Кривое зеркало войны. Как журналист Иван Филиппов изучает феномен «z-каналов» и чем они могут помочь в оценке ситуации в Украине и в России Спектр
Среда, 17 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Кривое зеркало войны. Как журналист Иван Филиппов изучает феномен «z-каналов» и чем они могут помочь в оценке ситуации в Украине и в России

Владимир Путин и Сергей Шойгу. Фото @Kremlinpool_RIA Twitter
Владимир Путин и Сергей Шойгу. Фото @Kremlinpool_RIA Twitter

После начала военной агрессии России против Украины в одном из самых популярных мессенджеров Telegram, как грибы после дождя стали плодиться многочисленнее патриотические z-каналы. Сейчас их насчитывается уже несколько сотен. Некоторые из них ведут известные пропагандисты, с которыми в июне 2023 года встречался сам Владимир Путин.

Однако большую часть этих информационных ресурсов наполняет содержанием разнородная масса действующих и отставных военных, волонтеров различных патриотических структур, люди, объявившие себя военными экспертами, журналисты и просто сторонники Кремля, вставшие на «информационную вахту».

Один из самых популярных проправительственных z-каналов ведет журналист Юрий Подаляка, который активно сотрудничает с 1 каналом российского ТВ: на него подписаны 2 700 000 человек. У конкурентов с ВГТРК есть свой «военкор» — Евгений Поддубный, за каналом которого следят 730 000 человек. ЧВК «Вагнер» до гибели своего создателя Евгения Пригожина также успела наплодить большое количество ресурсов в Telegram, самый популярный из них — GREY ZONE, который до сих пор читают более полумиллиона подписчиков. Есть z-каналы, авторы которых даже позволяют себе критику в адрес властей из-за «отдельных недостатков на местах». Например, Дмитрий Борисенко. Правда, подобная позиция вызывает уже меньший интерес — 75 000 читателей. Подавляющее большинство каналов, которые ведут участники боевых действий анонимны, хотя некоторые устраивают даже стримы (War webm и др.).

Изучение столь разнородного и токсичного явления, как z-сообщество в Telegram добровольно взял на себя автор романа «Мышь» и телеграм-канала «На Zzzzzападном фронте без перемен» Иван Филиппов. До войны Иван вел канал о киносериалах «Запасаемся попкорном» и был соведущим киноподкаста «В предыдущих сериях».  

В интервью журналу «Спектр» Филиппов объяснил, почему решил погрузиться в мир z-тематики, чем ему интересны эти каналы, на какие группы их можно разделить и насколько их авторы позволяют себе критиковать российскую власть.

Иван Филиппов. Автопортрет, Facebook / Spektr. Press

 

-  Как вообще появилась идея изучать z-каналы? В последние годы вас больше знали как автора телеграм-канала «Запасаемся попкорном».

- До того, как заняться кино и кинобизнесом, я 7 лет работал журналистом, сидел в новостях, поэтому для меня это, наоборот, возвращение к истокам. Это то, с чего я начинал, что я лучше всего умею делать.

Изучать z-каналы я стал, исходя из той же самой логики, благодаря которой они стали так популярны. Есть разные источники информации. С одной стороны, российская официальная пропаганда, которую пытается вести Минобороны. Есть официальная украинская сторона. Свои оценки дают независимые эксперты, типа моего друга Руслана Левиева или Института изучения войны и прочих сторонних наблюдателей. Они не покрывают все потребности человека, который хочет следить за войной в информационном поле.

Соответственно для российской аудитории эту потребность стали закрывать z-каналы. Есть люди, которые хотят понимать, что происходит, но, условно говоря, «Медузу» читать не желают, а российскому телевидению и Министерству обороны не доверяют. Они ищут новые альтернативные источники информации. Это совершенно не означает, что это правдивые источники, но они другие, по сравнению с официозом. Это самое важное.

С первых дней вторжения [России в Украину] я начал аккуратно читать z-каналы, потому что там, благодаря, в первую очередь, Игорю Стрелкову, появлялись более-менее адекватные рассказы о неудачах, потерях, об особенностях командования, снабжения — обо всём.

Постепенно я начал расширять круг этих каналов, и сейчас их уже почти 300. Это «кривое зеркало» войны. Их никогда нельзя использовать как единственный источник информации, но, читая их системно и в большом количестве, можно видеть очертания правды. И выводы можно делать не только исходя из того, о чем они пишут, но и из того, о чём они молчат. Можно очень много интересного узнать. Z-каналы — очень любопытное для исследования явление.

За всю нашу новейшую историю не было ситуации, когда вдруг возникает информационное пространство, параллельное официальному, но при этом ему не противоположное.

- Вы классифицируете предмет своего изучения? Делите z-каналы на какие-то группы?

- Конечно. Есть каналы официальных пропагандистов. Они довольно быстро сориентировались и массово мигрировали в Telegram. Это Соловьёв и его прихвостни: Гаспарян, Витязева, Якименко и десятки других. Это официальная часть, которая представлена богато.

Другая группа — это военные: воюющие солдаты, волонтеры, люди, которые тем или иным образом связаны с фронтом или бывают в непосредственной близости от него. Это, пожалуй, самые интересные для чтения и анализа каналы. Есть бывшие военные, которые, якобы, эксперты и при этом иногда рассказывают какие-то удивительные и любопытные вещи.

Есть каналы религиозные, есть про z-культуру. Последние относительно популярны. Говорю «относительно», потому что самый большой такой канал читают около 40 000 человек, а известные z-каналы про войну могут иметь и 1,5 миллиона подписчиков.

- Z-канал и культура — понятия трудно совместимые. Чему эти ресурсы посвящены? «Патриотической» культуре?

- Патриотической культуры не существует в принципе. За 2 года войны появился один фильм — «Свидетель», который был проклят самим z-сообществом. Он чудовищно провалился в прокате. Это даже нельзя назвать провалом. Это хуже, чем провал.

Подавляющее большинство важных для киноиндустрии людей — актёров, режиссёров, сценаристов — не поддержали войну, ничего не сказали в её поддержку. Есть две оценки на этот счет. Захар Прилепин написал, что таковых 70% в киноиндустрии. Другой канал, который называется «Кино. Спецоперация», считает, что их 80%.

В музыке появился только Шаман. И сложно это назвать победой z-культуры, потому что его сами же z-патриоты терпеть не могут. Есть небольшая категория людей, которым он нравится, но также есть и те, кого смущает его заигрывание с фашистской эстетикой, и то, что он слишком женоподобный. Есть к нему претензии, что он свои гигантские гонорары, 12 000 000 рублей за выступление, не использует для помощи фронту и вообще туда не ездил с концертами.

В литературе тоже ничего нет. Они все бодро праздновали победу над Борисом Акуниным, а заменить его некем. Суммарный тираж акунинских книг на русском языке 23 000 000 экземпляров. Недавно мой товарищ — книжный критик Егор Михайлов — постил скриншот какого-то z-канала, в котором радовались изданию сборника поэзии тиражом 300 экземпляров и говорили, что он будет продаваться годами. В то, что 300 экземпляров будут продаваться годами, я как раз верю. Это выглядит как уровень поддержки z-культуры.

- На чем сейчас акцентируется внимание в z-каналах? Что на первом месте?

- Конечно, война. В первую очередь — боевые действия, конкретные наступления, успехи, очень редко — неудачи. По сравнению с прошлым годом, количество текстов о проблемах снизилось радикально. И это абсолютно не связано с тем, что проблемы решены. Наоборот, те, кто ещё рискуют писать, пишут о том, что проблемы не только не решены, но даже те, кто пытался их решать, наказаны, а проблемы разрослись до значительно больших масштабов.

Начиная с посадки Игоря Стрелкова, с каждым днём все меньше желающих повторить его судьбу. Недавно мы с моими коллегами, которые тоже занимаются мониторингом, обсуждали, как резко идёт вниз количество текстов про реальное положение дел, потому что z-авторы боятся, что их посадят. В первую очередь, конечно, опасаются те, кто не только пишет, но и параллельно собирает деньги на помощь фронту, ездит туда с волонтёрскими гуманитарными миссиями. На них пошло мощное давление, они все его чувствуют, им всем очень страшно.

- Комментировать какие-то телодвижения верховного главнокомандующего Владимира Путина они тоже боятся? Например, его встречу с семьями погибших военнослужащих перед Рождеством?

- Путин — прекрасный пример того, как устроено z-сообщество и z-мышление. Честно скажу, что не видел информацию о рождественской встрече Путина с семьями людей, которых он и убил. В праздники я не очень пристально наблюдал за событиями. Но вот на днях, во время поездки Путина на Дальний Восток, он заявил, что никаких проблем с обеспечением военнослужащих нет, всего на фронте в достатке, все обязательства государством выполняются, всё идеально, а если не идеально, то это единичные случаи бюрократических проволочек. В z-каналах по этому поводу звенящая тишина. Никто ничего об этом не пишет.

Казалось бы, это абсолютно всё про фронт. Нужно что-то сказать, но как, если все эти люди [авторы z-каналов] знают, что это неправда? И таких историй очень много. Их очень легко выявить. Видишь какое-нибудь громкое заявление Сергея Шойгу или кого-то ещё из первых лиц государства, забиваешь в поисковик по этим каналам фамилию и цитату, а в ответ — тишина.

- Значит, про неудачи на фронте и заявления Путина, что там «всё прекрасно», z-авторы писать боятся. А какие темы они ещё обходят стороной?

- Самая страшная сейчас тема — это ротация мобилизованных. Выражаясь американским политическим языком, это — «контактный рельс», то есть вопрос, который нельзя поднимать, потому что никакого положительного или даже корректного ответа на него никто дать не может.

Проблема в том, что мобилизованные первой волны устали, поэтому они хуже воюют и их чаще убивают. Плюс они задаются бесконечным вопросом: как же так вышло, что мы тут умираем, а остальные живут обычной мирной жизнью? Они так формулируют запрос на «справедливость».

Отпускать их никто никуда не хочет, потому что их некем заменить, а заменить их обязательно нужно. На фронте очень не хватает людей. Добровольцев нет, контрактников очень мало, о чём сообщают сами z-авторы. К тому же один военный автор признался, что контрактники такого качества, что лучше бы они вообще не шли в армию. Проблем, которые они с собой приносят, гораздо больше, чем пользы от их появления.

Провести новую волну мобилизации — тоже проблема. Сами z-авторы признают, что новая волна мобилизации будет чудовищно дестабилизирующим фактором для России. Некоторые даже поясняют, почему нельзя вновь проводить мобилизацию, и это звучит как настоящая дискредитация армии. Например, пишут они, если отпустить первую волну мобилизованных, то они расскажут, как дела обстоят на фронте, и дальше резервистов можно будет искать только по полям и лесам, потому что разбегутся все.

Это пишут сами z-авторы. Возникает вопрос: если на фронте дела обстоят таким образом, точно ли мы побеждаем? Если вторая волна мобилизации вдруг настолько дестабилизирующий фактор, то правда ли, что всё российское общество сплотилось вокруг президента и одержимо идеей победы? В общем, куда не кинь, всюду клин, поэтому они про это почти не пишут. Эта тема периодически вырывается на поверхность, но очень осторожно. Откровенно об этом позволяют себе писать не топовые авторы. Есть некоторое количество интересных авторов-военных, которые позволяют себе высказываться на некоторые острые темы.

- Как в связи с этим в z-каналах освещается движение родственников мобилизованных, которые требуют вернуть своих мужчин домой?

- Я видел только посты про то, что это всё «происки ЦРУ» и неправда. Z-авторы стараются держаться от этой темы как можно дальше, а если они про это движение пишут, то что-нибудь в том духе, что «враг пытается раскачивать лодку».

- Вы упомянули, что после провала пригожинского мятежа z-каналы стали более осторожными. Наши коллеги из проекта «Можем объяснить» утверждают, что за последние месяцы z-каналы стали терять популярность. Например, канал WarGonzo (Семен Пегов) с июня потерял более 200 тыс. подписчиков. Теряли читателей «военкор» ВГТРК Александр Сладков, Евгений Поддубный, Юрий Котенок и другие. Эта тенденция общая для z-каналов?

- Я не думаю, что идет речь о падении популярности. Мне кажется, это неправильная формулировка, потому что все, кого вы перечислили, — придворные военкоры. Это те, кто берет приятную для Кремля информацию и чуточку её переупаковывают так, чтобы она не звучала совсем как у Игоря Коношенко (руководителя Департамента информации и массовых коммуникаций МО ПФ — Ред.).

Если мы говорим про живую мысль, то ни один из этих перечисленных вами «героев» её не отражает. Лучше посмотреть на те каналы, которые пишут резче и конкретнее. Скорее всего, окажется, что они как раз прибавили в подписчиках. В одном месте убыло, в другом прибыло, но говорить про то, что z-сообщество стало менее популярным, не стоит.

- Как вы думаете, все эти z-авторы могут в какой-то момент выстроить причинно-следственную связь между проблемами на фронте и тем, кто эти проблемы устроил?

- Они могут, конечно, выстроить эту связь, но никогда этого делать не будут, потому что очень этого не хотят. Они все время пишут о мире, в котором события происходят или по воле врагов, или, как формулирует автор Андрей Морозов (канал «Нам пишут из Янины»), «всё само насралось». Если они начнут выстраивать причинно-следственные связи, а они это умеют (они же не идиоты), то по ту сторону их ждут вещи, в которых им категорически не хочется признаваться. Каждый раз, когда они пишут про коррупцию, про ложь, про злоупотребление властью, они всегда останавливаются ровно в шаге от выводов. И никогда их не делают.

Можно признать проблему, можно списать её на врагов, но никогда нельзя ответить на вопрос «как же так вышло»? Они этого не хотят. Я не думаю, что они не могут. Скорее срабатывает чувство самосохранения. Иначе окажется, что все они — злодеи, что некомпетентность носит институциональный характер. И много других неприятных выводов.