Кремлевские лекала. Чем лидер Китая похож на Путина и почему у сторонников патриарха Кирилла в Украине снова проблемы — Илья Шаблинский о важных событиях минувшей недели Спектр
Суббота, 20 июля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Кремлевские лекала. Чем лидер Китая похож на Путина и почему у сторонников патриарха Кирилла в Украине снова проблемы — Илья Шаблинский о важных событиях минувшей недели

Владимир Путин и Си Цзиньпин во время встречи 4 февраля в Пекине. Фото пресс-службы Кремля Владимир Путин и Си Цзиньпин во время встречи 4 февраля в Пекине. Фото пресс-службы Кремля
Илья Шаблинский. Фото Сергей Чугунов

Илья Шаблинский. Фото Сергей Чугунов

Илья Шаблинский — доктор юридических наук,

член Московской Хельсинкской группы

 

Война продолжается. И продолжаются массированные ракетные удары по крупным городам Украины. 9 марта около 80 российских ракет были выпущены по Киеву, Харькову, Днепру, Запорожью, Житомиру и другим городам. Примерно половина из них была сбита, остальные поразили различные цели — в основном, гражданские объекты. Украинский спасательные службы совсем недавно закончили разбирать завалы, и все еще подсчитывают точное количество убитых и раненных. Российское минобороны объявило, что это были удары возмездия.  Государство-агрессор сильно обижено — судя по всему, на сам факт сопротивления, и считает необходимым «мстить» подобным образом каждую неделю.

Продолжаются и бои под городом Бахмут. Они идут в общей сложности уже примерно полгода, и перед ВСУ реально сейчас встает выбор: продолжать удерживать город или оставить его. Город давно уже превращен в руины. Как и Мариуполь, как и Волноваха, как и Северодонецк, как и другие города и городки. Военные аналитики обсуждают сейчас возможные последствия ухода украинских сил из Бахмута и продвижения на несколько километров вперед ВС РФ. Главный вывод: россияне окажутся перед следующим укрепленным районом. На пути к двум крупнейшим городам Донецкой области, остающихся под контролем Украины — Краматорску и Славянску возведены еще несколько линий обороны. Пока это, скорее, перспектива продолжения вязкой позиционной войны, пожирающей каждый день сотни жертв без особого движения фронта.

За схваткой наблюдают крупнейшие мировые игроки. В том числе Китай. У него на минувшей неделе состоялось ожидаемое торжество. Нынешний лидер Си Цзиньпин прервал традицию регулярной смены власти и собрался сидеть до упора. Традиция уже было сформировалась. Тут нужно вспомнить, что в Китае после кризиса и подавления народных (студенческих, в частности) протестов 1989 года тогдашний лидер Дэн Сяопин, пользовавший беспрекословным авторитетом, предпринял усилия для того, чтобы сохранить авторитарный режим, но все же ограничить сроки пребывания на высших государственных должностях.

В Конституцию КНР и в Устав компартии были внесены положения, согласно которым посты генерального секретаря ЦК КПК и председателя КНР один человек мог занимать не более двух сроков по 5 лет.  И преемники Дэна на высших постах — Цзян Цзэминь и Ху Цзиньтао в течении 30 лет соблюдали установленные правила. При этом, они, действительно, могли бы считаться ключевыми фигурами в широкой модернизации китайской экономики, строительстве сверхгородов и привлечении в Китай инвестиций западных промышленных гигантов. К 2013 году, когда Си Цзиньпин занял руководящие посты в партии и государстве, сменив Ху Цзиньтао, Китаю уже удалось стать второй экономикой мира и поднять уровень жизни значительной части гигантского населения. Китай оставался жестким авторитарным государством, обеспечив, однако, открытость для поездок своих граждан по миру и упомянутую сменяемость политической власти на всех уровнях, включая высший. От своих предшественников Си Цзиньпин, во всяком случае, отличался совершенно неуемным тщеславием. Как теперь стало ясно, он решил покончить именно с традицией сменяемости власти — поскольку ему десятилетнего срока пребывания на высшем посту показалось мало. И все его усилия последних лет были посвящены устранению из положений Конституции и Устава партии соответствующих ограничений. Его политика последних лет привела, в целом, к ухудшению прежде безоблачных отношений Китая с его крупнейшими внешнеторговыми партнерами. Но, вероятно, для Си это было не особо значимо.   Мы тут видим, как много у него общего с российским лидером (а на следующей неделе Си собирается к Путину в Москву). С теми же, кто решается возражать вождю в Китае разбираются по давно сложившимся обыкновениям. Несколько месяцев назад мы могли видать, судя по одному видеосюжету, что предыдущий лидер 80-летний Ху Цзиньтао все же каким-то образом выразил свое мнение прямо на заседании партийного съезда. И был тут же удален охраной. Как официально объяснили — в связи с плохим самочувствием. На заседании Всекитайского собрания народных представителей 9 марта при избрании Си председателем КНР на третий срок голосование «за» было единодушным. Как и положено.

Президент России Владимир Путин беседует с председателем КНР Си Цзиньпином. Фото Sergey Bobylev/Sputnik/REUTERS/Scanpix/Leta

Президент России Владимир Путин беседует с председателем КНР Си Цзиньпином. Фото Sergey Bobylev/Sputnik/REUTERS/Scanpix/Leta

Уличные протесты в Тбилиси против одного идиотского закона могли бы показаться куда менее значительным событием для мира, нежели очередной триумф китайского автократа. Но для граждан государств, возникших на месте почившего Союза, борьба грузинских оппозиционеров против законопроекта о введении реестра «СМИ-агентов иностранного влияния» — это борьба за реальные перспективы демократии. Судя по всему, верхушка правящей в Грузии партии, раздраженная нападками оппозиционной прессы, решила воспользоваться российским опытом (юридической моделью), чтобы как-то заклеймить, «стигматизировать» по российскому образцу неугодных журналистов и интернет-ресурсы. В большой России протест беспокойного, образованного меньшинства часто тонул в хмуром равнодушии большинства. В Грузии тысячи демонстрантов у здания парламента были способны всколыхнуть общественное мнение. Это, судя по всему, поняли грузинские власти и после колебаний все же отказались от закона, скроенного по путинским лекалам. И правильно сделали.

В Украине руководство национального заповедника «Киево-Печерская лавра» 10 марта обязало представителей Украинской православной церкви (Московского патриархата), в основном, монахов, покинуть территорию и здания лавры до 29 марта. Ранее действовал договор о безвозмездном пользовании культовыми зданиями и другим имуществом. У этого инцидента большая и серьезная история. Дело в том, что с начала войны против Украины патриарх Русской православной церкви Кирилл однозначно занял позицию, которую трудно оценить иначе, нежели как поддержку агрессии.  

В 2022 году уже после начала войны патриарх РПЦ  передал главе Национальной гвардии России Виктору Золотову Августовскую икону Божией Матери, чтобы её образ вдохновлял «молодых воинов Росгвардии, которые принимают присягу, которые вступают на путь защиты Отечества». Золотов был очень доволен.  Позже патриарх заявил, что смерть на войне против Украины «смывает все грехи». И так далее. Нужно сказать, что от предстоятеля не отстают и многие епископы, и священники РПЦ. В сети циркулируют уже десятки зачитанных с амвона проповедей, в которых батюшки бодро ратуют за борьбу с «силами зла» в Украине и благословляют свою паству отправляться с оружием в соседнюю страну. Позорная страница в истории РПЦ.

Справедливости ради, отметим, что и противники бойни из числа православного духовенства (и других конфессий) выступали с антивоенными обращениями (например, обращение священнослужителей РПЦ 1 марта 2023 года). Но пока они в явном меньшинстве. 

Киево-Печерская лавра. Фото AP Photo/Scanpix/LETA

Эта позиция патриарха и большинства клира РПЦ поставила в сложное положение руководство Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), охватывающей еще немало приходов в Украине. Общаться с верующими, страдающими от кровавой войны, развязанной государством, с которым связан Московский патриархат, стало уже почти невозможно. УПЦ МП предприняла ряд шагов, чтобы отмежеваться от своего московского церковного начальства, а в мае 2022 даже заявила о независимости от Московского патриархата. Но проблема осталась. До конца не ясна позиция многих священников и епископов, которые до сих пор во всем поддерживали политику нынешнего главы российского государства. В этой связи украинское государство после начала войны стало рассматривать едва ли не весь клир УПЦ МП как разветвленную агентуру Москвы. И бензин в этот костер подливает едва ли не каждое появление патриарха или его епископов рядом с российским диктатором или в одном зале с его придворной челядью.

Выселение из лавры представителей церкви, связанной (хотя и формально уже независимой) с Московским патриархатом уже неизбежно. И это тоже драма. Но во взаимоотношения православных церквей в Украине, а также православных прихожан с церквями война, похоже, внесет и многие другие перемены.

Главный храм Вооруженных сил России. Фото Пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси

Главный храм Вооруженных сил России. Фото Пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси

В Эстонии на парламентских выборах победила «Партия реформ», которая с самого начала выступала с позиций максимальной помощи Украине. Она набрала почти вдвое больше голосов, чем ее ближайшие конкуренты — 31,2 процента (Консервативная народная партия — 16 процентов, Центристская партия — 15 процентов).  И, похоже, что бескомпромиссная позиция партии по украинскому вопросу (при том, что и ее экономическая политика достаточно стабильна), сыграла решающую роль в наращении электоральной поддержки. Лидер партии Кайя Каллас становится заметным лицом европейской политики. Несколько лет назад она стала известна, в частности, тем, что половину ее кабинета составляли женщины. Которые, похоже, очень неплохо справлялись с работой: Эстония все эти годы по экономическим показателям опережает и Литву, и Латвию. Но Каллас пришлось в последнее время принимать и весьма сложные решения. В Эстонии оказалось около 120 тысяч беженцев из Украины, и правительство обеспечило им крышу над головой, питание. Многие нашли работу. Сейчас больше половины беженцев уже разъехались по другим странам или вернулись на родину, но для правительства это был очень серьезный вызов, и оно приняло его. И, оказывается, могло рассчитывать на понимание эстонцев. Хотя все могло сложиться и по-другому.

Сейчас в Кремле именно на это главный расчет.  Европейцы должны устать от Украины, должны потребовать от своих правительств пойти Путину на уступки — скажем, согласиться на отделение от Украины пятой части ее территории. Ну, и так далее. Умиротворить диктатора. Это в истории, как известно, уже было.