Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Вторник, 29 сентября 2020
  • $79.03
  • €92.74
  • 41.24

«ЛУКОЙЛ» начал прорыв на Восток

Фото: AFP/Scanpix. Ледостойкая стационарная платформа ЛСП-1 «ЛУКОЙЛа» на Каспии. Фото: AFP/Scanpix. Ледостойкая стационарная платформа ЛСП-1 «ЛУКОЙЛа» на Каспии.

«ЛУКОЙЛ» инвестирует в освоение месторождений Северного Каспия более 350 миллиардов рублей. Об этом на совете по морской деятельности сообщил генеральный директор «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефть» Николай Ляшко. Компания уже разработала систему комплексного освоения месторождений региона, предусматривающую строительство более 25 платформ общей массой около 100 тысяч тонн металлоконструкций и оборудования. Похоже, расширение работ на шельфе Каспийского моря станет одной из частью большой стратегии «ЛУКОЙЛа», который еще три года назад решил стать крупнейшим добытчиком углеводородов в Средней Азии.

Дочерняя компания «ЛУКОЙЛа» уже выявила и подготовила к глубокому бурению 14 перспективных структур в российском секторе Каспийского моря с углеводородными ресурсами в 810 миллионов тонн условного топлива. На разработку этих месторождений только в 2015—2017 годах планируется выделить 22 миллиарда рублей. В российском секторе Каспийского моря компанией была пробурена 21 скважина общим метражом 52 километра.

До сих пор главным месторождением «ЛУКОЙЛа» на Каспийском шельфе было месторождение имени Юрия Корчагина, добыча нефти на котором началась в 2010 году. Запасы месторождения, расположенного в 180 километрах от Астрахани и 240 километрах от Махачкалы, оцениваются в 500 миллионов баррелей нефтяного эквивалента. Уже по итогам 2012 года ООО «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефть», разрабатывающее указанное месторождение, заняло 33 место среди крупнейших компаний Южного Федерального округа с выручкой 19,555 миллиарда рублей (годом ранее предприятие заработало 8,6 миллиарда рублей). В 2014 году было получено уже более 4 миллионов тонн нефти. Причем, в настоящее время продолжается бурение дополнительных скважин, что предполагает дальнейший рост добычи.

Помимо этого, на конец текущего года намечено начало бурения на месторождении имени Владимира Филановского, открытого в 2005 году. Запасы нефти здесь оцениваются в 220 миллионов тонн, а газа в 40 миллиардов кубометров. Нефтяники планируют добывать на месторождении до 6 миллионов тонн углеводородного сырья в год.

В прошлом году в Астрахани было закончено строительство новой ледостойкой платформы, которую потом несколько месяцев транспортировали к месту добычи. Инвестиции в обустройство нового месторождения по первой и второй очереди составят более 115 миллиардов рублей. Строительство объектов обустройства месторождения в рамках второй очереди его освоения также производится на судостроительных заводах Астраханской области.

Правда, в 2013 году судостроители едва не сорвали запуск месторождения Филановского, затянув сроки строительства шельфовой платформы. Для того, чтобы разобраться в ситуации руководству «ЛУКОЙЛа» пришлось даже обращаться за помощью к президенту Владимиру Путину.

Экспансия «ЛУКОЙЛа» на Каспийском шельфе в свое время привлекла внимание «Роснефти» и «Газпрома», которые создав на паях (доли участников «Роснефть» (49,892%), «ЛУКОЙЛ» (49,892%) и «Газпром» (0,216%)) Каспийскую нефтяную компанию, получили лицензию на Западно-ракушечное месторождение в Каспийском море. Всего Каспийская нефтяная компания также владеет лицензией на разработку более одиннадцати перспективных месторождений на севере Каспийского моря — Западно-Ракушечным, Карайским, Укатным, Жестким, Восточно-Укатным и другими. Перспективные ресурсы участка оцениваются в 0,26 миллиарда тонн (1,9 миллиарда баррелей) нефти и 55 миллиардов кубометров газа.

Однако не Каспием единым ограничиваются аппетиты «ЛУКОЙЛа» в регионе. В феврале стало известно, что в ходе разведочного бурения горного рельефа на структуре Шурдарье в Узбекистане (входит в проект «Юго-Западный Гиссар», которым управляет другая «дочка» «ЛУКОЙЛа» — «ЛУКОЙЛ Узбекистан») на глубине более 3 тысяч метров скважиной вскрыты газонасыщенные карбонатные породы верхнеюрского возраста. При испытании скважины получены промышленные суточные дебиты — до 650 тысяч кубометров газа и более 70 тонн газового конденсата.


AFP/Scanpix
Ледостойкая стационарная платформа ЛСП-1 «ЛУКОЙЛа». Фото AFP/Scanpix


Помимо «Юго-Западного Гиссара» «ЛУКОЙЛ» разрабатывает в Узбекистане месторождения Кандымской группы, расположенной на территории Бухарской области. По этим направлениям российская компания планирует в течение ближайших лет довести добычу газа — на условиях соглашения о разделе продукции — до 18 миллиардов кубометров, а свои инвестиции — до 5 миллиардов долларов.

Кроме того, «ЛУКОЙЛ» ведет геологическую разведку узбекистанской части Аральского моря, где, по оценкам специалистов, находится примерно третья часть всех запасов нефти и газа Центральной Азии. Правда, из первоначального консорциума, куда входили «Узбекнефтегаз», «ЛУКОЙЛ», «Petronas» (Малайзия), «CNPC» (Китай) и «KNOC» (Южная Корея), уже вышли малазийцы. Однако оставшиеся участники еще в 2007 году заключили соглашение о разделе продукции, согласно которому участникам консорциума на первоначальном этапе будет принадлежать по 10 процентов добываемой продукции, минимальная доля Узбекистана составит 50 процентов. В 2014 году было объявлено, что управляющая компания Aral Sea Operating Comp инвестирует в разведку нефти на дне высохшего моря 30 миллионов долларов.

Наполеоновские планы «ЛУКОЙЛа» дали повод вице-президенту компании Леониду Федуну еще в 2012 году предсказать, что доля газа в общем объеме добычи углеводородов компании составит 27 процентов к 2021 году. А к в 2016 году «ЛУКОЙЛ» намерен начать поставки газа в Китай.

Правда, азиатское будущее «ЛУКОЙЛа» зависит не только от успешности менеджеров компании. Возможные политические пертурбации в Средней Азии, например, смены режимов в Казахстане и Узбекистане, могут в корне изменить планы Вагита Алекперова и Ко. Например, еще в 2012 году Федун рассказывал о том, что «ЛУКОЙЛ» намерен освоить в Ираке 2 миллиарда долларов, но уже два года спустя из-за политической нестабильности на всем Ближнем Востоке компания заявила о намерении свернуть свою деятельность в этом регионе. Аналогичные обстоятельства могут возникнуть и в Средней Азии, к границам которой подбирается ИГИЛ.

Что же касается разработок на Каспийском шельфе, то тут следует учитывать опыт Кашагана — крупнейшего месторождения, открытого в мире за последние сорок лет. Казахи так и не смогли начать там добычу из-за технологических трудностей, связанных с утечками газа. И, наконец, одна из наиболее важных и трудных задач — обеспечение безопасности всех видов транспортировки нефти, газа, конденсата и их продуктов. Непредсказуемость возможных экологических последствий для Каспия, и так испытывающего на себе серьезную антропогенную нагрузку, делает эту задачу крайне сложной.