Лев, кабан и дикобраз. Валерий Панюшкин об абсурде военных действий Спектр
Воскресенье, 25 февраля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Лев, кабан и дикобраз. Валерий Панюшкин об абсурде военных действий

Иллюстрация Алиса Кананен/Spektr.Press Иллюстрация Алиса Кананен/Spektr. Press

Солдаты израильской армии в одном из дворов в Газе обнаружили льва. Настоящего живого льва, он сидел в клетке, только очень исхудал и ослаб, потому что, видимо, несколько дней, а то и недель не получал ни воды, ни пищи.

Льва, кажется, спасли. Во всяком случае военные связались с ветеринарами, волонтерами-зоозащитниками и специалистами из Управления национальных парков. Как именно происходила операция спасения, история пока умалчивает, но пресс-служба Управления национальных парков обещала информировать общественность о судьбе льва.

Не менее душераздирающая история с дикобразом. Его израильские солдаты нашли на обочине дороги, он был ранен осколком гранаты. Если вынырнуть на секунду из потока новостей и посмотреть на происшествие свежим взглядом, абсурд войны представляется вящим: солдаты нашли на обочине дороги дикобраза, раненого осколком гранаты, животному оказана первая помощь.

А история про кабана так и вовсе претендует на то, чтобы быть патриотической. Кабан этот, говорят, вышел прямиком на засаду боевиков Хесболлы, так что те вынуждены были стрелять и тем раскрыть свое местоположение. Кабан таким образом сорвал спланированную террористами операцию и помог израильской армии террористов уничтожить.

Иллюстрация Алиса Кананен/Spektr. Press

Подобные истории о животных сопровождают каждую войну и в пределе своем претендуют на то, чтобы организовать кульминационную сцену фильма «Аватар», где сама природа всеми своими силами сражается на стороне добра.

А теперь посмотрите на все эти полулегендарные события с точки зрения льва, кабана и дикобраза. Если бы лев умел говорить, он бы задал своим спасителям несколько нелицеприятных вопросов.

Во-первых, зачем вообще меня посадили в клетку? Евреи, арабы, эскимосы — мне все равно! — люди. Зачем вы вообще сажаете животных в клетки? Я могу понять, если вы убили животное и съели. Могу понять, если прогнали со своей территории или убили, чтобы захватить его территорию. Но в клетку-то зачем?

Во-вторых, эта война — зачем она? Вам нужна территория? Тогда захватите ее и живите. Или проиграйте сражение и уйдите зализывать раны. Да и почему бы не жить чересполосицей, помечая каждый день границу пахучей жидкостью?

Священные книги? (Вот тут лев совершенно теряет нить рассуждений.) В каких-то священных книгах лично Бог написал, что такие-то земли принадлежат такому-то народу? Этого лев не может понять, потому что не может представить себе никакого бога и никакого народа. И склонен думать, что бога и народ люди просто выдумали, чтобы скрыть очень понятное льву желание иметь побольше территории, еды и самок. Лев по крайней мере честен и, была б его воля, просто бы съел своих спасителей, не дожидаясь пока те другими способами спасут его от голодной смерти в рамках международных грантов, выделяемых с целью защиты дикой природы.

Иллюстрация Алиса Кананен/Spektr. Press

Дикобраз тоже. Лежа на обочине дороги с осколком гранаты в боку, он вовсе не испытывает благодарности к людям, которые приближаются, чтобы спасти его. Швыряют тут гранаты, а потом — «спасти»? Была бы его воля, покусал бы напоследок в кровь или поколол бы иглами.

Простая правда заключается в том, что дикая природа не ждет нашей помощи, не благодарна нам за спасение, не сочувствует нашим целям. Просто презирает, боится и ненавидит нас всех.

А кабан, что кабан? Просто шел по своей земле по своим делам, и вдруг через его голову начали перестреливаться люди, на взгляд кабана, ничем не отличающиеся друг от друга.