Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Пятница, 4 декабря 2020
  • $74.07
  • €89.80
  • 48.99

Когда палатки были большими

Фото: AFP/Scanpix Фото: AFP/Scanpix

Майдан утомил. Поначалу он утомил Виктора Януковича и его российских друзей. Янукович, не вынеся противостояния с Майданом, бежал из Украины, а Россия в бессилии демонизировала главную площадь Украины, представив ее гнездом порока, языческим капищем, проектом разлагающегося Запада, направленным на подрыв устоев всего православного, славянского мира. Но Майдан выстоял.

Затем Майдан утомил украинские власти. С избранием мэром Киева специалиста по кулачным боям Виталия Кличко, а президентом страны олигарха Петра Порошенко, новая власть однозначно дала понять, что время Майдана закончилось — отныне решения должны приниматься не на народном вече, а в кабинетах и штабах. Но Майдан, к тому времени изрядно потускневший поскольку самые яркие его представители уже давно перебрались в упомянутые штабы и кабинеты, продолжал держаться и продержался практически все лето. Правда, из стихийного института народного волеизъявления он превратился в карикатуру на самого себя, то есть именно в то, чем его в свое время пытались представить российские СМИ. В последнее время здесь в основном околачивались так и не нашедшие себя при новой власти люди, прячущиеся за громкими лозунгами, де они и есть настоящие революционеры, а те, кто получил в управление страну, — те же самые «януковичи» только в профиль.

Затем Майдан утомил самих киевлян, уставших от криминального беспредела в центре города. И вот тогда его не стало.

В минувший четверг с самого раннего утра коммунальные службы украинской столицы приступили к зачистке площади. При этом они сразу же натолкнулись на ожесточенное сопротивление обитателей палаточного лагеря. На Крещатике вновь запылали покрышки, часть брусчатки на площади, лишь недавно помещенная на место, снова была выломана и использована в качестве оружия, в ход пошли «коктейли Молотова» и огнестрельное оружие. Правда, на сей раз удалось обойтись малой кровью — ранения получили лишь несколько бойцов добровольческого батальона «Киев-1», которые должны были оказывать силовую поддержку коммунальщикам. В рядах батальона, участвовавшего, к слову, в боевых действиях у Славянска, находится немало тех, кто зимой этого года сам участвовал в противостоянии на Майдане. Поэтому в четверг дело доходило до комичного: разъяренные посягательством на свои прокопченные палатки обитатели площади кричали бойцам батальона в лицо «Слава Украине!», на что добровольцы, не скрывая своих намерений снести здесь все к чертовой матери, отвечали «Героям слава!».

И все же к вечеру четверга палаточный лагерь продолжал стоять, а его обитатели собрались на очередное Народное вече. Его участниками стали около тысячи человек — даже мероприятия по поводу годовщины «оранжевой революции» в самые занудные годы президентства Виктора Ющенко собирали значительно больше людей. Ораторы, выступавшие на вече, ничего нового к картине мироздания не добавили, а лишь повторяли все те же мантры про необходимость проведения люстрации власти и привлечения к ответственности виновников гибели людей в Киеве в январе и феврале и так далее.

Однако справедливые в общем-то требования побуревших от долгой уличной жизни палаточных обитателей вызывают ныне лишь скепсис у обычных киевлян. В глазах большинство из них обитатели Майдана — маргиналы и бездельники, долгие месяцы невесть каким образом добывающие себе пропитание. Впрочем, почему невесть каким? Майдановцев, например, в последнее время неоднократно ловили за руку при попытках рэкета киевских предпринимателей, это уже не говоря о более мелких преступлениях — по данным милиции, количество квартирных краж в городе по сравнению с аналогичным показателем прошлого года увеличилось на 81 процент. Что же до рэкета, то один из самых резонансных случаев имел место 4 августа, когда 30 майдановцев вломились в ресторан «Чачапури» на бульваре Шевченко и потребовали от его владельцев оплатить им арендную плату за последние 6 месяцев или убираться вон. Среди вымогателей были и подростки, вооруженные гранатами. Ныне все они находятся под арестом.

Помимо криминальной деятельности, обсуждается еще один возможный источник финансирования Майдана. Как утверждает советник киевского мэра Дмитрий Белоцерковец, палаточный лагерь финансируется специально с тем, чтобы сохранить в центре Киева очаг дестабилизации. Среди возможных финансистов Майдана называется партия «Батькивщина» Юлии Тимошенко, ушедшей в тень после фиаско на недавних президентских выборах. Однако вряд ли у кого-то есть сомнения, что столь амбициозный политик будет долго довольствоваться этим положением. Выйти же из тени ей будет гораздо легче в том случае, если страна погрузится в полный хаос. И несколько сотен маргиналов в центре столицы, периодически что-то взрывающих, грабящих и требующих, могут быть хорошим подспорьем в этом. Хотя при формировании образа современной Украины в СМИ. Другим потенциальным спонсором Майдана называют Виктора Медведчука, лидера невнятного «Украинского выбора» и по совместительству кума Владимира Путина. Тем не менее, никаких доказательств связи Тимошенко или Медведчука с нынешним майданом никем представлено не было.

Но Майдан продолжал оставаться дополнительным фактором раздражения в стране, население которой и без того уже утомлено затянувшейся антитеррористической операцией на востоке, сопровождающейся гибелью сотен военнослужащих и добровольцев. Помимо этого украинцам приходится выдерживать и рост тарифов на коммунальные услуги, и держать в уме прогнозируемый энергетический кризис с отключениями горячей воды и газа, и новые налоги. Поэтому Киев в этом вопросе проявил упорство.

После Народного вече 7 августа, казалось, что власти решили оставить палаточный лагерь в покое. Но только до субботы, когда коммунальщики и просто неравнодушные киевляне, ведомые Виталием Кличко — он, к слову, не гнушался собственноручно таскать бревна и прочий крупногабаритный мусор по примеру вождя мирового пролетариата — пришли на субботник и очистили проезжую часть Крещатика и прилегающих улиц от признаков революционной деятельности. Баррикады были разобраны, большинство палаток свернуты — теперь их можно наблюдать только у Главпочтампа и на противоположной стороне улицы — у некогда новогодней елки, давно превращенной в агитационную пирамиду.

Но едва ли не главное — была разобрана сцена, с которой тот же Кличко в декабре прошлого года с энтузиазмом звал народ на Майдан. Мрачные, небритые, мятые и, как принято нынче считать среди киевлян, наверняка похмельные обитатели палаточного лагеря ничего не смогли противопоставить субботнику, хотя по традиции и подожгли покрышки, испортив атмосферу, но тем самым только облегчив работу коммунальщикам.

Теперь бывшим обитателям Майдана остается лишь рассчитывать, что покуда цела елка — они смогут кучковаться у ее подножия. Власти пока решили ее не разбирать. Как утверждается, по состоянию на утро воскресенья, на площади продолжали находиться пара сотен палаточных жителей. Теперь перед ними стоит дилемма — возвращаться в свои дома на Полтавщину или Черниговщину, или продолжать жить той лагерно-бродяжной жизнью в столице, к которой они уже привыкли (есть еще выход — пойти на войну, непонятно только, почему при всей декларируемой любви к родине они еще до сих пор этого не сделали). Только теперь им придется обретаться не на центральной площади города, а в местах поскромнее — подворотнях, промзонах, подъездах, на рынках и железнодорожных станциях — словом там, где обычно и обитают бомжи. Правда, требования люстрации из этих мест будут звучать еще менее убедительно.