Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 5 августа 2020
  • $73.56
  • €86.76
  • 44.30

Конец «Северного пути». Поторопилась ли Россия пресечь афганский транзит НАТО?

Фото: AFP/Scanpix. Доставка грузов НАТО в Кабул Фото: AFP/Scanpix. Доставка грузов НАТО в Кабул

Москва закрывает транзит военного снаряжения для афганской группировки сил НАТО. Возможно, это решение войдет в будущие учебники новейшей истории как поворотный момент в отношениях между Россией и странами блока НАТО — одним росчерком пера премьер-министр Дмитрий Медведев положил конец Северной распределительной сети (СРС).

В свое время она дала возможность перебросить многие тысячи тонн припасов, оборудования и военной техники в Афганистан на базы Международных сил содействия безопасности (ISAF) под руководством НАТО, став жизненно важной частью снабжения группировки.

Также известная как «северный путь», СРС была создана в 2008 году как альтернатива рискованному «южному пути» через Пакистан — с 2001 по 2009 годы контингент войск НАТО в основном снабжался по этой транспортной артерии.

Однако конвои шли последние мили пути в Афганистан через нестабильные районы, где действовали партизанские отряды местных исламистов. На территории пуштунских племен, неподконтрольной правительственным войскам, натовцы потеряли сотни единиц бронированных автомобилей и другой техники. В ответ на «беспредел на дорогах» беспилотники и боевые самолеты Коалиции утюжили авиаударами опорные пункты террористов. Постоянные бомбежки вызвали негативную реакцию Исламабада — периодически местное правительство просто замораживало доставку грузов.


Фото AFP/ScanpixФото AFP/Scanpix


Особую опасность «дорога ярости» через Пакистан представляла в 2008 году, когда транспортные колонны подвергались атакам практические ежедневно, что привело к частичной парализации снабжения. В тот момент готовность Москвы идти на переговоры с Североатлантическим Альянсом о предоставлении своей территории для транзита стала примером добрых отношений и сотрудничества бывших противников.

Соглашение стало примером удачной «перезагрузки» отношений между Белым домом и Кремлем, о которой много говорилось после избрания нового президента США Барака Обамы. На одном из этапов двусторонних переговоров даже обсуждалось расширение участия России в афганской операции за счет предоставления топлива, пилотов и транспортной техники.

По морю, железным дорогам и автомагистралям новый маршрут связал порты Балтийского и Каспийских морей с афганскими базами сил НАТО, прочертив надежную транспортную сеть через территорию России и ряда стран Средней Азии и Кавказа. На пике активности своего использования, когда между силами ISAF и движением Талибан шли самые тяжелые бои, коридор являлся ключевым элементом снабжения союзных войск, обеспечивая не менее 40% всех необходимых поставок.

Сотрудничеству не помешал российско-грузинский конфликт в Южной Осетии 2008 года, не запрещалась переправка натовских грузов и после ухудшения отношений России и Запада на фоне гражданской войны в Сирии, аннексии Крыма и событий на юго-востоке Украины и даже после ввода санкций в отношении Москвы.


Фото AFP/ScanpixФото AFP/Scanpix


По словам эксперта Центра современного изучения Афганистана Натальи Хановой «с началом охлаждения отношений, маршрут продолжал использоваться, только Кремль это не очень афишировал». Более того, со стороны афганских кругов были попытки разрешить эту ситуацию, посол России в Афганистане Александр Мантыцкий пытался совместно с Кабулом добиться от Москвы и Брюсселя продолжения сотрудничества. «Однако по линии центрального руководства эти усилия не увенчались успехом», — замечает эксперт.

Но теперь «северный путь» официально предан забвению. В документе за подписью Медведева говорится о полной отмене наземного и воздушного транзита через российскую территорию «вооружений, военной техники и военного имущества, следующих в адрес Международных сил содействия безопасности в Исламской Республике Афганистан и в обратном направлении».

В бумаге отмечается, что МИД РФ получил указание проинформировать о прекращении транзита иностранные правительства и международные организации. Приводится и формальный повод для отмены афганского транзита через Россию: завершение действия резолюции 1386 Совбеза ООН, принятой в 2001 году. Правда, она утратила силу еще в декабре 2014 года, за полгода до решения правительства. Резолюция Совбеза подтверждала создание Международных сил содействия безопасности для поддержки временного правительства Афганистана после свержения правительства исламистов из движения Талибан. В одном из ее пунктов оговаривается, что все страны должны оказывать посильную поддержку миротворцам, в том числе обеспечивая транзит необходимых грузов.

Отказ от транзита вооружений стал для Кремля символическим жестом в адрес его предполагаемых врагов, считает независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр. По его мнению, недружественный поступок только подчеркивает, насколько серьезно испорчены отношения между Россией и Западом, дошедшие практически до состояния квази-холодной войны.

Решение стало закономерным следствий последних трений в отношениях с НАТО, соглашается в беседе со «Спектром» Ханова. «Это поставит перед силами НАТО определенные затруднения, однако не будет иметь критического значения, поскольку тогда они переключатся на другие маршруты поставок. Силы НАТО наверняка рассматривали подобную вероятность и были готовы к переключению транзита», — добавляет политолог.


Фото AFP/ScanpixФото AFP/Scanpix


Отказ от транзита связан с политикой, это демонстративный шаг в ответ на действия НАТО в регионе, цитирует главреда журнала «Арсенал», полковника запаса Виктора Мураховского сайт RIR. «Россия до последнего надеялась на возможность организации общего фронта против терроризма, но Альянс зашел так далеко, что не желает сотрудничества даже в этой области», — полагает он.

Схожее мнение можно услышать из уст других военных аналитиков, склонных характеризовать этот шаг Москвы как вынужденный. С этим вполне можно согласиться, учитывая какой прессинг пришлось выдержать власть за шесть лет действия «северного пути». С момента возникновения он не давал покоя сторонникам патриотического лагеря, неоднократно требовавшим порвать любые договоренности со странами-участницами НАТО.

Особой ненавистью консервативной части общества пользовался перевалочный пункт в Ульяновске, договоренность о создании которого была достигнута в июле 2012 года. Соцопросы показывают, что простые россияне отреагировали на эту новость спокойно, но в патриотических СМИ обещали, что «базы НАТО в центре России не будет» и «никогда американский сапог не будет топтать русскую землю», а депутаты фракции КПРФ в Госдуме организовали несколько митингов с требованием не допустить «натовскую солдатню» на родину Ленина.

Впрочем, Альянс никогда и не планировал дислокацию военного контингента в Ульяновске, транзитный пункт создавался исключительно российскими силами. Сейчас он представляет собой несколько заброшенных складов, огороженных забором с колючей проволокой.


Фото AFP/ScanpixФото AFP/Scanpix


Построенная специально для транзита вооружений НАТО перевалочная база в Ульяновске не работала ни один день, поясняет «Спектру» Фельгенгауэр. «На базе прошло несколько тестовых полетов, на этом все кончилось», — говорит эксперт. Однако, уточняет он, ее строительство было важно как способ мотивировать договоренности с Пакистаном.

С практической точки зрения доходность и важность «северного пути» серьезно упала после вывода основной части коалиционных войск в конце 2014 года. «НАТО не нуждается в заключении новых транспортных соглашений с Россией для своей новой миссии в Афганистане», — подчеркнула пресс-секретарь Альянса Оана Лунгеску.

«С 2013 года северный маршрут через Россию себя практически исчерпал, -соглашается Фельгенгауэр, — по этой причине его закрытие не обернется никакими последствиями вроде дополнительных санкций».

Тем не менее, отдельные соглашения по транзиту вооружений до узбеско-афганской границы есть у Германии и Франции. «Будут ли они продлеваться и нужны ли они при очень сократившемся западном присутствии в Афганистане, пока не совсем понятно», — говорит эксперт.

Стоит напомнить, что ФРГ владеет небольшим аэропортом в узбекском городке Термез, ставшим главным перевалочным пунктом союзников в Средней Азии после закрытия американской базе в Манасе.


Фото Reuters/ScanpixФото Reuters/Scanpix


Соглашение о создании базы люфтваффе (ВВС ФРГ) было достигнуто еще в 2002 году. Только за первые четыре года работы, через нее прошло 125 тысяч солдат ISAF и 10 тысяч тонн грузов. Военно-транспортные самолеты доставили в Афганистан сотни единиц тяжелого вооружения и военной техники.

Скопление современных образцов оружия и боевых машин в Афганистане вызывает серьезное опасение — некоторые военные аналитики и эксперты не исключают возможность попадания части этого внушительного арсенала не в те руки. Например, им могут завладеть боевики исламистских группировок на границе с Таджикистаном, что позволит им при желание организовать массированное вторжение в страну.

Ранее рассматривалась возможность вывоза техники обратно, по коридору «северного пути». Однако в последние годы американцы склоняются к варианту утилизации либо продажи оборудования прямо на месте. По расчетам Пентагона, это может сэкономить миллиарды казенных долларов и кардинально сократить расходы на перевозку.

Например, в начале 2014 года армия США пыталась найти покупателей, готовых приобрести 800 бронемашин с усиленной противоминной защитой (MRAP), сообщала Associated Press. Партия машин оценивалась в 500 млн долларов США.

Самое ценное из Афганистана американцы увезли и опасаться попадания оружия к боевикам не стоит, уверен Фельгенгауэр. «Выведена большая часть войск, оборудование, которое хотели вывезти, тоже вывезли. Остальное раздали режимам Средней Азии — значительная часть вооружения, в том числе летального, была бесплатно передана Узбекистану и Казахстану, многое осталось афганским силам безопасности», — рассказывает он.


Фото AFP/ScanpixФото AFP/Scanpix


Несмотря на вывод значительной части международного контингента, в Афганистане по-прежнему дислоцированы около 12 500 военнослужащих Альянса из которых десять тысяч — солдаты армии США. Они действуют в рамках операции «Решительная поддержка», оказывая помощь местным силам безопасности, не готовым окончательно подавить очаги террористической угрозы в труднодоступных регионах страны.

«Формально эти военные подразделения участвуют в подготовке афганских сил и занимаются консультированием. На деле они безусловно, используются для отражения возможных атак боевиков», — отмечает политолог Ханова.

По ее словам, в данный момент идет ежегодное весеннее наступление исламистов, в частности, активизировались приграничные группировки. В ответ власти страны проводят операции по зачистке укрепрайонов талибов в сочетании с массированными авиаударами. При этом, уточняет политолог, в новостных заметках не всегда сообщается, чья именно авиация нанесла удары: «Как мне кажется, афганские военные пользуется поддержкой НАТО».

Несмотря на отказ сотрудничать с Альянсом, Россия тем не менее не собирается уходить из региона и будет использовать альтернативные способы влияния на ситуацию в Афганистане, уверена Ханова. Обе стороны уже подписали несколько соглашений о совместном обеспечении безопасности, а российские военные проводят учения по отражению возможных вызовов с афганской стороны.

«В России есть представление о том, что из Афганистана исходит угроза, что нынешний режим может пасть и на его месть придут исламисты-салафиты, которые могут оказать дестабилизирующее влияние на среднеазиатские бывшие советские республики, где тоже могут начаться исламские революции», — дополняет Фельгенгауэр.


Фото AFP/ScanpixФото AFP/Scanpix


Несмотря на это Москва не намерена вводить войска в регион, хотя сейчас начато усиление военных баз в Средней Азии, в частности, в Таджикистане и в Киргизии, резюмирует он.

Несмотря на угрозу со стороны талибов Ханова тоже не верит в возможность прямого военного конфликта в регионе. «У России и Афганистана закрепилось негативное отношение к прежней афганской войне, а в Кабуле сейчас сильны прозападные тенденции. Таким образом, в присутствии России не заинтересована ни одна из сторон», — говорит политолог. Равно не готовы видеть на своей территории военный контингент и страны-соседи Афганистана, хотя они готовы принимать от России военную технику и делиться информацией о нахождении террористических групп.

Было ли верным решение Москвы об отказе от «северного пути» зависит от того, действительно ли этот регион уже пережил самое горячее время или же это временное затишье, и после ослабления присутствия там Альянса угрозы со стороны радикальных исламистов начнут вновь нарастать. Сможет ли она в одиночку противостоять призраку нового «Исламского государства» у своих южных границ или ей придется искать новые пути взаимодействия с Североатлантическим Альянсом.