• Понедельник, 21 января 2019
  • $66.28
  • €75.29
  • 62.29

Митрополит вместо патриарха. Как из-за утечки статус УППЦ вновь оказался под вопросом и почему перейти в нее готовы лишь треть священников

Фото Sputnik/Scanpix/LETA Фото Sputnik/Scanpix/LETA

Президент Украины Петр Порошенко объявил на своей официальной странице в сети Фейсбук дату объединительного Собора Украинской поместной православной церкви — он состоится в Киеве в храме Святой Софии 15 декабря. Об этом президента Украины специальным письмом уведомил Вселенский патриарх Варфоломей.

На Соборе должен быть избран предстоятель новой церкви и принят ее устав, после чего глава поместной православной церкви получит от Вселенского патриарха тот самый Томос об автокефалии. 29 ноября 2018 года Вселенский патриархат по итогам прошедшего Синода издал коммюнике, где констатировалась готовность текста Томоса и на его основе подготовлены предложения к уставу новой церкви «ибо Томос должен быть частью устава (именно им констатируется независимость церкви) и именно на это направлены предложения». Такой взгляд на ситуацию с украинской стороны.

Об этом пишет Ростислав Павленко директор Национального института стратегических исследований при президенте Украины, который совсем недавно работал в Администрации президента Украина и отвечал как раз за взаимодействие с церковью. Его мнение вполне можно считать официальной позицией украинской власти.

При этом надо отметить, что по всей Украине уже вторую неделю продолжаются обыски в церквях, домах священников и монастырях — сотрудники СБУ ищут участников «организованной сети по распространению материалов, сеющих религиозную вражду». Обыски прошли в доме настоятеля Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры владыки Павла (Лебедя).

В Киеве прошли обыски у предстоятеля Киево-Печерской Лавры

Утечка

И вот в столь напряженной обстановке да еще накануне объявления президентом Украины даты Собора произошла громкая утечка проекта будущего устава украинской православной церкви. Греческий православный сайт romfea.gr и украинская газета «Вести» опубликовали выдержки из проекта устава с комментариями и фотографией первой страницы документа. Из полученного текста газета «Вести» делает главный вывод, что «говорить о независимости (автокефалии) новой структуры не приходится — скорее, речь о полном подчинении Константинополю (а это уже иной статус, «митрополии»).

«Мы получили информацию из кругов УПЦ Киевского патриархата и видели этот устав сами!» — коротко, но емко прокомментировала ситуацию «Спектру» руководитель проекта «Вести» Ольга Семченко.

Свои выводы издание подтверждает девятью пунктами. Например, слова о том, что Украинская церковь «неразрывно связана» с Константинопольским патриархатом, а через него — со всеми остальными церквями, трактуется как повторение статуса нынешней УПЦ Московского патриархата, которая тоже «связана» с православным миром через РПЦ. Говорится о том, что глава новой поместной церкви будет иметь статус митрополита, а не патриарха, что украинская церковь будет получать миро (т.е. особое вещество, используемое в таинствах) только у Константинополя, не сможет самостоятельно канонизировать своих святых, а будет подавать их Константинополю для утверждения и т. д.

Настоятель Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры владыка Павел (Лебедь). Фото TASS/Scanpix/LETA

Настоятель Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры владыка Павел (Лебедь). Фото TASS/Scanpix/LETA

Миро, кстати, у Вселенского патриархата получают еще и Греческая, Албанская, Польская и Чешская православные церкви. Это тоже было прописано в их Томосах. А УПЦ Московского патриархата получало и получает миро в Москве.

Известные на данные момент факты о будущей украинской поместной церкви таковы: в Конституционной хартии, которая войдет в ее устав, говорится, что ее возглавит предстоятель в статусе митрополита, в диптихе православных церквей украинская будет поминаться как самая «молодая» последней — пятнадцатой, для управления новой церковью будет введена греческая модель — с ежегодными Синодами и по сути высшей апелляционной структурой при каких то глобальных спорах для новой украинской церкви будет Вселенский патриархат.

Новости о том, что Томос «не такой», а будущая поместная украинская церковь не будет иметь автокефалии, а просто перейдет из подчинения Москве в подчинение Фанару (греческий район Стамбула, где расположена Константинопольская патриархия, — прим. «Спектра») мгновенно заполонили главные российские СМИ.

«ЭТО ФЕЙК!»

«Нет конечно, никакого устава будущей церкви еще не существует, его будут обсуждать и принимать только на Соборе 15 декабря, — с порога поясняет „Спектру“ ученый-религиовед Игорь Козловский. — В основу устава будет положена хартия, которая базируется на Томосе. Томос написан и вычитан. Конституционная хартия будет составной частью этого устава и соответственно устав еще в работе, поэтому все это такие вот фейки-вбросы».

«Вот разговоры о том, что главой поместной церкви будет не патриарх, а митрополит имеют под собой основания, это зависит от Вселенского патриарха, он будет решать, — продолжает Игорь Козловский. — Но то, что Украина получит автокефалию, не вызывает сомнений, тут будет такой же статус как у Болгарской или Сербской церквей, которые тоже получали Томос от Константинопольского патриархата и который при статусе первого среди равных все равно имеет статус своеобразного арбитра, при всех конфликтных вопросах эти церкви все равно апеллируют к Вселенскому патриархату».

Поскольку особенности функционирования мирового православия в последнее время стали крайне интересны не только российскому читателю, мы попытались разобраться, как в особенностях получения автокефалии Украинской поместной православной церковью, так и в особенностях и, главное, масштабах грядущего перехода церковных приходов из УПЦ Московского патриархата в поместную церковь вместе с признанным экспертом.

«Нельзя сказать, что опубликованная утечка полная фальсификация, — какие-то пункты достоверные, какие-то нет, — сказал „Спектру“ ведущий научный работник отделения религиоведения Института философии имени Григория Сковороды НАН Украины доктор философских наук Александр Саган. — Это обычный прием манипуляции, когда до определенной доли правды домешивается доля лжи. На сегодняшний день говорить уверенно об уставе будущей церкви сложно, его нужно еще принять. Но пункты, изложенные в „Вестях“ я просмотрел, они искажают ситуацию во многих моментах. Мешая чуть правду и ложь, читателя убеждают, что Томос не нужен — суть ведь в этом?»

Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра. Фото  Sputnik/Scanpix/LETA

Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра. Фото Sputnik/Scanpix/LETA

— Но Украинскую поместную православную церковь действительно будет возглавлять митрополит? И что это значит?

— Дело в том, что на сегодня УПЦ Киевского патриархата имеет патриарший статус, УАПЦ (Украинская Автокефальная Православная Церковь) остановились на том, что на сегодня они не избрали патриарха, но говорить о понижении статуса все же не приходится. У нас просто не было международного статуса в межправославных отношениях. Украинские церкви были не признаны. И говорить о том, что нас обижают, не приходится. Нас вводят в клуб признанных православных церквей, в разы повышают статус по сравнению с тем, что был. У нас не будет митрополии, у нас будет самостоятельная православная церковь, которую будет возглавлять митрополит. Это немножко другое, чем «митрополия Константинопольского патриархата», митрополиям не дают Томос об автокефалии, это главное, что надо знать. Настоятели Польской и Чешской православных церквей тоже имеют титул митрополита, Болгарская православная церковь имеет статус патриархата, Сербской тоже управляет патриарх.

Говорить о том, что статус, который получит Украинская поместная православная церковь, будет сравним или ниже статуса УПЦ МП, тоже нельзя, и это было бы неправдой. Украинская православная церковь Московского патриархата — условное название. В православном мире ее знают, как «объединение епархий Московской патриархии на территории Украины». Россия назвала их Церковью, но они при этом не имеют никакого статуса в мировом православии, не упоминаются в диптихе. Они имеют определенные права, но они завтра могут быть отобраны — это внутренняя свобода в рамках РПЦ, такая же самая, как в митрополитском округе в Казахстане, экзархате в Белоруссии, Молдавии. Все это неотъемлемые части Московской патриархии, и принимаются они в православном мире очень хорошо именно как составные части Московской патриархии. Но сравнивать их статус с автокефальной церковью просто смешно. Они ведь даже не имеют автономного статуса!

Лишь треть

-Вы понимаете, как будет развиваться ситуация после Томоса, вы понимаете сколько епархий Московского патриархата перейдет в поместную церковь?

— У нас нет ни одной епархии Московского патриархата, которая может перейти в новую церковь в полном составе. По чему я сужу? У нас есть два явных проукраинских правящих епископа — я имею в виду Симеона Винницкого и Софрония Черкасского. Это те, у кого есть полноценные епархии, я не беру сейчас викарных епископов. Так вот Епископ Софроний провел тайный опрос своих священников на предмет поддержки украинской поместной церкви. И у него поместную церковь поддержала только треть священнослужителей, остальные будут или колебаться, или останутся в Московской патриархии. У Симеона Винницкого тоже ситуация непростая, пока он встречался в Киеве с президентом Украины, у него в епархии без его благословения собралось около сотни священнослужителей и настоятелей монастырей, которые поклялись в верности Москве. Потом через несколько дней возникло движение в поддержку владыки Симеона и уже письмо в его поддержку подписало всего пятьдесят священников. Это все происходило в епархии, где около восьми сотен религиозных громад.

Закрытая социология, которую делали в стране, говорит, что идею Поместной православной церкви поддерживают открыто около 30% священнослужителей и еще 30% относятся к ней в целом одобрительно.

И мы должны при этом понимать, что это процесс не одного дня и даже года. В стране нет прописанного механизма перехода церковных общин из одной церкви в другую. То есть в статье 8-й закона «Про свободу совісті та релігійні організації» говорится, что община имеет право сменить юрисдикцию, но каким образом это совершится — не прописано. В этих условиях у нас есть случаи, когда 90% общины хотят сменить юрисдикцию, а 10% против и оставляют за собой храм!

Фото REUTERS/Scanpix/LETA

Фото REUTERS/Scanpix/LETA

Я вам больше скажу, есть прецедент, когда в городе Стрый Ровенской области только два человека из общины не хотели уходить из Московского патриархата в Киевский и эта пара людей через суды отсудила себе и Московскому патриархату огромный собор в центре города. А остальные пятьсот верующих приняли решение строить свой храм Киевского патриархата и строили его десять лет, в нем уже идут сейчас службы. Видите, до какого абсурда доходило?!

В нынешней ситуации Московскому патриархату стоит иметь десяток своих верных людей в каждой общине, чтобы в судах затянуть процесс перехода на годы. Я лично знаю больше десяти общин, которые приняли решение перейти в Киевский патриархат три и больше лет назад и до сих пор судятся. Это очень непростой процесс.

В Верховной Раде три года лежит законопроект 4128, который регламентирует механизм перехода и вносит поправки в статью 8-ю Закона — каким образом и когда община может менять свою юрисдикцию. Сейчас же только суд в каждой области сам решает нужно ли для перехода из одной церкви в другую 50% общины, 70% и 90% верующих общины должны проголосовать плюс один голос. Законодатель должен решить эту проблему и разработать действенный механизм- в какой момент, кто принимает решение о переходе и, кто является членом общины и имеет право голосовать. Против законопроекта все годы жестко выступает Московский патриархат и понятно, почему.

Мы должны поддержать этот процесс и получить Томос в любом случае и в любых условиях. У нас другого пути нет, потому что это вопрос национальной безопасности и выживания государства! — твердо подытожил «Спектру» в Киеве доктор философских наук Александр Саган.

Бессилие радикалов. Почему Трамп проигрывает системе, а политический кризис в США может повториться при следующих президентах
Евгений Фельдман объясняет, почему дело не только в личности Дональда Трампа, но также в особенностях американского государственного устройства.
14:01, 19.01.2019
В одно касание. Как на Дальнем Востоке спасали пилотов Су-34, столкнувшегося с другим истребителем — краткая сводка
На Дальнем востоке два российских истребителя Су-34 коснулись друг друга во время тренировочного полета. Один из самолетов упал в Японское море, пилотам удалось катапультироваться, позже одного из них спасли.
15:17, 18.01.2019
Незаконный мораторий. Как украинский суд защитил русский язык во Львове
Львовский административный суд отменил введенный решением местного облсовета мораторий на «русскоязычный культурный продукт».
21:08, 17.01.2019
Мать школьника обвинили в попытке задушить классную руководительницу сына — и другие события дня
На Дальнем Востоке столкнулись два самолета Су-34, Двоих охранников заподозрили в краже переданных тяжелобольным детям игрушек, Убийце приемной внучки Моргана Фримана вынесли приговор — и другие события дня
18:34, 18.01.2019
Закарпатский конфликт: взгляд из Киева. Почему украинцы опасаются венгерского вмешательства и при чем тут Россия
«Спектр» попросил венгерского и украинского корреспондентов описать, как выглядит ситуация глазами каждой из противостоящих сторон.
16:28, 17.01.2019
Покушения, которых не было. Сербский инцидент и другие несостоявшиеся попытки убить президента России
В Сербии арестовали местного жителя, которого российские СМИ заподозрили в желании убить президента РФ. «Спектр» вспомнил о других случаях, когда в СМИ появлялась информация о покушениях на жизнь Владимира Путина.
23:02, 16.01.2019