• Воскресенье, 26 мая 2019
  • $64.47
  • €72.26
  • 68.01

«Мат, низменность и похоть». Как Милонов поссорился со Шнуровым из-за культуры и Госдумы

Фото Sputnik/TASS/Scanpix/LETA Фото Sputnik/TASS/Scanpix/LETA

Все-таки жить в России — большое счастье. Иногда пугаешься, конечно, зато удивляться не перестаешь. Видишь новость — «Москва не вошла в первую сотню рейтинга городов, удобных для жизни», к примеру. Вздыхаешь. Потом читаешь новость. Выясняешь, что и вторую сотню Москва не возглавила, говоря мягко. Из прочих наших городов в рейтинге — только Питер, но он совсем на дне. Вздыхаешь еще раз. А потом думаешь — зато интересно у нас. Иногда даже весело, хотя веселье здешнее — не без привкуса отчаяния.

Ну, вот свежий пример. Хотя начнем, пожалуй, издалека. В России зачем-то есть парламент, а парламенте — фракция «Единой России» (ЕР). Впрочем, это уже лишняя информация. Никаких других фракций в парламенте нет, есть только подразделения ЕР, которые в целях непонятных, ну, наверное, чтобы запутать потенциального противника, тоже называются фракциями. КПРФ, ЛДПР, возможно, что-то еще, но это не точно. Но в базовой, материнской что ли фракции ЕР есть депутат Виталий Милонов, человек заслуженно известный. С совершенно определенной репутацией.

Всероссийская слава пришла к нему, когда он, будучи депутатом петербургского Заксобрания, придумал законопроект о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. Законопроект стал законом сначала в Петербурге, затем, если я не путаю, в Рязани и Архангельске, а потом - во всей России. А Милонов стал звездой. И принялся плодить безумные запретительные инициативы в товарных количествах. Особенно активно боролся с ЛГБТ, но не только. Требовал наделить эмбрионы человеческими правами, клеймил либеральные ценности и западную заразу. Даже выставку иллюстраций к «Гамлету» пытался запретить и, кажется, запретил.

Виталий Милонов. Фото TASS/Scanpix/LETA

Виталий Милонов. Фото TASS/Scanpix/LETA

Не зря старался. Имя его стало синонимом нелепых запретов. И когда в Петербурге приняли знаменитый закон о «топоте котов» (то есть о запрете шуметь в ночное время), все как-то автоматически решили, что автор его — Милонов, и до сих пор так думают. Хотя на самом деле топот котов придумал его коллега, единоросс Александр Тимофеев, который, к тому же, пытался пошутить. Но Милонов — звезда, а Тимофеев нет, и никто не помнит какого-то там Тимофеева. Как это говаривал в свое время гроссмейстер О. Бендер? «Что же мы видим, товарищи? Мы видим, что блондин играет хорошо, а брюнет играет плохо. И никакие лекции не изменят этого соотношения сил».

Хочется сказать, что старшие товарищи просто не могли не заметить столь одаренного человека, но нет. Милонов в Государственную думу пробивался тяжело, через праймериз, и старшие товарищи его откровенно топили. Не помогло. Привычной любви народа к юродивым хватило, чтобы преодолеть все преграды. Дума седьмого созыва, конечно, с самого начала была много скучнее, чем легендарная Дума шестого созыва, с гордостью носившая имя «взбесившегося принтера». Новый спикер, Вячеслав Володин, беспокоился о приличиях, штрафовал за прогулы и не поощрял тяги подчиненных к сомнительному пиару за счет откровенного мракобесия. Но на Милонова и он сразу махнул рукой. Такого не перекуешь. Поговаривали даже, что двум представителям фракции ЕР — Милонову и Наталье Поклонской — неофициально позволено хранить традиции шестой Думы и нести без стеснения мракобесную чушь.

В общем, похождения Виталия сначала веселили, потом приелись, а если вспомнить, что некоторые его инициативы уже стали законами, ломающими жизнь нормальных людей, а некоторые — вполне имеют шанс законами стать, смеяться получается хуже. И уж совсем нет повода у вменяемого человека за Милонова заступаться.

Или есть.

Вот есть такой музыкант — известный, говоря мягко, музыкант, — Сергей Шнуров. Человек талантливый и не стесняющийся русского языка. Недавно, в конце февраля, Шнуров вошел в состав общественного совета при парламентском комитете по культуре. Бог ему, конечно, судья, не о том речь. Милонов, естественно, взвился. Назвал Шнурова «бесовским запевалой» и «алкоголиком», а его песни — «ядом в городском колодце». Странно было бы, если бы два короля скандала не скрестили шпаги. Милонов потому и звезда, что шанса своего не упускает.

Сергей Шнуров. Фото Sputnik/Scanpix/LETA

Сергей Шнуров. Фото Sputnik/Scanpix/LETA

Милонов взвился, а вот адвокат Шнурова, Константин Добрынин, человек, успевший побывать даже членом Совета Федерации и сохранить при этом либеральные взгляды, зачем-то написал на Милонова донос в парламентскую комиссию по этике. Утверждает, что растиражированные СМИ оценки Милонова влекут за собой «риск формирования ложных представлений о творчестве группы „Ленинград“ в глазах общественности и подрыва репутации Шнурова С.В. как музыкального исполнителя».

Тут не место спорить о достоинствах шнуровского творчества. Когда-то я был горячим поклонником группировки «Ленинград», пробирался на полуподпольные концерты (предыдущий мэр Москвы Юрий Лужков не любил музыкантов и пытался запретить им петь в столице), собирал диски. Потом поостыл, но старая любовь не ржавеет. Тексты помню, и не очень понимаю, как на репутации автора песни «Алкоголик и придурок», исполняемой от первого лица, может сказаться утверждение о том, что он алкоголик. Не важно, мы сейчас не об этом.

Важно вот что. Милонов на происки адвоката Добрынина ответил открытым письмом. «Несмотря на идеологические противоречия и отношение в обществе к эпохе перехода из Советского Союза в Российскую Федерацию, главным достижением „Перестройки“ стала свобода выражения собственной точки зрения. Эта свобода является фундаментальной ценностью и незаменимом элементом демократического государства. Особенно свобода слова важна при осуществлении депутатских полномочий любого уровня… Говоря о вашей „жалобе“, господин Добрынин, и сочинителя нецензурных частушек Шнурова, являющегося в данной ситуации вашим хозяином-нанимателем, мне не остается ничего иного, кроме как обратиться к 29 статье нашей Конституции, где закреплено мое личное право и впредь считать творчество группы „Ленинград“ уродством, не имеющим никакого отношения к культуре».

И вот тут — удивительный момент. Милонов-то во всем прав. Это такая простая мысль, что никаких дополнительных аргументов даже и не требуется. Жаль только, что про свою свободу депутаты помнят, а нашу топчут, но тут уж — что выросло.

Удивительная страна Россия. Так тяжело здесь свободам живется, что даже свободу депутата Милонова не любить группу «Ленинград» приходится защищать от людей с либеральными взглядами.

Но, чтобы без надрыва закончить, расскажу вам забавный случай из личной жизни. Когда-то давно, тогда еще, когда я был горячим поклонником группировки «Ленинград», мне среди ночи (чтобы не сказать — под утро) позвонила одна подруга. Сказала, что выпивает со знакомым музыкантом из Питера, что он на поезд опоздал и что им податься некуда. И спросила, нельзя ли ко мне заехать. А я как раз женился недавно. «Слушай, Ир, — сказал я, зевая, — я женился недавно, жена едва ли в восторге от этого всего будет, и я даже не знаю, кто ее больше смутит, пьяный музыкант из Питера или ты. Прости, но не сегодня, ладно».

Потом как-то встретились, и я поинтересовался: «Что за музыкант-то был?» «Да один там. Сережа Шнуров. Ты едва ли такого знаешь», — ответила она. Я чуть не расплакался.

Берегите чужие свободы, чтобы окончательно свои не потерять, и о святом долге гостеприимства тоже не забывайте.