Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 2 декабря 2020
  • $75.85
  • €91.51
  • 47.09

«Мы вообще не ставили задачу побеждать на выборах». Политики и политологи о народном волеизъявлении

Фото Sputnik/Scanpix Фото Sputnik/Scanpix

В Госдуме седьмого созыва — только те же 4 партии, что и раньше. Партия власти получила 343 места в парламенте — это на 105 мест больше, чем было в прошлом созыве. Если раньше «Единая Россия» могла принимать почти все решения только своими голосами, то теперь у партии есть еще и конституционное большинство — даже менять Конституцию она может в одиночку, без согласия коллег по парламенту. На втором месте — традиционно КПРФ, но на пятки им впервые наступает ЛДПР, почти сравнявшись по голосам с коммунистами.

Ни одна из либеральных партий не преодолела 5%-й барьер. Такой низкой явки в столицах не было никогда, а именно на электорат крупных городов рассчитывала демократическая оппозиция. «Яблоко» не дотянуло до важного рубежа в 3% голосов, на который рассчитывала: это дало бы партии госфинансирование на очередные 5 лет.

Председатель ЦИК Элла Памфилова уже заявила, что прошедшие выборы в Госдуму России были прозрачными. «Я могу сказать, что уровень прозрачности был несравненно выше по сравнению с предыдущими кампаниями. В большинстве регионов наши коллеги этот уровень прозрачности обеспечили», — сказала она во время конференции в ЦИК.

Это ее заявление прозвучало на фоне обсуждений уже получивших широкую известность нарушений в ходе голосования, таких как «карусель» в Барнауле, по поводу которой сама глава ЦИК грозила отменить результаты выборов в округе, а также попавший на видеозапись вброс бюллетеней в Ростове-на-Дону, из-за которого действительно были отменены результаты голосования и возбуждено уголовное дело.

Нарушения были замечены во многих регионах, включая Москву: в Калининградской области обнаружили подвоз избирателей и подозрительно много желающих голосовать дома, в городе Крымске Краснодарского края зафиксирован вброс, в столице массово и организованно приезжали голосовать по открепительным — наблюдатели подозревали «карусели». Весь набор привычных нарушений на выборах был, рассказал «Спектру» глава ассоциации «Голос» Григорий Мельконьянц. Их стало меньше, чем в 2011 году. Но оценить серьезность фальсификаций полностью тоже невозможно — в России спад не только избирателей, но и наблюдателей. По подсчетам «Голоса», по сравнению с прошлыми думскими выборами наблюдателей было примерно вдвое меньше.

«Административные технологии, которые применяются во время кампании, условия в которых проходили выборы, серьезно повлияли на результаты — сам день голосования тут значения уже не имел. Стартовых условий обеспечено не было, — сказал Мельконьянц. — Когда отсутствует свобода ведения кампании, используются безграничные ресурсы для пропаганды в интересах одной силы, так что люди даже не знают, кто еще баллотируется, подсчет голосов уже не имеет смысла».

Руководство КПРФ было недовольно исходом выборов: еще ночью они рассказывали о фальсификациях. «Еще ни одна партия в мире не выигрывала выборы, обвалив экономику на 7 процентов, — говорил сегодня Зюганов на пресс-конференции в ТАСС. — Не может быть фаворитов и победителей на фоне униженного народа, две третьих из которого отказались идти на эти выборы, проголосовали ногами».

ЛДПР восприняла свой результат как должное. Жириновский сдержанно отозвался об итогах выборов на пресс-конференции, но не удержался и подпустил шпильку конкурентам: «КПРФ и „Справедливая Россия“ не должны обижаться: это новое поколение, никто больше не хочет голосовать за левых, верить в сказки про коммунизм или про справедливость. Их показатели будут постоянно уменьшаться, пока не окажутся ниже 5%». И тут же заявил, что лучшей системой была бы трехпартийная: «Единая Россия», ЛДПР и одна большая партия, в которую стоит объединиться всем остальным, только «без Зюганова и без Явлинского».

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский (справа) и глава верховного совета этой партии Игорь Лебедев. Фото Sputnik/Scanpix

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский (справа) и глава верховного совета этой партии Игорь Лебедев. Фото Sputnik/Scanpix

Он тоже рассказывал о вбросах и подвозе избирателей, которые заметили кандидаты и наблюдатели от ЛДПР, о нападениях на кандидатов и сжигании их машин в регионах: «А нам ЦИК говорит, что нарушения незначительные!».

Глава набравшей меньше 2% партии «Парнас» Михаил Касьянов отказался признавать эти выборы легитимными — и объявил, что на президентские выборы выдвигаться не будет, так как смысла участвовать больше нет: «страна утратила конституционную возможность переменить курс».

«Мы вообще не ставили задачу побеждать на выборах — это бесперспективное занятие», — объявил в видеотрансляции второй номер «Парнаса», саратовский блогер и национал-демократ Вячеслав Мальцев. В полночь у него стартовал внеочередной эфир на YouTube, где он ведет популярный видеоблог, тогда по части подсчитанных бюллетеней было уже примерно ясно, что «Парнас» в Думу не проходит.

«Я говорил, что мы можем победить на выборах. Я не говорил, что мы обязательно победим и что для нас это сколько-нибудь важно. С самого начала, идя на выборы, я говорил, что выборы не имеют значения. Сейчас будет следующий этап, даже более активный, чем сами выборы: они дали возможность погнать волну, начать работу и на местах, на земле», — объяснил он.

«К сожалению, полностью оправдались те опасения, которые мы с соратниками высказывали еще на июльском съезде партии, — заявил „Спектру“ координатор движения „Открытая Россия“ и зампред „Парнаса“ Владимир Кара-Мурза младший. — Мы говорили, что недопустимо ставить в федеральный список либеральной партии, партии Немцова, человека с чуждыми нам националистическими взглядами. Я не согласен со сталинским принципом, что цель оправдывает средства и ради победы можно это делать. Но оправдались и наши опасения относительно результата — основная часть нашего электората просто не пришла голосовать за такой список».

Впрочем, Кара-Мурза сходится с Мальцевым во мнении, что победа — не основная цель. Он занимался одномандатниками «Открытой России» и тоже считает, что все было не зря, хотя ни один из 19-ти человек в Госдуму не прошел: «Мы изначально рассматривали проект как образовательный, а не политический. Помочь молодому поколению активистов получить опыт, пройти через горнило избирательной кампании, а также иметь возможность напрямую говорить с людьми — вне выборов у нас вообще почти нет такой возможности — и донести до них, что есть альтернатива, другой взгляд, другое мнение на происходящее в стране. Все наши кандидаты были объединены базовыми принципами, что жить надо по закону, что Россия — европейская страна, что власть должна быть ближе к людям. В тех округах, где наши кандидаты участвовали — от Петербурга до Иркутска — мы безусловно эту альтернативу донесли». Кандидаты Открытой России (все, кроме двоих, были выдвинуты «Парнасом») набрали от 3 до 8% голосов.

А вот сторонники победивших политических сил празднуют победу, а прежде всего сторонники «Единой России», одержавшей разгромную победу. «Результаты голосования — это еще и реакция наших граждан на попытки внешнего давления на Россию, на угрозы, санкции, на попытки раскачать ситуацию в нашей стране изнутри», — заявил президент страны Владимир Путин на совещании кабинета министров.

«Очевидно, что подавляющее большинство голосовавших высказалось де-факто в поддержку президента. В очередной раз президент получил внушительный вотум доверия от народа страны», — цитирует пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова Интерфакс. По мнению секретаря генсовета «Единой России» Сергея Неверова, результат партии на выборах обусловлен тем, что «в течение последнего времени, в период того давления, которое оказывается на нашу страну, на нашего лидера, произошло очень серьезное сплочение гражданского общества», а благодаря праймериз в Думе появилось много новых лиц.

Напомним, что нынешние выборы впервые с 2003 года прошли по смешанной избирательной системе — из 450 депутатов 225 избраны по партийным спискам по единому федеральному округу, еще 225 — по одномандатным округам. Вернула смешанную систему именно власть, и ее расчеты оказались верными: больше 90% одномандатных округов взяли единороссы, только трое из них проиграли. Таким образом в Госдуме оказались только два одномандатника без фракций: от «Родины» и «Партии роста». Есть правда еще один самовыдвиженец — Владислав Резник — но он член Высшего совета «Единой России».

Геннадий Онищенко. Фото RIA Novosti/Scanpix

Геннадий Онищенко. Фото RIA Novosti/Scanpix

«Выборы по одномандатным округам — очень позитивный аспект нового политического цикла, поскольку они способствуют выстраиванию непосредственного диалога между кандидатом и гражданами, — цитирует одного из бенефициаров новой\старой системы Геннадия Онищенко его пресс-служба. — В моем Тушинском одномандатном округе была высокая конкуренция — всего 11 претендентов, и это положительный фактор, потому что дает людям реальную возможность выбора. Я намерен полностью оправдать оказанное мне доверие. Мои главные приоритеты на ближайшее время — это, во-первых, решение комплекса задач в СЗАО Москвы, сформированного по обращениям жителей и, во-вторых, принятие закона о биологической безопасности. Это важнейший документ, поскольку сейчас вблизи наших границ создан набор военно-биологических лабораторий США, который могут представлять реальную угрозу биологической безопасности».

Второе место в Тушинском округе занял Дмитрий Гудков, выдвигавшийся от «Яблока» и развернувший активную кампанию: он отстал на 9 тысяч голосов. В Госдуме 6 созыва он был единственным независимым депутатом после того, как его исключили из «Справедливой России».

Впрочем, эта идея с возвращением одномандатников может выйти боком правящим кругам, считает политолог Глеб Павловский. «При дальнейшем сползании страны в кризис одномандатники начнут проявлять самостоятельность. И у них для этого будет более надежная почва, чем у партии. Партия может показывать только вверх, на Кремль, а они будут показывать на своих избирателей. Это будет значительно менее послушная группа, чем списочники. Мы видим, что даже губернаторы оказываются не слишком лояльны начальству, когда им надо отвечать перед населением», — сказал он в беседе со «Спектром».

Глеб Павловский уверен, что оппозиция проиграла потому, что не смогла сделать «политического предложения» избирателям, не поняв их настоящих интересов: «Она считала, что люди сами собой должны их полюбить».

Явка была рекордно низкой с 1993 года, когда в России выбрали первый созыв Думы: по стране она составила 47%, а в Москве и Санкт-Петербурге и того меньше. Впрочем, пресс-секретарь президента Песков отказался признавать эту явку маленькой.

Фото Reuters/Scanpix

Фото Reuters/Scanpix

Низкая явка — результат намеренных усилий власти по деполитизации выборов, считает Павловский: «Дебаты о будущем были устранены, их не было, а была рутинная процедура, на которую избиратель отказался прийти, причем избиратель либеральных столиц. За него на выборы пришла деревня, кавказская, башкирская, поволжская. Это значит, формируют власть те, кто не производит добавленную стоимость, а получает ее. А это очень взрывоопасная ситуация для политической системы, в ней накапливается масса нерешаемых проблем. Было бы иначе, если бы господа вроде Володина и Путина понимали, что система существует чтобы работать, а не мешать проявляться конфликту. Когда вы видите конфликт, вы можете искать компромиссы. Когда все конфликты загнаны в аппарат, вы выбираете Думу, состоящую из аппаратчиков, и разговариваете сами с собой».

Журналист Олег Кашин — один из идейных противников участия в «потешных» выборах, контролируемые властью — рассказал «Спектру», что доволен тем, что в этот раз избиратель выбрал именно его стратегию. «До сих пор считалось, что контур противостояния находится внутри системы: голосуй, оказывай этим давление на власть, — сказал он. Но это восходящая еще к 1993 году иллюзия. Структура системы так и создавалась, чтобы нельзя было повлиять на власть, прийдя играть по ее правилам. Реальное противостояние может быть только с государством в целом. Если говорить о политических лозунгах, то первый из них — пересмотр Конституции и усиление роли парламента».

Власть в России никогда не менялась по итогам выборов, подчеркивает Кашин: всегда побеждала действующая власть. И есть подозрение, что других возможностей просто нет: кроме подконтрольных Кремлю избиркомов, есть подконтрольные Кремлю силовые структуры, говорит он.
«Оппозиция намекала: будет у нас один независимый депутат в Госдуме, и все будет хорошо. Не будет ничего хорошего, даже если в Госдуме будет десять приличных депутатов. А когда система не отвлекается на символическую борьбу с либералами, то оказывается, что внутри этого герметичного котла люди пожирают друг друга с гораздо большей скоростью: все эти истории с арестом генералов и полковников, переформатированием Следственного комитета», — считает журналист.

Конституционное же большинство было у «Единой России» и после выборов 2007 года, напоминает Кашин: «И нельзя сказать, что Дума-2007 была чем-то страшнее Думы-2011, на состав которой как раз повлияли критики с лозунгом «Голосуй за любую другую партию».

Лев Шлосберг. Фото: Викисклад / CC BY-SA 4.0.

Лев Шлосберг. Фото: Викисклад / CC BY-SA 4.0.

Один из немногих успехов оппозиции в Единый день голосования — «Яблоко» отвоевало представительство в трех региональных парламентах: Петербурге, Карелии и Псковской области, плюс в гордумах Перми и Калининграда. Лев Шлосберг не смог пройти в Думу, но отвоевал себе обратно место в псковском областном совете, откуда его выгнали в 2015 году.

«Мы подтвердили, что в Псковской области пять политических партий, — рассказал Шлосберг „Спектру“. — Мы еще ждем итогового протокола — у нас будет около 14 тысяч голосов. В 2011 году избирательная кампания шла для нас легко: люди хотели перемен, избиратели были готовы участвовать. Пять лет спустя у нас выборы в посткрымской России, и вся пропагандистская машина была направлена против нас: команда губернатора объявляла, что Шлосберга больше не будет в областном собрании. И все же мы набрали больше 6% голосов — при более низкой явке».

Избиратели Шлосберга на выборы как раз пришли, считает он, и как раз потому, что представляют себе, что такое независимый депутат и зачем он нужен: «В общероссийских масштабах избиратель не мог представить себе демократического депутата: кроме Гудкова, не было ни одного».

«Яблоко» лишилось государственного финансирования, не пройдя трехпроцентный барьер. «До 2012 года партия жила без госфинансирования. В новых условиях мы прожили эти 5 лет, они были более простыми, да. Но мы и до того существовали», — пояснил Шлосберг.