Кто в лес, кто по площадям. В национальных республиках России мобилизация привела к протестам, хороводам и бегству в тайгу Спектр
Понедельник, 28 ноября 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Кто в лес, кто по площадям. В национальных республиках России мобилизация привела к протестам, хороводам и бегству в тайгу

Потасовка с полицией на акции протеста в Махачкале. Скриншот видео Protest Live Потасовка с полицией на акции протеста в Махачкале. Скриншот видео Protest Live

В минувшие выходные в Якутии и Дагестане прошли массовые протесты против мобилизации на войну в Украине. В Дагестане митинги продолжались два дня и переросли в массовые столкновения с полицией. В Якутии все прошло гораздо спокойнее. В Бурятии, где военные потери одни из самых высоких на душу населения, никаких протестов нет, а мужчин мобилизуют даже без повесток. Глава Якутии заявил, что мобилизация в его регионе закончится уже в эту среду, глава Дагестана пообещал разобраться, а власти Бурятии послали Росгвардию искать тех, кто ушел в лес.

Якутский хоровод

Как рассказала «Спектру» представитель Free Yakutia Foundaton Раиса Зубарева, митинг в Якутске провела ее организация с помощью публикации инструкций и призывов в якутских оппозиционных пабликах в соцсетях. В митинге приняли участие более 500 женщин — они танцевали национальный якутский танец-хоровод, пели песни и скандировали «Нет геноциду», «Нет войне» по-русски и по-якутски.

Одной из центральных частей митинга стал национальный танец осуохай, в круг которого в какой-то момент попали полицейские. По словам Раисы Зубаревой, митинг продолжался более 2 часов, сотрудники полиции и центра «Э» не вмешивались. Задержания начались, когда митинг уже закончился. Были задержаны 24 участницы митинга. Все они остались в отделениях полиции до суда. Митингов такой численности в Якутске, городе с населением в 340 тысяч человек, не было очень давно. Последний раз — в апреле 2021 года около 100 жителей города вышли на митинг в поддержку Алексея Навального.

Акция протеста против мобилизации в Якутске. Скриншот видео SakhaDay

Акция протеста против мобилизации в Якутске. Скриншот видео SakhaDay

Общее население Якутии, по данным Росстата на начало 2022 года, составляет 992 тысячи человек. Из них мужчин в возрасте от 20 до 64 лет (то есть тех, кто может попасть под мобилизацию) — 304 тысячи человек. Якуты составляют примерно половину населения республики, по данным переписи 2010 года (данные переписи 2021 года полностью еще не публиковались — прим. «Спектра»). При этом численность якутов мужского пола всех возрастов — всего 227,5 тысячи человек. С начала войны в Украине, по данным проекта Радио Свобода «Сибирь.Реалии», известно как минимум о 24 военных из Якутии, погибших в Украине.

Напомним, 21 сентября Владимир Путин подписал указ о проведении в РФ «частичной» мобилизации. Однако количество призываемых на военную службу в указе отсутствует. Согласно разъяснениям министерства обороны и российских чиновников, призыву подлежат 300 тысяч человек, в первую очередь имеющих военную специальность, опыт службы в армии или участия в вооруженных конфликтах. По данным правительственного сайта «объясняем.рф», каждый регион получил задание призвать определенное число граждан.

Показатели этих заданий официально не публикуются, но 24 сентября российский пропагандистский телеграм-канал Mash опубликовал инфографику с указанием числа мобилизованных по регионам. По данным канала, из Якутии должны призвать не менее 4,75 тысячи человек (или 1,7% мужчин в возрасте от 20 до 64 лет в целом, без разделения их на якутов и остальное население республики). Для сравнения: население Брянской области составляет 1,17 млн человек, из них 356 тысяч — мужчины в возрасте 20−64 года. По данным канала Mash, из области призвать должны лишь 1,5 тысячи человек, или 0,4% мужчин в возрасте от 20 до 64 лет (в четыре раза меньше, чем в Якутии). Впрочем, из Липецкой области, региона с примерно такой же численностью населения мобилизуют 3 тысячи человек.

Раиса Зубарева рассказала «Спектру», что рост антивоенных настроений в Якутии был вызван масштабами начавшейся в республике мобилизации. По ее словам, только за первые три дня из Якутии были призваны более 1100 человек. Однако, считает она, эта цифра может быть гораздо больше, поскольку активистам удается получать относительно достоверные цифры в основном из центральных и южных районов Якутии, где жители более информированы о своих правах и имеют доступ в интернет. Информацию из северных районов республики собирать сложно из-за плохой связи и низкого проникновения интернета.

По данным Зубаревой, с учетом арктических районов республики численность мобилизованных на 24 сентября может составлять более двух тысяч человек. «Берут всех — стариков, детей и даже инвалидов. По дальним районам республики сотрудники военкоматов, летают за мобилизуемыми на вертолетах», — утверждает она (большая часть территории Якутии расположена в зоне вечной мерзлоты и не имеет дорожной сети — прим. «Спектра»).

Правозащитница считает, что после сбора всех данных число призванных окажется гораздо больше опубликованных телеграм-каналом Mash: «Данные будут ужасающими, потому что военкомы на местах проявляют рвение — военкоматы уже больше недели работают 24/7. Официально мобилизация началась 21 сентября, а подготовку к ней они начали задолго до этого. В основном призывают представителей коренных народов — якутов и эвенков». И действительно, на публикуемых в телеграм-каналах видео со сборных пунктов видно, что большинство мобилизованных — представители коренных народов республики самых разных возрастов. По информации Зубаревой, многие якутские мужчины, узнав о начале мобилизации, уходят в тайгу «на охоту».

Если это учесть, то доля мобилизуемых в Якутии официально 4,75 тысячи составит не менее 2% якутов всех возрастов (а от 20 лет и старше — еще больше). Интересно, что недовольство ходом мобилизации открыто выражают и вполне официальные якутские медиа и даже проправительственные активисты. Так, против мобилизации «всех без разбора» высказался член якутского ОНФ Антон Жондоров, а губернатор Якутии Айсен Николаев заявил, что все «мобилизованные по ошибке» должны быть «возвращены обратно».

Заявление это было опубликовано утром 24 сентября, за несколько часов до проведения митинга в Якутске. Тогда же стало известно, что из Хабаровска в Якутск вернутся несколько ранее мобилизованных из Якутии человек. Об этом сообщил ранее мобилизованный якутский журналист Станислав Софронов — ему 45 лет, опыта военной службы у него нет, и лишь в военном билете имеется запись «тракторист-машинист». Через несколько часов после митинга депутат парламента Якутии от «Единой России» Аркадий Семёнов сказал, что треть от тех, кто был мобилизован из Якутии, будут отправлены обратно, так как не соответствуют возрастным категориям.

В понедельник 26 сентября Айсен Николаев сообщил, что домой вернут 120 человек, а мобилизация в республике закончится к середине этой недели. В тот же день депутат якутского парламента от «Единой России» Елена Голомарева заявила, что депутаты совместно с Комитетом солдатских матерей Якутии создали специальный штаб, члены которого будут принимать заявления от граждан и даже возвращать неправильно мобилизованных жителей республики домой. 27 сентября возвращать домой «необоснованно направленных в воинские части граждан» пообещал и военком Якутии. Впрочем, пока мобилизация в республике проходит так же, как и раньше: например, в райцентре Усть-Мая под мобилизацию попал почти весь персонал городской котельной.

Махачкалинская битва

Гораздо более массовыми и яркими, чем в Якутии, были протесты 25 сентября в Дагестане. Там на второй день мобилизации к военкомату вышли жители Бабаюртовского района. Протесты продолжились в выходные — протестовать против мобилизации вышли жители целого села Эндирей Хасавюртовского района, находящегося на федеральной трассе «Кавказ», между Хасавьюртом и Махачкалой. Полиция стреляла в воздух, однако разогнать протестующих это не помогло. Официальные власти Дагестана заявили, что протест прекратился только после встречи жителей с военным комиссаром Хасавюрта, начальником районного ОВД и районным прокурором.

Одновременно по призыву телеграм-канала «Утро Дагестана» начались протесты в столице республики Махачкале. Они продолжились до позднего вечера — протестующие вступали в стычки с полицией, отбивали арестованных. Так же, как и в Эндирее, полицейские стреляли в воздух, однако и там это тоже не производило на протестующих никакого впечатления. По итогам протестов, по данным телеграм-канала «Утро Дагестана», были задержаны 150 человек, среди них есть женщины. Ряд задержанных отпустили ночью.

Акция против мобилизации в Махачкале. Скриншот видео Telegram-канала «Утро Дагестана»

Акция против мобилизации в Махачкале. Скриншот видео Telegram-канала «Утро Дагестана»

В то же время, в Кизлярском районе Дагестана автобусы с мобилизованными провожали лезгинкой.

Протесты продолжились на следующий день — 26 сентября и перекинулись на Хасавюрт — второй по численности населения город Дагестана, центр одноименного района, самого населенного в республике. Там они тоже быстро переросли в стычки с полицией. По итогам второго дня протестов полиция задержала еще около 100 человек. Полицейские стали опасаться огласки своих действий — так, в Махачкале сотрудники полиции вытащили из машины и избили фельдшера скорой помощи, потому что им показалось, что он снимает разгон демонстрантов на телефон.

Население Дагестана составляет чуть более 3 млн человек. Это самая густонаселенная республика Северного Кавказа. При этом в Дагестане живут 28 народов и этнических групп. Это еще и очень «молодая» по российским меркам республика: средний возраст жителей составляет около 32 лет.

Статистики о том, сколько жителей Дагестана погибли в ходе военных действий в Украине, нет (как нет ее и в целом о всех российских силах, включая армию и полицию). Специальный проект «Медиазоны» подсчитал, что в Украине, только по официальным данным, погибли 306 военных из Дагестана. По данным интернет-издания «Кавказский узел», на российско-украинской войне погибло больше сотрудников полиции регионов Северного Кавказа, чем за все время вооруженного конфликта в Чечне, и большинство из них из Дагестана — 110 человек.

Глава Дагестана Сергей Меликов отреагировал на протесты заявлением: «Мобилизация должна проходить в строгом соответствии с указом президента». На этом же совещании республиканского правительства он вспомнил о конфликте на Северном Кавказе 10-летней давности: «Если кто-то не понимает, что Дагестан уже был ввергнут в двадцатилетнюю историю крови, грязи, нищеты, из-за которой мы сегодня не можем выбраться на должный уровень, можете и дальше спать спокойно». Совещание он провел дистанционно — из Москвы.

Акция против мобилизации в Махачкале. Скриншот видео Telegram-канала «ГОРЕЦ»

Акция против мобилизации в Махачкале. Скриншот видео Telegram-канала «ГОРЕЦ»

Эксперт по Северному Кавказу Free Russia Foundation Денис Соколов заявил «Спектру», что реальные потери Дагестана могут достигать тысячи человек. Протесты в республике он объясняет тем, что многие из ее жителей служили по контракту в российской армии и уже участвовали в войне в Украине, а также тем, что выход на улицу является неотъемлемой частью политической культуры Дагестана.

«Служба в армии для дагестанцев является одним из основных видов отходничества (от­хо­жий про­мы­сел, т. е. временный отъезд жителей малых городов и сёл на заработки в столицы и крупные города — прим. — прим. „Спектр“) — говорит эксперт. —  В рядах есть и 200-е, и 300-е, и отказники. Они уже прекрасно знают, что это за война, и, по сути, они уже ушли — кто „в отказ“, кто на ротацию, а их теперь по второму кругу пытаются на эту войну мобилизовывать. Их пропаганда особенно не обманывает. В крупных городах о том, что такое война в Украине, тоже давно знают и никаких иллюзий не испытывают. Кроме того, в хасавюртовском и Бабаюртовском районах живут кумыки, а полиция и военкомы — аварцы, что переводит столкновение в этническую плоскость».

Протесты, считает Денис Соколов, будут подавлены, но вкупе с насильственной мобилизацией, в среднесрочной перспективе могут привести к возрождению в республике исламского подполья: «Сотрудникам полиции придется вспомнить, о том, как во второй половине 2000-х годов им было страшно ходить домой в форме. Боюсь, как бы Владимир Путин не создал в Дагестане еще одну политическую нацию, наряду с украинской, формирование которой без этой войны продолжалось бы дольше».

Бурятские леса

Бурятия с самого начала российско-украинской войны прославилась как родина одного из наиболее многочисленных национальных контингентов наряду с Чечней. Единственный протест против мобилизации в республике прошел вечером 21 сентября: на главную площадь Улан-Удэ вышли около 50 человек. Несколько из них были задержаны. После этого протесты не повторялись.

Бурятия, по данным «Медиазоны», стоит среди российских регионов на втором месте после Дагестана по числу официально подтвержденных потерь в российско-украинской войне — 276 человек. Большинство погибших — жители сел с преобладающим бурятским населением. Население Бурятии составляет около 982 тысяч человек. Большинство из них — русские. По данным переписи населения 2010 года бурят в республике лишь около трети — 286 тысяч человек. Примерно 134 тысяч из них — мужчины всех возрастов. Фонд «Свободная Бурятия» по своим источникам и данным Росстата подсчитал, что смертность в Украине солдат из Бурятии в пересчете на 100 человек мужского населения в возрасте от 18 до 60 лет превышает такие же показатели по Москве и России в несколько раз: если для России она составляет 16,43 человека, то для Бурятии -127,89.

Как рассказала «Спектру» вице-президент фонда «Свободная Бурятия» Виктория Маладаева, мобилизация началась в Бурятии в ночь с 21 на 22 сентября. Эту ночь она называет «Варфоломеевской». Виктория собирает данные о мобилизации в республике, которые ей присылают местные активисты и члены семей мобилизованных. По ее словам, в бурятских селах представители местных властей и военкоматов собирали мужчин в автобусы и увозили на сборные пункты без вручения повесток: «В некоторых случаях повестки приходили на третий день после того, как мобилизованных увезли. Иногда повестки заполняли прямо на месте. Медицинского освидетельствования мобилизованных не проводилось. Призывали стариков, многодетных отцов и никогда не служивших в армии мужчин. Среди прочих забрали, например, Демербена Ларасанова — 45-летнего отца 5 детей. По сведениям родственников, он уже может находиться на пути на фронт».

Всего, по данным Виктории Маладаевой, таким образом собрали более 6 тысяч человек: в распоряжении активистов находятся списки мобилизованных, в которые занесено примерно 6,5 тысячи имен. Таким образом в Бурятии мобилизуют около 5% мужчин-бурятов всех возрастов (если считать от 20 и старше, то доля мобилизуемых бурят будет заметно больше).

В ответ на это бурятские активисты стали помогать своим согражданам бежать в Монголию. Только с 21 по 24 сентября, по данным Молодаевой, в Монголию уехали 2,5 тысячи мужчин.

В Закаменском районе республики, где проживают всего 24 тысячи человек, большинство мужчин отправились в сентябре на сезонный промысел — сбор дикого меда. Сам район представляет собой поросший лесом горный массив. От столицы республики Улан-Удэ до Закаменска — 400 километров. По информации Виктории Молодаевой, за ушедшими в лес мужчинами из Улан-Удэ были направлены бойцы Росгвардии.

Глава Бурятии Алексей Цыденов тоже обеспокоен мобилизацией. 26 сентября он заявил, что посетил воинские части в республике, чтобы «помочь ребятам». По его словам, по каждому случаю незаконной мобилизации «проведут проверку». Однако, ничего о том, что мобилизацию необходимо завершать, или возвращать кого-то, кто был призван «неправильно», он не сказал. Вместо этого Цыденов пригрозил мобилизацией торговцам спецодеждой и обмундированием, поскольку на них в республике «резко выросли цены».

Оппозиционный бурятский политик, эмигрант Доржо Дугаров сказал «Спектру», что считает мобилизацию в Бурятии и вообще использование бурятских солдат в Украине геноцидом. По его мнению, власти республики не остановятся и будут продолжать мобилизацию несмотря ни на что: «Алексей Цыденов — не бурят, эмоциональной связи с Бурятией у него нет. В республике до своего назначения ни дня не прожил. Он технократ и хороший исполнитель. Поэтому план по мобилизации он выполнит».

Обозреватель радио «Эхо Кавказа» Вадим Дубнов сказал «Спектру», что, по его мнению, направляя требования о мобилизации все новых и новых жителей национальных республик, Кремль путает постколониальные изъявления покорности с истинной лояльностью: «Протесты в Якутии и Дагестане ярко демонстрируют тот факт, что конфликт между Россией и Украиной не входит в повестку в национальных республиках». По его словам, сейчас перед всеми руководителями национальных республик РФ, с одной стороны, стоит проблема выполнения мобилизационного плана, спущенного из Москвы, а, с другой стороны, — взаимоотношений с народами и элитами своих республик.

Позицию губернатора Якутии Вадим Дубнов объясняет пониманием властями республики того, что протесты могут стать очень мощными: «Если там выйдут, мало никому не покажется». Власти Дагестана, по его мнению, надеются подавить протесты, но ситуация в республике будет зависеть от их продолжительности и силы, от того, с какой жестокостью они будут подавляться, а также от позиций раздробленных дагестанских элит. Поскольку в Бурятии никаких активных протестов — ни элитных, ни низовых не наблюдается, то там мобилизация пройдет по плану, считает эксперт.