• Понедельник, 10 декабря 2018
  • $66.40
  • €75.74
  • 61.99

Кусочек приговорчика. Правовая коллизия Алексея Навального

Фото: AFP/Scanpix. Алексей и Олег (справа) Навальные на оглашении приговора 30.12.2014. Фото: AFP/Scanpix. Алексей и Олег (справа) Навальные на оглашении приговора 30.12.2014.

Изначально оглашение приговора братьям Навальным по «Делу Ив Роше», по которому Алексей и Олег Навальные обвинялись в мошенничестве и хищении 26,7 млн рублей у ООО «Ив Роше Восток» и 4,4 млн рублей у ООО «Многопрофильная Процессинговая Компания», было назначено на 15 января. На этот же день сторонники оппозиционера Алексея Навального и все, кто следил за его процессами, наметили акции в его поддержку в Москве и других российских городах. Только на страничке акции «15.01.15» в Facebook о готовности принять в ней участие заявили более 33 тысяч человек. Однако оглашение приговора было неожиданно перенесено на 30 декабря. Навальные были признаны виновными. Алексей получил 3,5 года условного заключения, его брата Олега суд приговорил к 3,5 годам реального заключения и отправлен в московский СИЗО-2 «Бутырка».

Мы ведем бессмысленные разговоры с лучшими адвокатами страны примерно в таком духе.

— А почему арест?

— Потому что георгин.

Приговор братьям Навальным с юристами обсуждать невозможно — приговора-то и нет, никто его пока не видел… А это невозможно! Такого быть не может. Нельзя просто взять и привезти человека в тюрьму, как это сделали с Олегом Навальным, - бумага нужна, решение суда, а ее нет.

Нельзя огласить только кусочек приговора, как это сделала судья Елена Коробкова — невозможно! Невозможно оставить Алексея Навального под домашним арестом — это же мера пресечения по его предыдущему делу. Мера пресечения была назначена судом после нарушения Навальным условий назначенного ему условного наказания по «Делу Кировлеса». Но теперь ему вынесен новый приговор по «Делу Ив Роше». Приговор этот не мог не учитывать уже назначенное Навальному ранее и неотбытое им наказание, а судья Коробченко не могла оставить в силе меру пресечения в виде домашнего ареста, назначенного Навальному по «Делу Ив Роше», ведь она рассматривала не это дело.



Алексей и Олег (справа) Навальные на оглашении приговора 30.12.2014, фото AFP/Scanpix


Поэтому, что сейчас делать с Алексеем Навальным, не знает никто. Правовая коллизия. Любое объяснение будет правильным или неправильным, любое. «Потому что георгин». Вот тоже неплохое объяснение, ничем не хуже остальных.

Сам Алексей пишет про приговор вот что:

«Про приговор (в смысле документа) хочу добавить, чтоб вам было понятнее […] Судья Коробченко заявила, что прочтет только „вводную и резолютивную части“, что вообще невозможно по уголовному делу. Не бывает такого и запрещено, вы знаете отлично, некоторые приговоры несколько дней читают.
Но самое смешное, что после заседания мы попытались получить текст „который готов“.
Его нет. Нет приговора, он не написан и не существует.
Коробченко сказала „будет готов не раньше 12-го“.
Нам даже не дали ту самую „резолютивную часть“.
Юристы понимают насколько это звучит безумно: ведь без приговора даже в СИЗО не принимают.
Невозможно это — надеть на человека наручники и не дать ему текст приговора. Исключено азами уголовного права.
Но не в этом случае
».

Дальше Алексей пишет про то, что судье Коробченко скорее всего утром дали маленькую бумажку, где были написаны сроки и сказали: «Иди и прочти». По своему опыту понимаю, что никакой бумажки быть не могло, эти люди с бумажками не подставляются. Скорее всего просто вызвали в администрацию президента Ольгу Егорову, главу Мосгорсуда, провели беседу, а уж она накануне просто сняла трубку и просто позвонила Коробченко, и все. Просто отдала распоряжение — и крутись, как хочешь.

Елена Коробченко, как видно, заморачиваться не стала и, надо полагать, сделала две вещи: нарушив тайну совещательной комнаты, обзвонила адвокатов и прокуроров, сообщив о переносе срока оглашения приговора, а потом пошла в парикмахерскую — или вызвала спеца на дом, о чем говорила ее свежая утренняя укладка. Молодая женщина прекрасно понимала, что кадры с зачтением ею «кусочка приговорчика» облетят весь мир.

И все.

Вечером, 30 декабря, как известно, Алексей Навальный, разумно полагая, что условное наказание по новому приговору не накладывает на него ограничения свободы, нарушил условия домашнего ареста, под которым находился по решению суда по «Делу Кировлеса» и почти дошел до Манежной площади — ста метров не дошел, как снова был задержан.



Алексей Навальный недалеко от Манежной площади в Москве 30.12.2014, фото Reuters/Scanpix


Это был сильный ход. Что с ним делать дальше, опять же не знает никто. Наутро 31 декабря Замоскворецкий суд вернул уголовно-исполнительной инспекции материал о нарушении оппозиционером Алексеем Навальным режима содержания под домашним арестом, сообщила агентству Интерфакс пресс-секретарь суда Юлия Петрова. «Представление ФСИН в отношении Навального было возвращено, так как приговор уже вынесен и положения Уголовно-процессуального кодекса РФ в данном случае применению не подлежат», — сказала Петрова.

При этом Петрова забыла, что приговор по «Делу Ив Роше» в законную силу не вступил — даже если бы он и был написан. Приговор вступает в силу только после апелляции.

А вот апелляция обещает быть очень, очень интересной — там все, что угодно, может случиться. Потому что все уже случилось — все, что не влезает ни в один Кодекс. Защита Навальных уже обжаловала вынесенный приговор. Прокуроры также заявили о намерении сделать это.

К тому же «преступления братьев Навальных» были совершены до июля 2013 года — а это означает, что им положена амнистия. Олега Навального уж точно должны были освободить по амнистии прямо в зале суда — у него же это первый приговор. Теперь на апелляции их могут отпустить. А могут и закатать. Дело не в законе, дело в Алексее Навальном.


Людям, смотрящим в стол. Последнее слово Алексея Навального


Вот кого мне искренне жаль, так это юристов. Можно придумать тысячу объяснений и причин, почему так, а не эдак. Но сути это не меняет: не так, и не эдак, а георгин и гладиолус. Навального просто решили оставить фигурой на шахматной доске. Кто решил? Кто-то в Кремле. Вероятно этот кто-то решил использовать его для внутренних разборок элит.

К тому же все помнят опыт Януковича с Тимошенко. Он ее посадил — тупо, просто, эффективно. Он ее уничтожил как политика — она давно на свободе и оправдана, но как серьезного политика ее больше нет. Однако Януковичу это никак не помогло. У меня есть ощущение, что кто-то тут в России не хочет быть Януковичем.

Спасать собак и вышивать крестиком. Ольга Романова об аресте Пономарева и выживании в России
Правозащитнику Льву Пономареву назначили 25 суток ареста за перепост заметки. Ольга Романова о том, как в России реагируют на неправомерные посадки и что надо делать, чтобы «сохранить разум и достоинство в стране, которая катится в тартарары».
12:51, 07.12.2018
Белорус вместо украинца. Извинения Первого канала и пятерка разоблачений самых громких российских фейков
Первый канал извинился за сюжет, в котором выдал гражданина Белоруссии за «разочарованного участника» Евромайдана. «Спектр» решил вспомнить о случаях, когда СМИ и ведомства публиковали недостоверную информацию.
19:58, 07.12.2018
Митрополит вместо патриарха. Как из-за утечки статус УППЦ вновь оказался под вопросом и почему перейти в нее готовы лишь треть священников
Украинские СМИ узнали, что новая Украинская православная церковь не станет независимой, как это декларируется, а будет полностью подчиняться Константинополю. В то же время автокефалия предполагает административную независимость церкви от всех остальных поместных церквей. «Спектр» поговорил о появившейся в публикациях информации с украинскими религиоведами, и многие опасения подтвердились.
16:46, 06.12.2018
Священнику плеснули в лицо кислотой — и другие события дня
Розенбаум спас пассажира во время полета в Крым, В Никарагуа россиянка облила кислотой священника, Сокуров связал проверку его фонда с «доносом» бывшего сотрудника из-за долга — и другие события дня
17:44, 07.12.2018
Экстремистские частушки. Как жительница Саратова выбила в суде компенсацию за одно дело, но попала под два других — вся история коротко
Жительница Саратова отсудила 15 тысяч рублей за возбуждение в отношении нее уголовного дела об экстремизме из-за частушек, которые она сочиняет про саратовских судей и публикует в соцсетях. Дело об экстремизме было закрыто, однако тут же возбуждено дело о неуважении к суду и клевете. Сама женщина начала писать частушки после того, как стала жертвой мошенников и не смогла добиться справедливости через суд.
19:58, 06.12.2018
Стабильность террора. Как общество забыло про фигурантов «Нового величия», а государство — нет
Суд назначил 25 суток административного ареста 77-летнему правозащитнику Льву Пономареву, который, по версии следователей, в соцсетях призывал выйти на митинг в поддержку фигурантов дел «Сети» и «Нового величия». Иван Давыдов о том, как в России привыкли к Большому террору, из-за чего быстро забывают о современных точечных репрессиях.
17:48, 05.12.2018