Минздрав предупреждает. Реаниматолог, участвовавший в постановке диагноза Навальному после отравления, заявил, что Минздрав пытался помешать транспортировке политика в Германию Спектр
Среда, 29 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Минздрав предупреждает. Реаниматолог, участвовавший в постановке диагноза Навальному после отравления, заявил, что Минздрав пытался помешать транспортировке политика в Германию

Алексея Навального вывозят из Омска в Германию. Фото Alexey Malgavko/REUTERS/File Photo/Scanpix/Leta Алексея Навального вывозят из Омска в Германию. Фото Alexey Malgavko/REUTERS/File Photo/Scanpix/Leta

Министерство здравоохранения РФ препятствовало вывозу Алексея Навального в Германию после его отравления в 2020 году, заявил в интервью «Медузе» московский реаниматолог Александр Полупан, участвовавший в консилиуме, который оценивал состояние политика.

Полупан оказался в группе врачей, оценивавших состояние Навального, так как к нему за помощью обратились соратники политика. Первоначально руководство реаниматолога не было против его командировки в Омск, однако потом, по его словам, поступил запрет из Минздрава. Тем не менее врачу все же удалось войти в состав консилиума, поскольку он был на связи с близкими Навального.

Когда прилетевших из Москвы врачей привезли в больницу, Полупан отметил странную деталь: его и других врачей попросили воспользоваться одноразовыми халатами вместо медицинской формы, которую они привезли с собой. Это было объяснено антиковидными мерами. Возле постели Навального стояла сотрудница, которая следила, чтобы все надевали перчатки и тут же их снимали, отходя от кровати политика.

Олег Навальный, Иван Жданов и Юлия Навальная в Омской больнице. Фото Evgeniy Sofiychuk/AP Photo/Scanpix/Leta

Олег Навальный, Иван Жданов и Юлия Навальная в Омской больнице. Фото Evgeniy Sofiychuk/AP Photo/Scanpix/Leta

Осмотрев Навального в реанимации, Полупан пришел к выводу, что клиническая картина в целом похожа на отравление фосфорорганическими соединениями (к ним относится и «Новичок»). Реаниматолог посчитал, что политика «можно и нужно» транспортировать в Германию, о чем сообщил жене Навального Юлии.

На консилиуме, по его словам, главный токсиколог Омской больницы Александр Сабаев продвигал версию, что пациент худел и с этой целью принимал какие-то противодиабетические препараты. Полупан связался с Юлией Навальной, которая сказала, что ее муж не принимал такие препараты. Об этом врач известил других участников консилиума. Сам он предложил поставить диагноз «кома неясного генеза» и начать готовить пациента к транспортировке.

Однако прямо во время консилиума прибежала медсестра и сказала, что Навальному стало хуже — у него наблюдалось снижение артериального давления и тахикардия, при этом, по словам Полупана, состояние удалось быстро стабилизировать. Примерно в то же время, вспомнил врач, ему позвонило его руководство и сказало, что «на верхнем уровне принято решение о недопустимости транспортировки пациента».

Алексея Навального вывозят из Омска в Германию. Фото Alexey Malgavko/REUTERS/File Photo/Scanpix/Leta

Алексея Навального вывозят из Омска в Германию. Фото Alexey Malgavko/REUTERS/File Photo/Scanpix/Leta

«Мне было сказано: я должен сообщить родственникам, что он [Навальный] не транспортабелен — и что абсолютно все [участники консилиума] скажут то же самое. И что если я скажу что-то иное, то последствия будут самые серьезные», — рассказал Полупан.

После в больнице была организована встреча врачей с родственниками и друзьями Навального, на которой, по словам Полупана, присутствовали «непонятные люди в штатском». Все врачи по очереди высказали позицию, что вероятность ухудшения во время транспортировки для пациента настолько высока, что не позволяет рисковать его жизнью.

«Я постарался быть максимально аккуратен и сказал что-то типа: «Действительно, есть риск, что во время транспортировки состояние пациента может ухудшиться, так как мы уже наблюдали один эпизод ухудшения состояния, но это может произойти и без всякой транспортировки. Но есть и вероятность, что он долетит без каких-либо проблем», — вспомнил реаниматолог.

Когда в больницу допустили немецких врачей, всем участникам консилиума была поставлена задача убедить их в том, что Навальный не транспортабелен, описал ситуацию реаниматолог. «Я с этого консилиума ушел — участвовать в этом позоре не было ни сил, ни желания. Так что не знаю, что именно и как им говорили», — сказал Полупан.

Медики загружают Алексея Навального в немецкий медицинский самолет в аэропорту Омска. Фото Kira Yarmysh/AP/Scanpix/Leta

Медики загружают Алексея Навального в немецкий медицинский самолет в аэропорту Омска. Фото Kira Yarmysh/AP/Scanpix/Leta

При очередном осмотре Навального он заметил, что у того максимально расширены зрачки, и поднял тревогу, что надо срочно ехать на КТ, поскольку обычно это свидетельствует о вклинении головного мозга — это состояние при котором ткани мозга выпячиваются через отверстия костей черепа. Однако сотрудники больницы сказали ему, что это офтальмологи которые приходили осмотреть глазное дно, закапали в глаза атропин (он, в частности применяется как антидот «Новичка»).

Позже в научном журнале «Ланцет» вышла статья об отравлении Навального, которую написали немецкие врачи клиники «Шарите», куда в итоге был доставлен политик. «В статье в том числе описывалась клиническая картина, которую немцы увидели при осмотре в Омске. Там написано, что у него были расширены зрачки. То есть атропин в глаза ему закапали непосредственно перед приездом немцев. Единственное объяснение, которое я этому нахожу, — это попытка имитировать вклинение головного мозга, чтоб его признали его нетранспортабельным», — предположил Полупан.

Алексею Навальному стало плохо в самолете из Томска в Москву 20 августа 2020 года. Его госпитализировали в Омске, а затем, после борьбы его семьи и сторонников за возможность вывезти политика на лечение за границу, эвакуировали в берлинскую клинику «Шарите». Там он провел несколько месяцев. Три независимые европейские лаборатории нашли в организме и на вещах оппозиционера следы отравляющего боевого вещества «Новичок».