Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 1 октября 2020
  • $77.63
  • €91.05
  • 42.05

Карнавал нетерпимости. Зачем вице-спикеру Госдумы антисемитский скандал

Петр Толстой, фото Sputnik/Scanpix Петр Толстой, фото Sputnik/Scanpix

Экс-телеведущий, депутат-единоросс Петр Толстой и прежде был знаменит, а теперь совсем прославился — для достижения окончательного величия хватило одной фразы по поводу дискуссий вокруг передачи Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге РПЦ:

«Люди, являющиеся внуками и правнуками тех, кто рушил наши храмы, выскочив там… из-за черты оседлости с наганом в семнадцатом году, сегодня их внуки и правнуки, работая в разных других очень уважаемых местах — на радиостанциях, в законодательных собраниях, — продолжают дело своих дедушек и прадедушек».

Получив серию заслуженных обвинений в антисемитизме (в том числе от Федерации еврейских общин России), Толстой начал доказывать, что цитата неточна, а потом, когда «Эхо Москвы» выложило запись эпохальной речи, просто, как обиженный ребенок, в антисемитизме обвинил журналистов:

«Мне кажется, что как раз эти заголовки, которые вышли на „Эхо Москвы“ и в „Независимой газете“ — это как раз и есть антисемитизм».

Это в комментарии для информационных агентств, а вот в фейсбуке — откровеннее и пространнее:

«Только люди с больным воображением и не знающие истории своей страны могут усмотреть в моих словах „признаки антисемитизма“. Это было, напротив, предостережение от повторения событий, случившихся 100 лет назад, после которых были разгромлены тысячи храмов, а сотни тысяч людей были сосланы и расстреляны. Кому-то явно очень хочется навесить ярлык в попытках внести в общественную дискуссию очередную линию раскола, теперь — по национальному признаку».

Кто обзывается — тот сам так называется.

Спикер Госдумы Вячеслав Володин пожимает руку главе холдинга «Россия сегодня» Дмитрию Киселеву. Фото Sputnik/Scanpix

Спикер Госдумы Вячеслав Володин пожимает руку главе холдинга «Россия сегодня» Дмитрию Киселеву. Фото Sputnik/Scanpix

На помощь подчиненному пришел спикер Государственной Думы Вячеслав Володин, который подкрепил детскую наивность коллеги неожиданным аргументом: «Этот термин не имеет отношения только к евреям. Это термин применялся к каторжанам, потом каторжане стали занимать руководящие должности во время революции. А если он имел в виду вот это? Его кто-то спросил?». Похоже, референты, зачем-то соврав про каторжан, поленились сообщить спикеру, что за чертой оседлости жили также цыгане. Был бы еще один неожиданный поворот у дискуссии. Недорабатывают референты.

Оставим это странное, но, наверное, удобное умение не замечать очевидного на совести спикера парламента. Однако отметим — ничего нового и удивительного в словах Петра Толстого точно нет. Рассказы о том, что наследники комиссаров снова желают рушить храмы и убивать священников, в изобилии звучали в разгар дела «Пусси райот». При этом потенциальные разрушительницы, ничего, к слову сказать, не разрушившие, сидели в СИЗО, а потенциальные жертвы выступали на государственных телеканалах. И никакого противоречия в словах своих не замечали.

Расизм и презрение к другим народам — тоже дело обычное для официальной России. Вспомним все, что говорилось об украинцах в последние годы, в том числе и в шоу Петра Толстого на Первом канале. Что говорилось о европейцах, об американцах, вспомним Обаму с бананом — лазерное шоу на стене американского посольства и веселый демотиватор в официальном твиттере Ирины Родниной, тоже депутата-единоросса.

Вспомним, что дело не только в расах и национальностях — есть и разработанная риторика в адрес социальных меньшинств, и направленные против них дискриминационные законы. Вспомним в конце концов, что сознательная работа по архаизации страны, которую не первый год систематически ведут и депутаты, и пропагандисты, и многие прочие государевы люди, приносит вред всем народам России, а значит, в первую очередь, народу русскому, в России самому многочисленному. Именно она является прекрасным примером практической русофобии. Отчего бы евреям оставаться в стороне, почему бы и не вовлечь их в этот карнавал нетерпимости? Вот, Петр Толстой и вовлек.

Много любопытнее тут проследить за методами работы большого профессионала. Все-таки Толстой совсем еще недавно был телеведущим, отлично знает, как пропаганда работает, и полученные на Первом канале навыки с успехом применяет в качестве депутата.

С чего начинает? С передергивания: решение о передаче собора РПЦ без всяких дискуссий принято губернатором Петербурга. Вопросы вызывает тот факт, что мнение экспертов, музейного сообщества, да и просто жителей города при этом проигнорировано. И уж совершенно точно никто из противников этого решения не собирается рушить Исаакия. Однако вчитаемся внимательно в слова про «продолжение дела своих бабушек и дедушек» — именно в этом Толстой и обвиняет оппонентов.

Исаакиевский собор. Фото Sputnik/Scanpix

Исаакиевский собор. Фото Sputnik/Scanpix

Что еще нужно для окончательной победы? Нужно создать фиктивную общность врагов доброго и вечного. Пожалуйста, несколько слов — «потомки тех, кто рушил наши храмы». Требуется еще яркий маркер — тут идеально было бы оптом повязать разрушителей храмов в бандеровцев, но это по понятным причинам сложно. И Толстой апеллирует к бытовому антисемитизму. Но аккуратно, не называя вещи своими именами, мудрено — через «черту оседлости». Если что, всегда найдутся желающие с цифрами в руках доказать, что евреи среди революционеров преобладали, и перевести дискуссию в нужное русло.

Все! Враг назван, обвинен заочно в страшном преступлении, на которое не покушался, но поди, отмойся, да еще и обозначен словцом, отсылающим к темным, на грани зоологии, массовым инстинктам.

Именно так, год за годом, и действовала пропаганда, по кусочку откалывая от общества тех, кто содержательно критиковал власть, превращая их во врагов, объединяя в воображаемые сообщества и приписывая им невероятные по гнусности цели. Что может быть гнуснее, чем попытка разрушения Исаакия? До такого даже дедушки с наганами не додумались.

И, чтобы совсем уж добить, — нужно, отработав задачу по очередному расколу в расколотом и без того обществе, в деятельности по расколу общества обвинить оппонентов. Что, собственно, Толстой и делает.

Любуемся, учимся, радуемся, что на смену дилетантам в парламент пришли профессионалы.

И коллеги профессионалов ценят: уже в пятницу с высокой долей вероятности Петр Толстой будет выбран главой российской делегации в Парламентской ассамблее совета Европы (ПАСЕ). Чтобы не только с нами, но и с целым миром поделиться ценными суждениями о том, кто выпил воду.