Карабахский цугцванг. Аркадий Дубнов о том, почему Армения вынуждена отказаться от идеи независимости Арцаха Спектр
Воскресенье, 26 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Карабахский цугцванг. Аркадий Дубнов о том, почему Армения вынуждена отказаться от идеи независимости Арцаха

Азербайджанский флаг на захваченных позициях в Нагорном Карабахе. Фото Gavriil Grigorov / TASS / Scanpix / Leta Азербайджанский флаг на захваченных позициях в Нагорном Карабахе. Фото Gavriil Grigorov / TASS / Scanpix / Leta

23 апреля Азербайджан в нарушение Трехстороннего заявления 2020 года оборудовал КПП на границе Нагорного Карабаха и Армении, в зоне ответственности российских миротворческих сил в Лачинском коридоре. Дипломатическое давление, оказанное на Баку из разных стран, привело лишь к тому, что 25 апреля удалось отчасти восстановить поставку гуманитарных грузов в Нагорный Карабах.

Непризнанная республика Арцах живет в блокаде уже более 4 месяцев, после того как азербайджанские «экоактивисты» организовали свой пикет в Лачинском коридоре. Теперь он перекрыт сразу в двух местах. Россия, на фоне обострения ситуации, сменила командующего миротворцами. Им стал генерал-полковник Александр Ленцов, принимавший участие в боевых действиях в Сирии, Чечне и Афганистане.

Этим событиям предшествовали обращения к своим гражданам лидеров двух стран. 18 апреля армянский премьер-министр Никол Пашинян подчеркнул, что Армения признает территориальную целостность Азербайджана. В тот же день азербайджанский президент Ильхам Алиев заявил, что Армения должна официально признать Карабах частью Азербайджана, а жители НКР обязаны принять азербайджанское гражданство или покинуть родные края.

Какая ситуация складывается на Южном Кавказе? Как на нее влияют Россия и Запад? Оказался ли регион на грани нового вооруженного конфликта и можно ли его избежать? Об этом в интервью «Спектру» рассказал независимый политолог, эксперт по странам СНГ и Центральной Азии Аркадий Дубнов.  

Политолог Аркадий Дубнов. Обложка видео Живой Гвоздь/YouTube

Политолог Аркадий Дубнов. Обложка видео Живой Гвоздь/YouTube

- 23 апреля Азербайджан в нарушение соглашения 2020 года перекрыл мост через реку Акари на границе Нагорного Карабаха и Армении. Там появился КПП. Какой сценарий развития событий вокруг Нагорного Карабаха кажется Вам самым реалистичным?

- Я бы отметил, что КПП был установлен накануне Дня памяти жертв геноцида армян. Это само по себе не случайно. На мой взгляд, с точки зрения Баку, это выразительный шаг, который говорит о том, что Азербайджан с трудом может рассматривать армян, как дружественную страну или дружественную нацию. Это, к сожалению, нельзя не обнаружить.

Нельзя не ощутить это и по очень радикальной риторике самого Ильхама Алиева в его заявлении по телевидению 18 апреля. Произошло это в тот же день, когда выступил премьер-министр Армении Никол Пашинян со своими оценками мирного соглашения с Азербайджаном. Последний выразил готовностью признать границы Азербайджана 1991 года, в случае если и Баку признает Армению в таких же границах.

Я повторяю: риторика Алиева была очень жесткой. Сердцевиной этого заявления было очень радикальное и неприемлемо жесткое требование к армянам Карабаха: либо принять гражданство Азербайджана, оставаясь на территории Карабаха, либо его покинуть. Это ультиматум, характерный для политики Баку последнего времени — после победы Азербайджана в 44-х дневной войне 2020 года.

Перекрытый мост в Нагорный Карабах. Фото t.me/bagramyan26

Перекрытый мост в Нагорный Карабах. Фото t.me/bagramyan26

- Чем же это обострение может закончиться?

- У меня нет ощущения, что можно выйти из этого цугцванга мирным путем. Дело в том, что есть точки несоприкосновения позиций Армении Азербайджана, даже в той ситуации, которая сложилась после вполне миролюбивого заявления Никола Пашиняна. На мой взгляд, появление КПП, блокирующего Арцах, было спровоцировано, в том числе, словами самого премьер-министра Армении. В его выступлении никак не упоминалась судьба Карабаха, восстановление какого-то мира в рамках предполагаемого сценария между Азербайджаном и Арменией.

Когда Пашинян говорил, что мы готовы вернуться к границам 1991 года, это означало, что Карабаха не будет в составе Армении, поскольку в 1991 году Нагорный Карабах входил в состав Азербайджанской ССР. Таким образом, Пашинян по умолчанию оставил комментарии относительно судьбы Карабаха самому Алиеву. Тот это воспринял как сдачу позиций Еревана, отказ от притязаний считать Нагорный Карабах армянским. В связи с этим Алиев повел себя брутально: «Вы отказываетесь от Арцаха? Ну что ж, тогда он наш. Мы делаем там всё, что хотим». Он подчеркнул, что вопроса о статусе Нагорного Карабаха не существует: «Карабах — это Азербайджан». Кстати, он призвал повторить эту фразу и Пашиняна.

Если смотреть на всё под таким углом, то, по сути, поведение Азербайджана, весьма вызывающее и провокационное, лежит в логике подготовки к взаимному признанию границ 1991 года.

- Ереван сегодня оказался, наверное, перед самым сложным выбором за последние 100 лет…

- Для Еревана проблема безопасности самой Армении, ее существования как государства, в первую очередь, лежит в попытке обеспечить гарантии страны от экспансии со стороны Азербайджана. Это главное, на мой взгляд, в содержании политики Пашиняна, властей республики, которые видят в этом мирном договоре с Азербайджаном возможность получить такие гарантии. При том, что вопрос статуса Нагорного Карабаха по умолчанию в устах Пашиняна решается в пользу Азербайджана.

Другими словами, Арцах перестает быть в центре парадигмы «армянского мира», главным пунктом которой было существование двух армянских государств.

Расстрелянный УАЗ в Нагорном Карабахе. Фото Инфоштаба республики

Расстрелянный УАЗ в Нагорном Карабахе. Фото Инфоштаб республики

- Как граждане Армении отнесутся к такому повороту во внешней политике страны?

- Возможны разные варианты, но последние годы дают основание считать, что, несмотря на шумную оппозицию в Армении, Пашиняну не стоит опасаться каких-то уличных массовых протестов. У оппозиции нет внятной и жизнеспособной программы действий, противопоставленной политике Пашиняна. Поэтому я думаю, что сейчас всё будет решаться в зависимости от того, как поведет себя Баку, находящегося под прессом, с одной стороны, России, на которую надеются в Армении, и под прессом западного сообщества, которое на сегодняшний день выражает, конечно, активную поддержку Еревану и требует от Азербайджана ликвидировать КПП.

Но Баку воспринимает эту риторику вполне цинично, понимая, что у внешнего мира нет возможности поддержать Армению. В первую очередь военным путем. Ей придется иметь дело напрямую с Азербайджаном, который готов решить эту проблему снова силой. Это огромная драма и трагедия нынешней Армении.

- Вы считаете, что вполне вероятен военный конфликт. При таком развитии событий перед Арменией может встать проблема сохранения территории, которую она занимала в 1991 году. Стоит ли республике рассчитывать на то, что Россия остановит подобные притязания Баку?

- Я не думаю, что Азербайджан может позволить себе откровенную агрессию против Армении. Хотя уже на сегодняшний день некоторые участки территории Армении заняты Азербайджаном. Россия на это никак не отреагировала. Как мы знаем, именно отказ России и ОДКБ дать политическую оценку аннексии части территорий Армении со стороны Азербайджана в сентябре 2022 года вызвал весьма критическое перенастраивание всей армянской политики не в пользу России и ОДКБ. Если что-то такое повторится на более масштабном уровне, то это может привести к глубочайшему кризису на Южном Кавказе. И все равно, я не думаю, что при таком сценарии Россия военным путем станет помогать Армении. К сожалению.

- В Вашингтоне, по сообщениям СМИ, на вторую половину мая готовят саммит с участием руководителей Армении и Азербайджана. Есть у Еревана шанс получить реальную поддержку США, если ситуация станет для нее критической?

- Любая попытка найти мирное соглашение между двумя Баку и Ереваном в Вашингтоне и вообще на Западе без участия Москвы будет принята в Кремле с очень большим раздражением. Я не исключаю, что в Москва тем или иным образом постарается нивелировать такого рода встречу, если вообще не помешать ей. Это будет очень серьезное поражение для Москвы, если мир подпишут на условиях, которые выдвинут американцы.

Нагорный Карабах, граница с Арменией. Фото salajean по лицензии Istockphoto

Нагорный Карабах, граница с Арменией. Фото salajean по лицензии Istockphoto

- Есть ли сегодня у России инструменты, которыми она может повлиять на положение в регионе? Почему те же миротворцы не могут разблокировать лачинский коридор, который должен находится полностью под их контролем согласно заявлению лидеров России, Азербайджана и Армении от 10 ноября 2020-го года?

- Они ничего не могут сделать, кроме фиксации этого нарушения. Они же не могут войти в военное противостояние с азербайджанцами. Миротворцы способны только доложить наверх, в Москву, довести до сведения азербайджанской стороны, что фиксируют происходящее как нарушение, и призвать к его ликвидации. Судя по всему, на большее мандат, имеющийся у российских миротворцев, не претендует.

В своей речи по телевидению президент Азербайджана сделал очень резкий пассаж в сторону российских миротворцев, не называя их. Алиев заявил, что Баку не позволит никому хозяйничать на своей земле. Под этим ясно прочитывалось присутствие российских миротворцев в Карабахе.

При этом Москва настойчиво и последовательно избегает любого обострения отношений со Азербайджаном, который важен для России как региональная держава для сохранения своих позиций на Южном Кавказе с точки зрения геополитики. Тандем Баку и Анкары становится важнейшим фактором энергетической безопасности Европы. Если Россия потеряет лояльные отношения с Азербайджаном, то она еще в большей степени, чем сегодня, утратит свое влияние на Европу.

Владимир Путин, Ильхам Алиев и Никол Пашинян. Фото пресс-службы Кремля

Владимир Путин, Ильхам Алиев и Никол Пашинян. Фото пресс-службы Кремля

- Вернемся к внутриполитической ситуации в Армении. Еще будучи журналистом, Пашинян высказывался в том ключе, что нужно думать не о независимости Арцаха, а о правах его граждан. Сегодня он проводит эти мысли в жизнь как политик. Почему большинство населения его молчаливо поддерживает?

- Я уже давно не был в Армении и, конечно, утверждать с точностью, что это квинтэссенция настроений армянского общества, я бы не стал. Но по огромному количеству признаков, воспринимаемых за пределами Армении, я могу согласиться с тем, что главным нарративом армянского национального самосознания сегодня является вопрос выживания самой Армении. Условием этого оказывается готовность, в той или иной степени, отказаться от претензий на существование двух независимых армянских государств.

Это идея лежала вообще в основе в основе армянского национального движения, которое возникло еще в советские времена. Напомню, что армяне пытались воссоединиться с Арцахом еще внутри Советского Союза, но в конце 80-х годов на это обращение властей тогдашней Армении Михаил Горбачев сказали твердое нет. Тогда Армения, первой из советских республик, на своем референдуме абсолютно честно, в отличие от других, поставила вопрос о выходе из Советского Союза, потому что только в условиях независимости от СССР армяне надеялись осуществить свои чаяния.

Сегодня мы видим трагедию разочарования в тех надеждах, которые подогревалась победой Армении в первой армяно-азербайджанской войне в начале 90-х. Тогда Армения сумела выиграть, обеспечить существование Карабаха. За 30 лет эти надежды потихоньку растаяли.

Азербайджан, с другой стороны, превратил возвращение Карабаха в свою национальную идею, и сумел осуществить ее военным путем. Я не вижу сегодня возможности у Армении взять реванш таким же образом. И как я понимаю, Пашинян пытается внушить эту реальность соотечественникам, идя на серьезнейшие риски как внутриполитического, так и внешнеполитического характера.