Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 6 декабря 2020
  • $74.07
  • €89.80
  • 49.03

«Лучше бы я обедать пошел»: Олег Навальный готовится к колонии

Фото: AP/Scanpix Фото: AP/Scanpix

Во вторник, 17 февраля, Мосгорсуд оставил без изменения обвинительный приговор Замоскворецкого суда Москвы от 30 декабря по делу «Ив Роше» и «Многопрофильная процессинговая компания», подтвердив назначенное наказание: Алексею Навальному — 3,5 года условно, а его брату Олегу — к 3,5 года лишения свободы в колонии общего режима. Суд второй инстанции только отменил взыскание с Алексея Навального денежного штрафа в размере 500 тысяч рублей. Это решение уже вступило в силу и Олег Навальный в скором времени будет направлен в колонию.

«Самое смешное, что я тут сделал — это самодельные шахматы и сегодня утром поймал голубя. Ваша честь, я могу намного больше и прошу прекратить этот поток то ли Кафки, то ли Кубрика, то ли Кэролла», — Олег Навальный во время рассмотрения дела в Мосгорсуде обращался к судьям с потолка — он общался с судом посредством телетрансляции и говорил с расположенного под самым потолком телевизора, так что триумвират, который традиционно восседает на небольшом подиуме все равно был вынужден смотреть на него вверх, а он на суд — вниз.


Фото AP/Scanpix
Фото AP/Scanpix


В Московском городском суде — комфортном, светлом здании с широкими коридорами, кондиционерами, ярким светом и телетрансляцией заседаний в соседние залы, выгодно отличающимся от Замоскворецкого суда — абсурд, о котором говорил брат Навального, ощущался еще более остро.

Это здание не вызывает никаких ассоциаций со следственным изолятором или колонией, и рассказы о быте тюрьмы, очевидно, понятные сотрудникам ФСИН, явно ставили в тупик журналистов и родственников Навальных своей вывернутой логикой.

Олег Навальный, например, рассказал, что в тюрьме нарисовал портреты Сталина, Гитлера, Путина, Медведева, Каримова и Лукашенко. И Медведева с Путиным у него изъяли, отправив на юридическую экспертизу «для выяснения правового статуса». Остальные изображения у ФСИН вопросов не вызвали.

Олег и без того отделенный от зала телевизионным экраном, находясь физически далеко от судей, обвинителей и приставов, тем не менее, все равно сидел в клетке. Сидеть ему было не вполне удобно — табуретка, поставленная в этой клетке, была низенькой, и большую часть заседания он простоял, нагнувшись к столу, тоже явно не очень удобному.

Уже к концу Олег Навальный признался, что устал, пропустил обед и не спал всю ночь накануне суда. «Ты мне фразу испортил. Когда судья вынесет понятно какое решение, я бы сказал «лучше бы я обедать пошел», — сказал Олег брату после того как тот поинтересовался, сыт ли он.


Фото AP/Scanpix
Фото AP/Scanpix


Заседание затянулось из-за того, что обвинение обратилось с ходатайством о рассмотрении судом тех материалов уголовного дела, которые присутствовали в деле, повлияли на приговор, но не рассматривались судьями. Таким образом суд формально устранил, как минимум, одно процессуальное нарушение, зачитав в ходе заседания те документы, которые не были рассмотрены Замоскворецким судом. Адвокаты пытались обжаловать это решение, но суд отказал им.

Судья в течение долгого времени перечисляет накладные, договора, квитанции, прочие документы компании Навальных «Главподписка». При этом вызвать и допросить свидетелей, суд отказывается.

Сам факт существования таких материалов оба брата Навальных и их защита трактовали как формальный повод для отмены приговора — они заявили, что такой способ рассмотрения дел является серьезным процессуальным нарушением.

«Слабые надежды, что власть воспользуется тем, что приговор был вынесен с процессуальными нарушениями, не оправдались», — первое, что сказал Алексей Навальный журналистам.

«Бедный Олег, он все-таки сильно верил, что его выпустят, несмотря на то, что мы убеждали в обратном. Человек живет надеждой», — написал он в своем Твиттере.

В течение всего заседания Олег Навальный действительно пытался бороться — он активно комментировал материалы из каждого тома, которые рассматривал суд. Со стороны суда никаких комментариев не следовало — судья просто отвечала ему, что его замечания выслушаны и будут учтены.


Фото AP/Scanpix
Фото AP/Scanpix


То, что обсуждают в российской блого- и медиасфере, то, о чем не раз говорил и сам Навальный, не звучало в течение заседания ни разу, только в самом конце, в своем заключительном слове Алексей заявил, что первопричиной всего процесса является его политическая активность.

«Я требую немедленного освобождения моего брата, он взят в заложники только по одной причине — чтобы я не вел политическую деятельность», — сказал Навальный.

Косвенно об этом же сказала и обвинитель. Прокуроры требовали пересмотреть наказание в сторону усиления, и, учитывая все приговоры и дела, назначить Алексею Навальному десять лет лишения свободы, Олегу — восемь, поскольку «все собранные по делу доказательства были собраны объективно, суд отверг доводы защиты, указав мотивы принятого решения».

«Наказание вынесено без учета личности виновных, не соразмерно и требует усиления», — добавила прокурор, не разъяснив, правда, что именно в личности братьев Навальных, по ее мнению, требует усиления приговора.

А уже на следующий день, в среду, 18 февраля, Алексея Навального ждала еще одна судебная неудача. Теперь уже Таганский суд Москвы отклонил его иск к Роскомнадзору с требованием признать незаконной блокировку его блога за якобы размещенные в нем призывы к участию в несанкционированной акции 15 января в Москве.