Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 1 октября 2020
  • $77.45
  • €90.91
  • 40.26

Маятник презрения. Как скандал на Патриарших вскрыл механику российского общества

Патриаршие пруды. Фото AFP/Scanpix Патриаршие пруды. Фото AFP/Scanpix

На прошлой неделе в российской столице разгорелся крупный общественный скандал, спровоцированный высказываниями жителей домов, расположенных поблизости от Патриарших прудов — одного из излюбленных мест отдыха москвичей. Обладатели элитной недвижимости (Ксения Собчак, впрочем, таковой квартиры на Патриарших считать отказывается) возмутились тем, что посетители местных питейных заведений и прочие отдыхающие — так называемая «саранча из Бирюлево» — мешают им жить. Откровения обитателей элитного района вызвали возмущение прочих жителей столицы, которые организовали в сети флешмоб и предложили, например, ввести визовый режим с районом Патриарших прудов. По мнению нашего автора Максима Горюнова, конфликт вокруг Патриарших раскрывает механизм, по которому существуют все российское общество.

Российское общество устроено так: есть те, у кого имеется самолет для перевозки домашних питомцев. Они презирают тех, у кого нет такого самолета. Есть те, у кого есть квартира на Патриарших прудах. Они завидуют тем, у кого есть самолет для домашних питомцев и презирают тех, у кого нет квартиры на Патриарших прудах.

Есть те, у кого есть квартира в Бирюлево. Они завидуют тем, у кого есть самолет для домашних питомцев и тем, у кого есть квартира на Патриарших прудах. И презирают тех, у кого нет квартиры в Бирюлево.

Есть те, у кого есть квартира в Калуге. Вместе с бирюлевскими — это тот самый великий российский народ, о котором так много говорят в российских медиа, начиная с декабристов.

Народ завидует тем, у кого есть самолет для домашних питомцев, у кого есть квартира на Патриарших прудах, у кого есть квартира в Бирюлево. И смотрит свысока на тех, у кого есть дом в поселке Куюмба, что в Красноярском крае на берегу реки Подкаменная Тунгусска.

Кому завидуют и на кого смотрят свысока поселка Куюмба? Возможно, никому и ни на кого. В Куюмбе живут эвенки, занятые традиционной охотой и оленеводством. Как люди, не испорченные специфической российской цивилизацией, они просто не в курсе, как жить правильно.

Российская общественная жизнь — это такой бесконечный маятник презрения и зависти. От Патриарших прудов к Кремлю и обратно к прудам.

Патриаршие пруды. Фото Sputnik/Scanpix

Патриаршие пруды. Фото Sputnik/Scanpix

Несколько недель назад жители Калуги и Бирюлево — под одобрение Патриарших прудов — ругали вице-премьера Игоря Шувалова за то, что у него есть самолет для домашних питомцев. Игорь Иванович через свою супругу ответил на презрение тем, что самолет ему нужен, чтобы отстаивать честь России на международной арене. Россияне саркастически согласились с его правотой.

Последнюю неделю россияне — под аплодисменты Игоря Ивановича и государственных СМИ — ругали жителей Патриарших прудов. Патриаршие пруды допустили ошибку и публично заявили о том, что они на самом деле думают о россиянах, начиная с Бирюлево. Так делать нельзя.

Россияне, разумеется, в курсе, что о них думают на Малой Дмитровке и какие шутки отпускают на их счет красивые ухоженные господа, стоящие в очереди за свежими булками из белой французской муки. Россияне сами — чего уж тут стесняться — окажись они на месте этих красивых ухоженных господ, с удовольствием сказали бы нечто подобное. Но новость их удивила и разозлила. Приличные люди, как правило, ведут себя прилично. Иначе, зачем это все? Патриаршие пруды сейчас стараются извиниться. Доступными им способами. То есть, литературными словами о всем хорошем против всего плохого.

Что будет дальше? Надо полагать, Патриаршие пруды, как только скандал утихнет, вновь постараются напомнить россиянам, как к ним на самом деле относится Кремль. Вспомнят о пресловутых шубохарнилищах, о невероятно дорогих часах. О цинизме пропаганды, о дворцах в Европе и под Москвой, о стрельбе по редким животным с вертолета и так далее. Кремль сделает шаг в ответ и маятник продолжит свое вечное движение слева направо.

Россиянам постоянно приходится выбирать, чье презрение они готовы терпеть, а чье — нет. Презирает ли крупный российский чиновник среднего россиянина? Да. Как успешный презирает неуспешного. Презирает ли крупный российский экономист среднего россиянина? По тем же самым причинам, что и крупный чиновник. Понимает ли средний россиянин, что его презирают? Снова — да. Он с чиновником и экономистом живет в одной системе координат и прекрасно осознает свое и чужое положение в ней.

В итоге, и красные презирают, и белые презирают. И к тем зависть, и к этим. И куда россиянину податься? На чье презрение глаза закрыть? К кому зависть тушить, а к кому разжигать?

В общем, конечно, презрение Патриарших прудов терпеть труднее. Кремль в случае чего сумеет наказать за отказ терпеть. У Кремля есть все необходимые ресурсы и россияне на этот счет слишком в курсе, чтобы сомневаться.

Преуспевающий архитектор, живущий в благополучном районе столицы, наказать не сможет и это обидно: беззащитные люди говорят о тебе гадости. Гадости могут говорить только те, кто внушает страх.

С другой стороны, красивые ухоженные господа — архитекторы и экономисты — вроде бы говорят о милосердии и требуют помочь простым людям. Патриаршие пруды — это такие успешные, которые призывают гуманно относится к неуспешным. Как, впрочем, и Игорь Шувалов вместе с Анатолием Сердюковым и Алексеем Рогозиным, но кто бы их слушал, не будь у них в подчинении так много людей в форме?

Россияне вечно топчутся на месте, силясь понять, кто же из этих двух — Кремль или пруды — хуже и в ком больше зла.

Деревня Париж в Челябинской области РФ. Фото RIA Novosti/Scanpix

Деревня Париж в Челябинской области РФ. Фото RIA Novosti/Scanpix

Перед присоединением Крыма симпатии медленно, но уверенно склонялись на сторону прудов. Да, говорили россияне, высокохудожественные обитатели апартаментов с видом на Ермолаевский переулок мне ближе, чем люди с бульдожьими челюстями. Мы хотим их белых булок, мира, свобод и прочего всякого. Россияне почти выбрали Навального в мэры Москвы — иными словами, они оказались на стороне Патриарших. На стороне российской буржуазии с ее почти протестантской этикой.

После присоединения Крыма положение дел радикально изменилось. Россияне, опасаясь Кремля и тех молодых людей в белых рубашках, которые недавно прокатились строем по улицам столицы, отошли от прудов. Надолго ли? Скорей всего, да. Духовность окутала Россию всерьез.

Но нужно понимать, что несмотря на глупые слова глупого человека «об уровне», россиянам — даже тем, чья крыша окончательно уехала от телевизионной бормотухи — ближе тот мир, в котором утро начинается с хорошей белой булки и омлета, как на Патриарших. Чем тот, где с утра тебя ждет по талонам полученные овсянка, смешанная с опилками, и хоровое пение у условного портрета Ким Чен Ына. Проще говоря, никакая «дура с Патриков» не угасит в гражданах России их неизбывную тоску по хрусту французской булки и жизни, как у белых людей в Париже.