Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Суббота, 28 ноября 2020
  • $75.85
  • €90.74
  • 48.30

Курдская земля. Какую роль в федерализации Сирии сыграла Москва

Foto: Reuters/Scanpix Foto: Reuters/Scanpix

Партия сирийских курдов «Демократический союз» объявила подконтрольный им регион на севере Сирии федеративной территорией. Речь идет о кантонах Джазире, Кобани и Африн на севере Сирии. Заявление прозвучало через несколько дней после начала вывода российских войск из Сирии.

Односторонне провозглашение федерализации прозвучало не только на фоне выхода российских ВКС из сирийской кампании и переговоров о перемирии в этой стране, на которые курды приглашены не были, но и вслед за недавним открытием посольство Сирийского Курдистана в Москве. Еще более ярким фоном для этого заявления стала активизации турецкой армии в Турецком Курдистане и мощные теракты в Анкаре последних дней, ответственность за которые взяли на себя курдские активисты.

Foto: Reuters/Scanpix

Foto: Reuters/Scanpix

Для того, чтобы понять, почему курдские лидеры заговорили о федерализации, надо вспомнить, что курдский народ расселен на территории четырех стран: Турции, Ирака, Сирии и Ирана. В курдском мире принято называть населенные курдами территории этих стран следующим образом: Северный Курдистан (юго-восточная Турция), Южный Курдистан (северо-восточный Ирак), Восточный Курдистан (северо-западный Иран) и Западный Курдистан (северная Сирия). При этом у курдов никогда не было своего государства. Пока только в Ираке курды смогли добиться государственной автономии.

При этом власти всех четырех стран, частью населения которых являются курды, относятся к ним с недоверием, небезосновательно ожидая от них проявлений сепаратистских настроений. Например, в том же Ираке во времена режима Саддама Хусейна против них применяли химическое оружие («операция Анфаль»), в Сирии правительство обманным путем отбирало у них паспорта и таким образом лишало всех гражданских прав, а в Турции им до совсем недавнего времени было запрещено даже говорить на родном языке и вообще называться курдами (им полагалось именоваться турками-горцами).

В 1961 году после Карибского кризиса, когда американские ракеты были размещены в Турции, Москва стала искать союзников в этом регионе и нашла его в Сирии, у которой были территориальные конфликты с турками, к примеру, из-за провинции Хатай, которая когда-то принадлежала сирийцам.

Помимо укрепления отношений Москвы с Сирией (деньги/оружие/военспецы), из-за взаимных территориальных претензий ставшей давним оппонентом Анкары, Советский Союз вновь обратил внимание на троянских коней Турции — леворадикалов.

Фото AFP/Scanpix

Фото AFP/Scanpix

Изначально курдское движение имело множество политических оттенков, но общий тренд на национально-освободительную борьбу находится под влиянием СССР. Интуитивным союзниками курдов в Турции стали местные коммунисты и социалисты, которые считали политику Анкары по отношению к курдам колониальной — другие политические течения не разделяли подобное мнение. Кроме того курды Турции находились в плохих экономических и социальных условиях, поэтому социалистическая риторика быстро нашла среди них отклик.

Уличная политика в Турции тех лет выглядела так: взрывы, поджоги, перестрелки. Полиция, в свою очередь, активно применяла оружие против всех участников политической борьбы.

Сегодня ответственность за убийства военных на себя берут «Ястребы свободы Курдистана», но прежде партизанской борьбой занималась Рабочая партия Курдистана (РПК), которая заметно эволюционировала с момента своего основания. После волны ответных репрессий лидерам турецких курдов пришлось искать убежища в Сирии.

Foto: AFP/Scanpix

Фото AFP/Scanpix

Распад СССР нанес серьезный удар по коммунистической идее во всем мире, и стал потрясением для РПК. В итоге они отказались от идеи построения национального государства в пользу «демократического федерализма». Эти идеи сейчас пропагандирует Союз общин Курдистана. Они решились выступить в пользу федерации общин, так как, учитывая пеструю этническую карту, провести границу для мононационального государства все равно было бы практически невыполнимой задачей.

Например, в Сирийском Курдистане немалый процент составляют туркомены, ассирийцы и арабы. В Иракском — существует десяток небольших этноконфессиональных групп, которые не хотят раствориться. Это накладывается на суннитско-шиитское противостояние.

Когда в Сирии началась гражданская война, курды смогли воспользоваться сложившимся положением и, пока армия Асада и оппозиционные войска истощали друг друга, они объединились, сумели создать свои собственные временное правительство и армию.

Во всех городах и деревнях созданы различные рабочие группы, каждая из которых занимается определенными общественными вопросами (образование, права женщин, проблемы окружающей среды) или представляет собой сеть взаимной поддержки в какой-либо области. Власть на местах осуществляют народные советы (или «Народные Дома»), куда путем прямого голосования местные жители избирают по представителю от каждой рабочей группы. Народные советы, в свою очередь, выдвигают своих депутатов в Народный конгресс.

А в 2015 году Москва стала благоволить курдам после ухудшения отношений с Турцией из-за сбитого бомбардировщика российских ВВС на сирийской границе. Курды, давние противники Анкары, оказались хорошими союзниками, поэтому РФ благоволила им, разрешив открыть на своей территории представительство Сирийского Курдистана.

Сирийские курды строят уникальную политическую систему, например, в их конституции в первой же главе провозглашается: «На территории самоуправляющейся демократии отвергаются концепции государственного национализма, милитаризма, клерикализма и идея централизованного управления, но она открыта для государственных концепций, совместимых с традициями демократии и плюрализма, и должна быть открыта для всех социальных групп и культурных идентичностей».

Фото: Wikipedia

Карта Wikipedia

Сопредседатель Союза общин Курдистана Джамиль Байик так описывает принцип подобного федерализма немецким исследователям, написавшим книгу «Революция в Сирийском Курдистане: освобождение женщин и коммунализм среди войны и блокады» (Издательство «Радикальная теория и практика»):

«Вариант для жителей региона состоит в том, чтобы организовать свою жизнь с помощью коммун, демократично и вне государственных структур. Расширявшееся государство на протяжении веков разлагало общество; в качестве альтернативы мы должны усиливать общество и ослаблять государство. Народы региона не испытывают друг к другу злобы, кроме тех ситуаций, когда их стравливают друг с другом. Сосуществование идентичностей может быть основано на этике.

Мы стремимся выстроить альтернативную форму демократии из коммун и народных советов, посредством которых граждане самостоятельно принимают решения. Эти советы не формируют государство, они скорее — самовыражение общества. С их помощью будет выстроена независимая система в географических границах современных государств, но вне их политического влияния".

Со-председатель Совета Национально-культурной автономии курдов Фархат Патиев в разговоре с корреспондентом «Спектра» заявил, что вопрос федерализации страны может стать актуальным для всех жителей, а не только Сирийского Курдистана:

— Заявление о федерализации не связано с тем, что Западный Курдистан не будет представлен на переговорах в Женеве. Нет, он будет представлен, мы предпринимаем все усилия для этого. Пока сирийских курдов не будет на переговорах говорить о будущем Сирии просто неправильно и бесполезно. Это должны быть именно представители народной ассамблеи и партии «Демократическая Сирия», а никто другой — мы тщательно отслеживаем этот вопрос.

Фото: АР/scanpix

Фото: АР/scanpix

Вопрос о федерации всегда находился на повестки курдов, в частности, народной ассамблеи и организации «Демократическая Сирия». То, что они объявили об этом сегодня, не значит, что такого вопроса не стояло прежде. Такие идеи обсуждались уже давно — курды давно утверждали, что для стабильности необходимо децентрализовать Сирию.

Мы сейчас переживаем огромную трансформацию исторического масштаба. Эта трансформация подобна той, что происходила несколько тысячелетий назад. И это естественная реакция человеческого сознания на сложившийся порядок. Поэтому те силы, которые не смогут адаптироваться к изменениям, происходящим и на уровне личности, и в обществе, они просто не выдержат, они не выживут.

Пока рано говорить, поддержат ли остальные жители Сирии предложение о федерализации. Все зависит от населения — покажет время. Но уже есть консенсус народов севера Сирии — людям нравится эта идея. Важно понять, что план федерализации не предусматривает создание нового субъекта международного права, как кто-то думает. Вопрос о федерализации, безусловно, будет интересен и алавитам, и друзам.

Интересно отметить, что эти процессы проходят на фоне столкновений с ИГИЛ. Бои все еще продолжаются в долине реки Евфрат и ряде соседних городов. В Сирии силы, которые пытаются сохранить страну, бороться с «Исламским государством» и имеют реальный потенциал создания идеологической альтернативы халифату, получают некоторую поддержку. Но на территории Турции они же уничтожаются.

Из-за того, что Турция является членом НАТО и будущим транзитером нефти, знаете, все просто закрывают глаза.