Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 2 декабря 2020
  • $75.07
  • €90.88
  • 47.94

Лия Ахеджакова: «Просто как раньше, когда на кострах сжигали»

Лия Ахеджакова. Фото RIA Novosti/Scanpix Лия Ахеджакова. Фото RIA Novosti/Scanpix

Замечательная российская актриса Лия Ахеджакова, известная также своей активной гражданской позицией, встретилась после спектакля «Мой внук Вениамин», который прошел в рижском театре «Дайлес» 15 февраля, с Кристиной Худенко ради непродолжительного, к сожалению, разговора о том, как политика поделила творческое сообщество в России, оставив талантливых людей по разные стороны баррикад, об инакомыслии и его последствиях и о том, как не утратить ориентиры в нынешнее время.

«Спектр» публикует это интервью в сокращении. Смотрите оригинал материала на сайте Rus.Delfi.Lv.

— В недавнем интервью режиссер Кирилл Серебренников, у которого вы снялись в фильме «Изображая жертву» (за роль в этой картине Ахеджакова получила национальную кинопремию «Ника», — прим. Ред.)…

— Кирилл — абсолютный умница!

— Ну так вот, Серебренников заявил, что новогодние комедии, в том числе демонстрируемая из года в год по центральным каналам «Ирония судьбы» Эльдара Рязанова…

— Замечательный фильм!

— По мнению Серебренникова, именно эти замечательные комедии заразили Россию прогрессирующей ретрофилией. В итоге вся страна живет прошлым, а не настоящим и будущим. Вы — яркая звезда рязановских комедий. Что можете сказать в их защиту?

— Могу сказать лишь то, что сама я совершенно не живу прошлым. Вот чего-чего, а этого во мне точно нет. Я всегда ищу то, что отвечает сегодняшним смыслам.

— В недавнем интервью Delfi легендарный мультипликатор Юрий Норштейн объяснил, почему он за российский Крым, и читатели тут же перечеркнули его гениальные мультфильмы, забыли, что в том же интервью он говорил много нелестного в адрес российской власти и… стали махать его цитатой, как красной тряпкой, друг у друга под носом.

— Никто Норштейна не посмеет вычеркнуть! Он войдет в историю искусства. Мне кажется, что самый противный и гнусный признак сегодняшнего дня — эпидемия агрессии, в которой люди забыли, что они — ЛЮДИ.

— Как напомнить не слышащим друг друга людям о том, что они живут не по разную сторону баррикад, а на одном земном шаре?

— Думаю, только высокая культура и наука могут их вывести из забвения и затмения. И такая культура есть — она просто надрывается, чтобы передать эти смыслы людям. Но дело в том, что настоящая культура и наука нуждаются в финансировании, а если они находятся в запустении, им очень трудно докричаться и достучаться.

— Но ведь и деятели культуры разделились, встали по разные стороны баррикад!

— Когда человек руководит театром и точно знает, откуда можно ждать финансов на ремонты, на спектакль, на зарплаты, когда он отвечает за благополучие всех, кто от него зависит… Он будет помалкивать и поддакивать тому, кто вытащит его из финансовой дыры. У нас ведь всякое инакомыслие наказуемо. Просто как раньше, когда на кострах сжигали.

— Вам тоже достается?

— Каждое мое высказывание имеет последствия. От залов зачастую отказывают. У нас есть депутат Федоров, который организовал секту под названием НОД (Национальное Освободительное Движение, — прим. Ред. Delfi) — они отслеживают «плохих деятелей культуры» и наказывают, если те не проявляют «правильного мировоззрения». А какую расправу они учинили над Макаревичем?!

— Его друзья, деятели культуры с разных сторон «баррикад» дружно встали на его защиту…

— Потому что это было слишком уж подло, гадко и мерзко. Я с ним не дружу, но всегда буду его защищать, когда он прав.

— Почему бы всем деятелям культуры не выступить также дружно против этого НОД?

— Не будут. Могут ведь и застрелить. Ведь застрелили порядочнейшего человека, которому надо было кланяться в ноги и благодарить его! И где виновные? Нет виновных. Никто нам их не предъявляет.

— Как все это остановить?

— Не знаю. Я что могу, то и делаю.

— А как вы сами разбираетесь, где правда?

— Чувствую, исходя из своего мировоззрения. У меня есть чутье на правду и настоящее. Когда жизнь проживаешь, постепенно начинаешь улавливать смыслы, которые тебя греют, и ненавидеть то, что тебе чуждо. Ну, а как еще? Как иначе разобраться в мире, где один человек становится Сахаровым, а другой — Гитлером? Как понять, откуда берутся монстры и вертухаи, которые раньше издевались над людьми и сейчас продолжают?

Еще один мой верный ориентир — имена: этому имени я верю, а этому — никогда, потому что он уже врал мне и подводил меня. Есть журналисты, которые под пулями несут правду. Есть потрясающие писатели и актеры, которые не боятся говорить то, что может им принести большие неприятности.

— Этих людей зачастую обвиняют в том, что они выносят ссор из избы, очерняя родину. На ваш взгляд, что важнее: любовь к истине или любовь к родине?

— Любовь к человеку!

— Можно ли любить родину и при этом критиковать ее, выставляя в неприглядном свете?

— Только так! Если не критикуешь, значит, ты лизоблюд. Но и критиковать надо исключительно из любви к человеку, чтобы ему на родине было легче жить. Только так.