"Мы не допустим диктатуры!" Израильские протесты набирают силу Спектр
Среда, 29 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Мы не допустим диктатуры! » Израильские протесты набирают силу

Демонстрация в Тель-Авиве / Фото: Итай Арбель, stock.shatil.org.il Демонстрация в Тель-Авиве / Фото: Итай Арбель, stock.shatil.org.il

На этой неделе израильские протесты против попытки реформировать юридическую систему вышли на новый уровень. 26 марта, вечером в воскресенье (в Израиле это рабочий день) израильтяне начали стихийно выходить на улицы, хотя очередная массовая демонстрация прошла лишь накануне, вечером субботы. Утром в понедельник председатель всеизраильской конфедерации профсоюзов (Гистадрут) Арнон Бар-Давид объявил о начале подготовки всеобщей забастовки. Одновременно приостановил работу международный аэропорт имени Бен-Гуриона, банки прекратили осуществлять транзакции, закрылась почта, несколько крупных торговых центров, театры, кинотеатры, почта, отделения МакДональдс и представительства Израиля за рубежом. Консул Израиля в Нью-Йорке подал в отставку. Не было известно, откроются ли на следующий день центры, занимающие школьников в дни каникул (28 марта — день начала школьных каникул, приуроченных к празднику Песах). Одновременно днем в понедельник по всей стране на улицы вышли сотни тысяч протестующих. Мэры и главы местных советов двух десятков городов пригрозили начать голодовку возле офиса премьер-министра.

«Реформу сейчас!»

Поводом для нового витка протестов стало сообщение об увольнении министра обороны от правящей партии Ликуд Йоава Галанта спустя сутки после того, как сам Галант — генерал-майор ЦАХАЛ в резерве — призвал приостановить проведение реформы из-за того, что она создает огромный раскол в обществе и наносит ущерб обороноспособности страны. Внезапное увольнение министра, всего лишь высказавшего мнение, не совпадающее с линией коалиции, стало очередным симптомом авторитаризма правящего лагеря. Заявление Галанта было одобрительно встречено несколькими депутатами от партии Ликуд.

Тем же вечером премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу объявил, что ради достижения компромисса он делает паузу в продвижении реформы до окончания национальных праздников — Песаха и Дня Независимости. Одновременно он назвал участников протестов «радикальным меньшинством, прибегающем к насилию и готовым разорвать страну на части». Он также поблагодарил вышедших тем же вечером на улицы сторонников реформы, особенно подчеркнув, что их выход был спонтанным и не был никем финансирован. В тот вечер, в ответ на призыв министра финансов от партии Религиозного Сионизма Бецалеля Смотрича (во время его недавнего визита в Вашингтон с ним отказались встречаться все еврейские организации) и других политиков коалиции, назвавших время и место сбора, на улицы и в самом деле вышло больше десяти тысяч демонстрантов. От их рук пострадала съемочная группа телевидения и арабский таксист, были и другие случаи нападений, в том числе с ножами и дубинками. За неделю до этого сторонники реформы забрасывали яйцами протестующих в Ор-Акиве и Ашдоде, плевали в них и кричали, чтобы они не проводили демонстрации «в городе Ликуда»; нападавших сдерживал полицейский кордон. Призывы выйти на демонстрацию сторонников распространяла организация «Ла Фамилия» — ультраправая группировка, известная историей насилия на почве национализма. Демонстрация прошла под лозунгом «Реформу сейчас!», «Я не гражданин второго сорта», ее участники жаловались на то, что их голос выбрасывают в урну.

Часть оппозиции проявила готовность к переговорам ради изменения законопроектов — некоторые прошли уже почти все стадии утверждения в Кнессете, но протестное движение заявило, что не собирается останавливаться. До сих пор лидеры реформы Левин и Ротман категорически отказывались от промедлений в ее принятии и ставили перед собой цель полностью завершить процесс к весенним праздникам (министр Левин даже грозил отставкой, если коалиция свернет с этого пути). Поэтому решение Нетаниягу, принятое при гигантском давлении с обеих сторон и на фоне забастовки, к которой грозили подключиться другие участники (например, фондовая биржа), стало важной вехой «израильской весны». Гистадрут немедленно остановил забастовку. Несмотря на объявленную паузу, в Кнессет для окончательного утверждения поступил один из самых спорных законопроектов реформы — законопроект, дающий коалиции больше влияния на процесс назначения судей. В обмен на отсрочку министр национальной безопасности Итамар Бен-Гвир, недовольный тем, как мягко полиция обращается с демонстрантами, потребовал немедленного создания подчиненной ему лично Нацгвардии.

Сам премьер-министр находится под судом по трем уголовным делам — мошенничество, получение взятки и нарушение общественного доверия — и решением Верховного Суда ему запрещено заниматься вопросами, имеющими отношение к юридической системе и к назначениям. До недавнего времени он воздерживался от высказываний на эти темы. Но несколько дней назад, после того, как Кнессет принял закон, затрудняющий процедуру импичмента, Нетаниягу публично заявил, что теперь у него «развязаны руки» и что он «в деле». В результате в последнюю субботу количество демонстрантов резко возросло и дошло до 650 000 (около 10% взрослого населения). Хотя сразу же после этого заявления премьер получил предупреждение от юридического советника правительства о нарушении условий, наложенных на него БАГАЦ (Высший суд справедливости), а в суд была подана апелляция от имени «Движения за качество власти», Нетаниягу, судя по заявлению о «паузе», продолжает быть активным участником процесса.   

Демонстрация в Сдероте и в Шаар ха-Негев / Фото: Гити Палти, stock.shatil.org.il

Демонстрация в Сдероте и в Шаар ха-Негев / Фото: Гити Палти, stock.shatil.org.il

Баланс или погром?

Самые масштабные протесты в истории Израиля начались в январе, через два месяца после того, как на выборах 1 ноября блок Нетаниягу — партия «Ликуд» вместе с ультранационалистическими и ультрарелигиозными партиями — набрал 64 места в Кнессете из 120. К концу марта число протестующих превысило полмиллиона. Основной причиной протестов стала так называемая правовая реформа, которую многие, в том числе историк Юваль Ной Харари, называют «переворотом» и «сменой режима». Бывший юридический советник правительства Йехуда Вайнштейн назвал ее «погромом». Суть реформы, продвигаемой министром юстиции Яривом Левином от партии «Ликуд» и Симхой Ротманом от партии Религиозного Сионизма, в том, что она урезает полномочия судебной ветви власти и фактически подчиняет ее законодательной и исполнительной ветвям. Авторы и идеологи реформы утверждают, что она всего лишь восстановит утраченный баланс между ветвями власти и сделает израильскую демократию более сильной, но большинство юристов не согласно с этим утверждением. Они говорят, что ограничение системы сдержек и противовесов создаст опасный перекос, открывающий путь к тоталитаризму по примеру одиозных авторитарных и тоталитарных режимов, например, путинского. О сходстве стилей двух руководителей говорят все больше и больше, да и сам Нетаниягу дал повод к таким сопоставлениям, вывесив в ходе одной из предвыборной кампаний плакат, на котором он жмет руку Путину, с надписью «Другая лига». Сам Биньямин Нетаниягу еще несколько лет назад, когда он сам еще не был подсудимым, говорил о важности сильной судебной власти.

В Израиле законодательная и исполнительная власть представлены одним и тем же блоком, и, имея парламентское большинство, можно принимать дискриминационные законы, а также законы, фактически легализующие коррупцию. В частности, прямо сейчас Кнессет собирается принять закон, позволяющий политикам принимать подарки и сборы пожертвований. На рассмотрении в Кнессете также находится закон, дающий ультрарелигиозным израильтянам квоту в 18% при назначении на госслужбу, независимо от квалификации кандидата; закон, приравнивающий учебу в йешиве к высшему образованию, и многие другие. Правительство сможет делать проблематичные назначения (протесты стартовали, когда министром финансов был назначен Арье Дери, отбывавший на тот момент условный срок за мошенничество). Сейчас единственной сдерживающей силой в таких решениях является БАГАЦ и юридические советники правительства и министерств — их полномочия хотят значительно урезать.

Демонстрация

Демонстрация «хай-тековцев». Тель-Авив, Сарона / Фото: Рони Левинсон, stock.shatil.org.il

Все против

Первыми тревогу забили юристы и бизнесмены. Руководители сотни хай-тек фирм и венчурных предприятий еще в середине декабря обратились к премьер-министру с письмом: «Мы опасаемся разрушительных последствий для всего хозяйства, и для хайтека в особенности, от тех законодательных инициатив, которые в эти дни реализуются в Кнессете… подрыв статуса суда, как и нарушения прав меньшинств… поставят под угрозу существование высокотехнологичной промышленности». Авторы письма предупредили, что подобные меры могут подорвать инвестиции в израильскую сферу высоких технологий. Сейчас значительной движущей силой протестов стали сотрудники предприятий хай-тек. О последствиях для израильской экономики предупреждали и бывшие главы Банка Израиля, бывший председатель Федеральной Резервной Системы США Бен Бернанке и 50 лауреатов Нобелевской премии по экономике, в том числе Даниэль Канеман. Но самым тревожным знаком стала угроза массового отказа от резервистской службы — в него включились летчики, киберразведка артиллеристы. Они заявляют, что без демократии народная армия невозможна. Резервисты организовали свой штаб протеста — так же, как врачи, социальные работники, писатели, женское движение «Служанки» (они взяли название по известному сериалу «История служанки», намекая на то, что после реформы права женщин будут крайне уязвимы; его участницы и участники выходят на шествия в красных балахонах и белых чепцах), студенты, старшеклассники, преподаватели университетов и многие другие. В демонстрациях протеста принимают участие бывшие министры, бывшие Генкомиссары полиции и главы других силовых структур. Генштаб ЦАХАЛ даже пошел на беспрецедентное решение — разрешил солдатам и офицерам не выше звания полковника принимать участие в демонстрациях при условии, что они не будут в форме. Разрешение получили и сотрудники Моссада.

Демонстрация женского движения

Демонстрация женского движения «Служанки» в Шаар ха-Негев / Фото: Гити Палти, stock.shatil.org.il

Главные лозунги протестов: «Демократия», «Здесь вам не Венгрия», «Биби = Путин» и многие другие. Есть и буквальные отсылки к украинской Революции Достоинства — иногда протестующие поднимают украинские флаги или начинают прыгать, скандируя «Кто не прыгает — слабак!». Кроме регулярных массовых митингов и перекрытий дорог, протесты принимаю самые разнообразные формы, но всегда носят ненасильственный характер и не сопровождаются порчей имущества. Среди демонстрантов есть легко пострадавшие: к блокирующим дороги иногда применяют водометы и сдерживают их конной полицией; был случай применения шоковой гранаты. Задержанных отпускают через несколько часов, под зданием суда их ожидают соратники по борьбе.

Протесты перекинулись и за границу — во время визитов премьер-министра Нетаниягу и министра Смотрича толпы протестующих евреев и израильтян встречают их с израильскими флагами, скандируя: «Позор!».  

Протест носит подчеркнуто произраильский характер: его символом стала Декларация Независимости, демонстранты выходят с израильскими флагами, на митингах исполняют гимн. Демонстранты повторяют: «Мы боремся за свою страну, это наша Война за Независимость, мы не допустим диктатуры».   

Падение Ликуда

Многие члены коалиции называют демонстрантов «анархистами» и даже намекают, что протесты финансируются из-за границы «с целью уничтожить Израиль». Коалиция утверждает, что была избрана ради проведения реформы и выполняет волю своих избирателей, хотя реформа не была главной темой предвыборной компании — согласно опросам, больше половины избирателей Ликуда не знали о том, что правительство Ликуда будет продвигать юридическую реформу; ее проведение поддерживает около трети опрошенных; 63% опасаются, что юридическая реформа повлияет на экономическую ситуацию в стране; так считает и около половины избирателей Ликуда; 45% ответили, что в первую очередь правительство должно заниматься стоимостью жизни, 19% — преодолением раскола в обществе, 17% — безопасностью, и только 8% — юридической реформой. Также по опросам партия коалиции теряет мандаты, и сегодня они уже не смогли бы выиграть выборы.

Вечером 28 марта на канале общественного телевидения сообщили, что глава Гистадрута Арнон Бар-Давид с самого начала был на связи с руководством Ликуда и что забастовка была согласована. Она нужна была Ликуду для того, чтобы у него был повод объявить о перерыве в принятии законодательства. Это может служить очередным подтверждением того, что Биньямин Нетаниягу не столько заинтересован в скорейшем проведении реформы, сколько стал заложником собственной экстремистской коалиции и радикалов в собственной партии.