом были вооруженные разгоны, кого-то российские военные расстреливали. Сейчас горожане ждут худшего, уже почти полгода чувствуя себя как на пороховой бочке. Их успокаивают, говорят, что нового Чернобыля или Фукусимы не будет, и просят пока не пить йод, поскольку радиационный фон в городе находится в пределах нормы. Но хватит ли у тех, кто ведет войну, сил и разума остановиться в шаге от ядерной катастрофы?

В большинстве случаев соглашения о прекращении огня во время войны не выполняются, все равно происходят обстрелы с обеих сторон. Военные просто автоматически отвечают на любой огонь, хотя часто и не признают этого. И никакие приказы — ни генералов, ни президентов — не действуют. Война, начатая Россией против Украины, не исключение. Поэтому эксперты говорят: единственное, что можно сделать — развести силы, чтобы на территории станции и в окрестностях вообще не было никаких войск.


СЛЕДИТЕ ЗА РАЗВИТИЕМ СОБЫТИЙ В ТЕКСТОВОЙ ХРОНИКЕ В НАШЕМ ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛЕ


Житель Энергодара Сергей, который твердо решил не уезжать из города, рассказал «Спектру», что горожане надеются только на здравый смысл — как российских военных, так и украинских. «Моя большая надежда, как жителя города, только на здравый смысл с какой-либо стороны, что никто не додумается допустить утечки радиации. Ведь это будет нести за собой очень большие и большие последствия, очень страшные не только для города, но и вообще для всей Европы», — заключает он.