• Воскресенье, 8 декабря 2019
  • $63.76
  • €70.50
  • 64.27

Командир «Аполлона-10»: «Где-то должны быть планеты, на которых существует жизнь»

Астронавт США, командир корабля «Аполлон-10» Томас Стаффорд. Фото Reuters/Scanpix Астронавт США, командир корабля «Аполлон-10» Томас Стаффорд. Фото Reuters/Scanpix

18 мая 1969 года НАСА организовало последний испытательный полет к Луне перед первой экспедицией на поверхность планеты. Экипаж корабля «Аполлон-10» провел «генеральную репетицию» полета на спутник Земли, проведя все операции, кроме основной, которые предстояло совершить при посадке на Луну.

Журналисты радиостанции Baltcom Вадим Радионов и Андрей Лешкевич поговорили с американским астронавтом, командиром корабля «Аполлон-10» Томасом Стаффордом о его полете к спутнику Земли, об инопланетянах и об исследованиях Марса.

«Спектр» публикует эту беседу. С оригиналом материала можно ознакомиться на сайте Mixnews.lv.

— Вспомните и расскажите о вашем полете на Луну на корабле «Аполлон», как вы можете описать Луну для людей, которые никогда там не были?

— Это было по-настоящему уникально. Ведь до этого только одна команда летала к Луне, «Аполлон-8» сделал восемь витков вокруг нее, на расстоянии всего 60 миль от Земли. Это было невероятно — увидеть лунные кратеры, восход Солнца, восход Земли, особенно Земли. Земля оттуда похожа на апельсин, точнее, на половинку апельсина. Я не высаживался на Луну, наш корабль был слишком тяжелым для этого. Моей задачей было отделить лунный модуль и сблизить его с Луной. Мы должны были подготовить все, чтобы следующие экипажи могли высадиться полноценно. Так что мы были довольно заняты.

— Были ли какие-либо проблемы во время экспедиции, мы знаем, что не все полеты «Аполлонов» прошли успешно.

— Единственной небольшой проблемой стал эпизод, когда мы отделили взлетную ступень лунной кабины от посадочной ступени. Тогда взлетная ступень вдруг начала с большой скоростью вращаться вокруг продольной оси. Я взял на себя ручное управление и стабилизировал ступень. Все полеты кораблей «Аполлон» прошли успешно, проблемы возникли только с «Аполлоном-13», когда произошел взрыв кислородного баллона, и тем не менее все удалось уладить, и космонавты вернулись.

— «Лунная гонка» закончилась в середине 70-х, после этого люди стали значительно реже летать на Луну. В чем причина, не является ли исследование Луны актуальным и сегодня?

— Я думаю, что исследование Луны сегодня так же актуально, как и раньше. Мы проделали большой путь, нам пришлось пройти через большие нагрузки, давление, финансовые приоритеты США. Тогда страна считала это одной из важнейших целей. И даже после не совсем удачного полета «Аполлона-13» мы успешно запустили корабли 14, 15, 16 и 17. Мы планировали также 18, 19 и 20, но в результате использовали их командные модули для создания нашей орбитальной станции Skylab.

— Сразу после полета и высадки «Аполлона-11» появились теории заговора, согласно которым американское правительство сфальсифицировало эту миссию. Как вы относитесь к таким разговорам?

— Это все чушь собачья. Безумие. Я наблюдал старт ракеты по телевидению, следил за всей операцией и за приземлением, которое случилось спустя 8 дней. Люди просто мыслят нереалистично.

— Холодная война считается отрицательным явлением, тем не менее, благодаря противостоянию между США и СССР был совершен прорыв в освоении космоса — как вы оцениваете это противостояние, что можете сказать о советской космонавтике?

— Я считаю Алексея Архиповича Леонова своим братом. Мы всегда общались и продолжаем это делать. Более того, мой внук назван в его честь, а его внучка названа в честь моей дочери. Это замечательные люди. И в те нелегкие времена они были отличными людьми и инженерами. Что касается Холодной войны, то она позволила технологиям сделать огромнейший прорыв. Если бы не Холодная война, я бы не полетел на Луну.

Томас Стаффорд и Алексей Леонов во время экспериментального   полёта советского космического корабля «Союз-19» и американского космического корабля «Аполлон». Фото с Википедии

Томас Стаффорд (справа) и Алексей Леонов во время экспериментального полета советского космического корабля «Союз-19» и американского космического корабля «Аполлон». Фото с Википедии

— Как в США отреагировали на полет в космос Юрия Гагарина — разочарование или все же солидарность, потому что это историческое событие произошло?

— Да, мы рассматривали это как историческое событие, большое достижение. Это произошло 12 апреля, в России этот день до сих отмечается как День Космонавтики. Сразу после этого капсула с Аланом Шепардом вышла на баллистическую траекторию суборбитального полета. Спустя три недели президент Кеннеди дал команду слетать на Луну. Если бы Гагарин не совершил этот полет, я сомневаюсь, что последовала бы такая команда. Это было противостояние двух систем: авторитарного правительства и двупартийной системы. В последнем случае сложно принимать решения так быстро, нужен демократический процесс. Так что часто действия нашей страны обусловлены реакцией на что-либо.

— Сегодня НАСА активно исследует Марс, стоит ли ожидать прорывов в исследовании этой планеты, как скоро люди смогут высадиться на Марсе?

— Это вопрос денег. Исключительно вопрос денег и политической воли. Нам известно все, что для этого необходимо. В данный момент там работает марсоход и делает отличную работу. Думаю, стоит отправить туда еще несколько роботов, кроме того, мы строим большой корабль, он в целом похож на тот, на котором я летал на Луну. Необходимо четкое управление, которое даст команду по этому вопросу. В данный момент имеются какие-то планы, но нет управления сверху. Работа над Марсом идет хорошо, но если будет сказано, что мы сделаем это — это совсем другое дело.

— Говоря о космосе, не можем не задать вопрос об инопланетянах. На протяжении веков люди ждут сигналов из космоса, что вы об этом думаете? Есть ли жизнь на других планетах?

— Я думаю, что где-то в нашей Вселенной должны быть планеты, на которых существует жизнь. Существует, развивается или будет существовать. У нас миллиарды звезд, галактика Млечный Путь, множество других галактик, это очень большие масштабы. Когда я летал на Луну, мы не обнаружили ни одной новой планеты, сегодня же нам известно примерно о 700 планетах в галактике Млечный Путь. Звезд очень много, мы изучили Солнце, примерно знаем, когда оно появилось, и когда исчезнет. Я не знал этого, когда летал на Луну в 60-х, теперь же это известно. Наверняка какие-то формы жизни существуют, и о них сложно было знать три миллиарда лет назад.

— Как вы относитесь к религии и Богу? Верите ли вы в Бога и как это соотносится с вашей научной деятельностью?

— Я верю в Бога и каким-то образом совмещаю эти две вещи. Что-то ведь произвело большой взрыв 13,5 миллиардов лет назад.