• Пятница, 14 декабря 2018
  • $66.76
  • €75.26
  • 61.12

Кризис топливоснабжения. Чего ждать от нефти и почему в подорожании бензина виноваты не нефтяники и не АЗС

Фото Reuters/Scanpix/Leta Фото Reuters/Scanpix/Leta

Только два дня назад торговая сессия на американском рынке нефтяных бумаг завершилась падением котировок больше чем на 7%. Цена барреля стандартной смеси Brent за несколько часов скатилась до 65 долларов, а марка WTI вышла на отметку 55,7 доллара. Держатели фьючерсов и прочих нефтяных деривативов практически одномоментно избавились от активов, оцениваемых больше, чем в 50 млрд долларов.

Эта сессия стала логическим завершением уверенного движения цены барреля вниз с 4 октября, когда рынок зафиксировал на временном пике цену выше 86,3 доллара за баррель Brent.

После вчерашней небольшой коррекции вверх утром в четверг, 15 ноября, снижение продолжилось: январские фьючерсы на Brent на лондонской бирже ICE Futures подешевели до $ 66 за баррель. котировки декабрьских фьючерсов на нефть WTI на NYMEX снизились до $ 56 за баррель, сообщают «Ведомости».

Нельзя не вспомнить, как международные организации и нефтяные авторитеты в конце сентября — начале октября хором сулили нефти цену в 100−120 долларов и выше. Пузырь, надутый спекулянтами, лопнул, и стало ясно, что высокие цены совершенно не оправданы. Никакого дефицита на рынке нет, обещания ОПЕК с партнерами подействовать на цены путем сокращения добычи — пустая болтовня, и пора возвращаться к фундаментальным ценностям, то есть сравнивать предложение со спросом и исходить в спекуляциях из простых материальных истин.

Трейдеры за работой. Фото AFP/Scanpix/Leta

Трейдеры за работой. Фото AFP/Scanpix/Leta

Куда дальше пойдет цена на нефть, предсказать невозможно. Факторов, влияющих на покупки и продажи, особенно на «бумажном» рынке деривативов, слишком много, однако уже сейчас серьезные аналитические организации делают осторожные прогнозы. На нефтегазовом семинаре 13 ноября в Московском Национальном исследовательском институте мировой экономики и международных отношений — как раз в день краха фьючерсов — прозвучали предположения сразу двух аналитических центров. Специалисты Citi-банка считают, что к 2020 году цена барреля марки Brent может составить 60 долларов, а эксперты норвежского фонда Rystad Energy называют цену в 65 долларов на тот же год.

Аргументы они представили внушительные, и не исключено, что на протяжении двух следующих лет, пока спекулянты будут переводить дыхание после краха и набираться сил для надувания новых «пузырей», цена действительно будет колебаться вокруг средней величины 60−65 долларов за баррель — точно так же, как в 2015—2016 годах она скакала возле отметки 45 долларов.

Новая ценовая ситуация, конечно же, чувствительно скажется на ситуации в России. Специфика российской налоговой системы в том, что колебания экспортной цены на нефть в незначительной степени касаются прибыли нефтяных компаний: все излишки, образующиеся в результате роста стоимости барреля, забирает себе государство по скользящей шкале. Эффект со временем почувствует прежде всего государственный бюджет Российской Федерации, поступления в который от энергетического сектора составляют около 48%. И если в текущем году падение цены не приведет к бюджетному дефициту, бюджет на следующие пару лет придется сверстывать с оглядкой на оскудевшие доходы. При этом пострадать должны, как показывает опыт, не зарплаты чиновников и не переводы денег «друзьям» Москвы в Сирии, Ливии или Венесуэле, а расходы на науку, образование, здравоохранение, пенсии…

Фото RIA Novosti/Scanpix/Leta

Фото RIA Novosti/Scanpix/Leta

В эти дни часто можно слышать предположения относительно воздействия новой низкой цены экспортного барреля на цены бензина на российских АЗС. Истина, однако, заключается в том, что стоимость топлива на внутреннем рынке лишь очень косвенно связана с рыночными котировками марки Brent или российского сорта Urals, привязанного к нему. Цена литра бензина или дизтоплива целиком и полностью зависит от налоговой политики правительства, которое изымает из этой цены более 65%.

Более того, правительство самым решительным образом намерено увеличить свою долю в цене нефтепродуктов. С начала будущего года с 18% до 20% увеличивается НДС и одновременно будет повышен акциз на бензин и дизтопливо. В середине года запланировано еще одно повышение акциза. При этом власти требуют от нефтяных компаний, то есть тех, кто добывает нефть, перерабатывает ее на НПЗ и доставляет на АЗС, — не повышать розничные цены…

Итог такой политики один. У нефтяников остается все меньше средств, чтобы обеспечить рентабельность работы на внутреннем топливном рынке. С начала года, как утверждают в компаниях, они потеряли уже больше 150 млрд рублей в виде убытков от этого бизнеса.

Крупные участники рынка — так называемые ВИНКи (вертикально-интегрированные компании) могут покрыть часть этих убытков за счет более выгодной продажи сырой нефти и нефтепродуктов за рубеж, хотя долго продолжаться такая антирыночная «благотворительность» не может. Что же касается правительства, то вместо того, чтобы умерить свои фискальные аппетиты, оно требует от компаний не только отказа от повышения розничных цен, но и угрожает сделать нерентабельным и экспорт путем новых налоговых ставок.

Надо отметить, что от договоренности правительства с ВИНКами о стабилизации розничных цен страдают больше всего владельцы бензоколонок, не связанных с крупными операторами рынка. Таких розничных пунктов в России больше 60%. Не имея собственных НПЗ, они приобретают бензин и дизтопливо по растущим оптовым ценам на бирже или напрямую у ВИНКов. Ситуация чревата банкротствами, закрытием целых сетей розничной реализации нефтепродуктов, расцветом «черного» рынка топлива и появлением «самопального» бензина низкого качества.

Фото TASS/Scanpix/Leta

Фото TASS/Scanpix/Leta

В правительстве не могут не понимать такие последствия и не знать, что безумный рост налоговых изъятий из цены на топливо ведет фактически к росту цен. Обещанные нефтяникам некие компенсации в виде «депмфирующего акциза» поступят из госбюджета, если их вообще утвердят, то есть из кармана российских налогоплательщиков. Фактически это замаскированный рост цен.

Из ситуации, все больше напоминающей кризис топливоснабжения, есть только два выхода. Правительство может сократить налоговое бремя на реализацию топлива и таким образом стимулировать развитие перевозок и в целом оживление деловой активности по всей стране. Вот только эффект от этого будет не быстрым, а относительно долговременным, и власти не готовы пожертвовать частью своей прибыли сейчас, чтобы помочь стране развиваться в будущем. Такое решение в нынешней обстановке можно считать фантастическим.

Второй выход может появиться стихийно, в виде опасных вспышек социальной напряженности. В мае-июне этого года рост цен на АЗС привел в ряде российских регионов к массовым выступлениям протеста, после чего правительство быстро отменило намечавшееся на начало июля очередное повышение акцизов. Эта мера, а также обещание нефтяных компаний еще немного подождать с повышением цен в обмен на обещанную «компенсацию», сгладили на время нарождавшийся конфликт с населением, но план повышения акцизов в 2019 году был опять-таки принят…

Таким образом можно сказать, что падение нефтяных цен повлияет на обстановку в России несколькими путями.

Во-первых, сокращение поступлений от экспорта нефти в федеральный бюджет с течением времени вызовет дефицит средств на обеспечение развития страны и повышение благосостояния населения.

Во-вторых, испытывающее дефицит средств правительство усилит налоговый нажим и на население, и на нефтяников, что приведет либо к фактическому росту цен на топливо, либо к перебоям на рынке, либо и к тому и другому. А это, в свою очередь, способно обострить социальную напряженность с непредсказуемыми последствиями.


Автор: партнер информационно-консалтингового агентства «Русэнерджи», экономический аналитик, специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин

Тюремный 2018-й. Ольга Романова о самых громких приговорах, арестах и уголовных делах этого года
Ольга Романова подвела итоги о самых громких приговорах и уголовных делах в России в 2018 году. Приговоры Алексею Улюкаеву и Никите Белых, повторное уголовное дело в отношении Юрия Дмитриева, аресты Алексея Навального и другие нашумевшие процессы.
16:41, 14.12.2018
Претензии к Аллаху. Сколько Чечня получает дотаций из бюджета России и как на них живет
Рамзан Кадыров пожаловался на нехватку финансирования республики со стороны правительства РФ. Как оказалось, жалуется он уже не в первый раз — денег ему не хватало и в 2017 году. При этом общий размер дотаций для Чечни является одним и крупнейших по России.
19:54, 13.12.2018
«Современная мировая политика больна». Экс-госсекретарь РСФСР Геннадий Бурбулис о Конституции, свободе и переменах в России
12 декабря 1993 года в России приняли действующую Конституцию. Константин Амелюшкин поговорил с бывшим госсекретарем РСФСР и близким соратником Бориса Ельцина Геннадием Бурбулисом о том, как за последние 25 лет изменилась Россия, о милитаризме, недостатке политической мысли и свободе.
13:53, 12.12.2018
Школьник выстрелил из ракетницы в лицо ровесницы — и другие события дня
«Яндекс» «похоронил» Петра Порошенко, Имя Трампа оказалось в числе худших паролей 2018 года, Лукашенко заподозрил Москву в попытке присоединить Белоруссию к России — и другие события дня
17:52, 14.12.2018
С ножом и пистолетом. Теракт на рождественской ярмарке в Страсбурге — фото и видео
11 декабря на рождественской ярмарке в Страсбурге вооруженный ножом и пистолетом мужчина напал на прохожих. В результате его действий три человека погибли, еще 12 пострадали. Преступнику удалось скрыться с места происшествия, однако полиции уже удалось установить его личность. Парижская прокуратура признала произошедшее терактом.
12:13, 12.12.2018
Аусвайс Путина. Что известно о всплывшем удостоверении «Штази» на имя президента России
Немецкая газета Bild опубликовала фото удостоверения на имя Владимира Путина, выданное «Штази» в 1985 году. С таким документом Путин мог свободно посещать здание «Штази», а также ему было легче вербовать агентов.
20:06, 11.12.2018