Иранский дебют. Военный эксперт Юрий Федоров о поставках России иранских дронов для войны против Украины и целях, которые этим преследует Тегеран Спектр
Понедельник, 30 января 2023
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Иранский дебют. Военный эксперт Юрий Федоров о поставках России иранских дронов для войны против Украины и целях, которые этим преследует Тегеран

Беспилотник приближается для атаки в Киеве. 17 октября 2022 года. Фото Yasuyoshi CHIBA/AFP/Scanpix/Leta Беспилотник приближается для атаки в Киеве. 17 октября 2022 года. Фото Yasuyoshi CHIBA/AFP/Scanpix/Leta
  • Профессор, доктор наук, бывший ведущий научный сотрудник Chatham house, бывший заведующий отделом военно-политических исследований Института США и Канады РАН.

Массовое использование российскими войсками в Украине иранских беспилотников стало своего рода сенсацией. Немало людей, особенно в России, с удивлением обнаружили, что в Иране, стране, по их мнению, безнадежно отсталой, имеется оружие, которого нет у «второй армии мира» и которым Москва пытается заставить Украину капитулировать (Россия импорт и использование иранских беспилотников в нарушение резолюции Совбеза ООН официально отрицает; прокремлевский эксперт, впрочем, ненамеренно это подтвердил — прим. «Спектр») .

Однако пока мало кто обращает внимание, что, поставляя России эти вооружения, иранское руководство впервые вмешалось в стратегическое противоборство в Европе, далеко за пределами традиционной зоны иранских интересов на Ближнем Востоке. И потому к понятному вопросу может ли Россия с помощью иранских дронов изменить в свою пользу положение на украинском фронте напрашивается еще один: действительно ли в Тегеране претендуют на более весомую роль на мировой арене? Иными словами, можно ли считать военное сотрудничество с Москвой своего рода «дебютом» иранских властей в разыгрывании новой, намного более амбициозной геополитической роли?

Обломки сбитого дрона. В ВСУ утверждают, что это первый сбитый российский дрон иранского производства. Фото управления стратегических коммуникаций ВСУ

Обломки сбитого дрона. В ВСУ утверждают, что это первый сбитый российский дрон иранского производства. Фото управления стратегических коммуникаций ВСУ

Боевые иранские трутни

Первые военные беспилотные летательные аппараты современного типа были разработаны и приняты на вооружение в США и Израиле в первой половине 1980-х годов. Сегодня известны десятки их различных конструкций и наименований, производимых практически во всех странах, имеющих более или менее развитый военно-промышленный комплекс, правда, за исключением России.

В средствах массовой информации их окрестили «дронами» от английского drone — трутень. Название обидное и незаслуженное. Эти сравнительно небольшие, легкие и дешевые, по сравнению с боевыми самолетами, устройства, способны несколько часов, а некоторые — до суток находится в воздухе. Одни из них предназначены для разведки: барражируя над определенными районами, они в режиме реального времени обнаруживают цели и передают операторам их координаты. Другие — могут не только находить цель, но и уничтожать ее ракетами или корректируемыми бомбами. Известны также дроны — камикадзе, пикирующие на цель и ликвидирующие ее имеющейся на борту взрывчаткой.

В Иране первые боевые беспилотники появились в середине прошлого десятилетия. В 2011-м, по другим данным в 2012 году туда были доставлены из Афганистана то ли обломки, то ли целые экземпляры американских дронов MQ-1 Predator, MQ-9 Reaper и RQ-170 Sentinel. Последний, похоже, был посажен в горах после того, как иранцы с помощью оборудования, полученного из то из России, то ли из Белоруссии перехватили управление им. Получив эти образцы, в Иране полностью их скопировали, разобрались в технологии производства и принципах конструирования, а затем воспроизвели их под названиями «Шахед-129», «Шахед-181» и «Шахед-191».  В настоящее время известны еще несколько типов иранских «боевых трутней» собственной разработки — «Шахед-136», «Мохаджер-6» и «Мохаджер-4».

Первый из них, «Шахед-136» широко используется российской армией в Украине. Это сравнительно небольшой по размерам, самый примитивный из всех иранских дронов беспилотник-камикадзе, боевая нагрузка — 40 килограммов. Со скоростью около 180 километров в час эти аппараты, теоретически, могут пролететь до 1500 километров, хотя в Украине они летали не далее, чем на 350 километров. Главная деталь «Шахеда-136» — иранская реплика одного из самых эффективных немецких двигателей Limbach L550E мощностью 50 л.с.  

Предполагается, что как минимум одна из используемых в Украине модификаций «Шахед-136» оснащена телекамерой и управляется оператором по радио. Это позволяет изменять маршрут полета и, возможно, перенацелить дрон на другие объекты. Другие — находят цель по заранее заложенным в систему управления координатам. В этом случае точность попадания «Шахед-136» низка, он не может самостоятельно находить цели и атаковать движущиеся объекты, его имеет смысл запускать только в сторону больших стационарных целей.

Иранские дроны для российской армии

К началу войны в Украине ударных беспилотников у России практически не было. Причин для этого было несколько: нехватка финансирования в 1990-е годы; некомпетентность военного командования, долго не понимавшего значения этих вооружений; и, главное, неспособность военно-промышленного комплекса создать такое оружие.

В 2010 году, через несколько лет после того, как в Москве обнаружили свое отставание в этой области, тогдашний замминистра обороны Владимир Поповкин сообщил, что все представленные российской промышленностью беспилотные летательные аппараты не выдержали программу испытаний. Пытаясь исправить положение, российские военные обратились к Израилю, и с компанией Israel Aerospace Industries было создано совместное предприятие для сборки в России разведывательных беспилотников IAI Searcher и IAI Bird Eye 400 под названиями Форпост и Застава. Однако продавать России ударные дроны Израиль отказался.

Фактически единственный беспилотник собственно российской разработки, который в большом количестве был поставлен в войска, — разведывательный дрон малой дальности «Орлан-10». Время от времени в российских СМИ встречаются сообщения об имеющихся ударных дронах «Ланцет» и КУБ-БЛА, но их применение на поле боя крайне ограничено: максимальное время полета 30−40 минут. 

Между тем, уже в начале лета 2022 года в Москве осознали, что война с Украиной затягивается, запасы ракет, которыми обстреливают Украину не то, чтобы исчерпаны, но ограничены. Ставка была сделана на крупные закупки ударных дронов за рубежом. Ни одна страна, кроме Ирана, в том числе считающийся в России дружественным государством Китай, не была готова продавать России какие-либо вооружения.

Иранский беспилотник Shahed-129. Фото Wikipedia.org.

Иранский беспилотник Shahed-129. Фото Wikipedia.org.

Предварительная договоренность между Москвой и Тегераном о поставках беспилотников была, похоже, достигнута еще в начале июня. Российские военные были замечены на иранской авиабазе Кашан 8 июня и 15 июля, где им демонстрировали полеты как минимум двух боевых дронов — «Шахед-191» и «Шахед-129». Окончательное решение о сделке, судя по всему, было достигнуто во время визита Путина в Иран 19 июля. Москва решила закупить самую примитивную модель — «Шахед-136», но в большом количестве. Видимо, уже тогда была разработана тактика их применения — атаки крупными роями, чтобы «перенасытить» украинскую ПВО и парализовать ее.

Помимо «Шахеда-136» Россия закупила у Ирана, хотя и в намного меньших количествах, беспилотники «Мохаджер-6», способные нести боевую нагрузку до 100 килограммов. В конце сентября один из этих дронов попал в руки украинской военной разведки. Говорят, украинцам удалось перехватить управление им и посадить в расположении своих войск. Как сообщило Главное управление разведки Украины, его сотрудники выяснили немало любопытных подробностей, например, откуда происходят комплектующие беспилотника, обнаружили детали, маркированные на фарси. Оказывается, для производства этого аппарата используются компоненты бытового назначения, что резко снижает его боевые характеристики.

Оружие «тотальной войны»

Первые иранские дроны появились на фронте в Украине в сентябре. Сначала их использовали не только против гражданских объектов, но и для обнаружения и уничтожения украинской артиллерии, правда, не слишком успешно. А после 10 октября, когда Москва фактически объявила «тотальную войну», их главной целью стали украинские города и элементы критической, прежде всего энергетической инфраструктуры (Путин объяснил «массированный удар» «по объектам энергетики, военного управления и связи Украины» местью за подрыв Керченского моста; обстрелы городов идут с разной интенсивностью уже три недели, они продолжились и 31 октября — прим. «Спектр»). Тактика их применения проста, но достаточно эффективна: они двигаются к цели следующими друг за другом волнами, по 10−15 аппаратов в каждой, на небольшой высоте, где их трудно заблаговременно обнаружить радиолокаторами ПВО. Первую группу обычно уничтожают зенитными ракетами, но следующая имеет неплохие шансы прорваться к целям пока пусковые установки ПВО готовятся к повторным пускам.

Сами по себе иранские дроны весьма уязвимы. Благодаря низкой скорости и высоте полета сбить их можно даже из стрелкового оружия, не говоря уже о современных зенитных системах. По украинским данным, в октябре ПВО уничтожали около 75 процентов «Шахедов-136» на подлете к целям. Проблема, однако, в том, что ракеты, которыми их сбивают, намного дороже самого беспилотника и находятся в дефиците, тогда как Россия получила от Ирана несколько сот этих аппаратов и заказала, по разным данным (раз, два), в несколько раз больше. «Первая партия была заказана в количестве 1750 дронов, далее последовали новые заказы, но скорость их производства и доставки в Россию, вы должны понять, это же не одномоментный процесс. Они понемногу их исчерпывают, иранцы делают новые», — сообщил начальник военной разведки Украины генерал Буданов.

Обломки беспилотника. 17 октября 2022 года. Фото Yasuyoshi CHIBA/AFP/Scanpix/Leta

Обломки беспилотника. 17 октября 2022 года. Фото Yasuyoshi CHIBA/AFP/Scanpix/Leta

К тому же большая часть украинских тактических комплексов ПВО советского производства необходимы на фронте. Иными словами, массированные атаки дронами истощают украинскую ПВО и, помимо всего прочего, снижают ее эффективность против российских крылатых ракет морского и воздушного базирования.

Первый опыт массового применения иранских беспилотников оказался довольно успешным. Было повреждено до 30 процентов энергетической инфраструктуры Украины, главным образом распределительные и трансформаторные подстанции. Пришлось вводить веерные отключения электроэнергии. Однако желаемого эффекта Москве достигнуть не удалось. Психологический шок постепенно проходит. Бытовые трудности, вызванные повреждениями электросетей, усиливают у украинцев массовое ожесточение и желание отомстить. Поврежденные узлы энергетической системы восстанавливаются.

Массовые удары по украинским городам вызвали взрыв возмущения в западных странах. Были приняты решения об ускорении поставок Украине современных комплексов ПВО — американских NASAMS, немецких IRIS-T и некоторых других. В НАТО готовятся к отправке в Украину радиоэлектронных систем, способных вмешиваться в систему управления беспилотниками и приземлять их в безлюдных местах. Наконец, вполне эффективным средством борьбы с ними оказывается давно известные зенитные пушки и спаренные пулеметы производства 1950−60-х годов. В общем, иранские дроны оказываются далеко не тем «абсолютным оружием», на которое делали ставку в Москве.

Иранские амбиции

Причины, по которым Россия обратилась к Ирану за военной помощью, очевидны. Менее понятно, почему Иран согласился предоставить России боевые беспилотники, а возможно и баллистические ракеты «Фатах-110» и «Зульфикар» дальностью, соответственно, 300 и 700 километров. По крайне мере, об этом две недели назад писала американская пресса. Ясно лишь, что это — свидетельство серьезных сдвигов и во внутренней, и во внешней политике Ирана.

Президент России Владимир Путин, президент Ирана Ибрахим Раиси и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Тегеран. 19 июля 2022 года. Фото Sputnik/Sergei Savostyanov/Pool via REUTERS/Scanpix/LETA

Президент России Владимир Путин, президент Ирана Ибрахим Раиси и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Тегеран. 19 июля 2022 года. Фото Sputnik/Sergei Savostyanov/Pool via REUTERS/Scanpix/LETA

Вполне возможно, что расстановка политических сил там сместилась в пользу наиболее реакционных, воинственных и антизападных кругов, прежде всего, командования Корпуса стражей исламской революции. Последний представляет собой государство в государстве, контролирует не только правоохранительные ведомства и госбезопасность, но практически весь военно-промышленный комплекс, в том числе производство беспилотников и, что особенно важно, ядерную программу. Было заранее понятно, что как только о поставках иранских дронов станет известно на Западе, переговоры по восстановлению ядерной сделки будут сорваны (пока сделка заморожена — прим. «Спектр»). Не исключено, что именно этого добивались лидеры КСИР, снимая таким образом внешнеполитические препятствия для создания ядерного оружия. Не исключено, что в обмен на дроны Москва предложила Тегерану необходимые для этого технологии.

Бросается также в глаза, что, выступив на стороне России в ее войне с Украиной, иранское руководство заявило о своих новых, далеко идущих внешнеполитических планах. Скорее всего, речь сегодня идет о проникновении в зону бывшего СССР. Ведь не случайно же поставки России дронов сопровождались только что завершившимися учениями КСИР на границе с Арменией и Азербайджаном, в ходе которых стражи исламской революции, помимо всего прочего, тренировались наводить понтонные мосты через пограничную реку Аракс.

Чем обернутся для Москвы иранские амбиции в регионе, который она до сих пор считает своей зоной влияния, неясно. Для фанатиков из КСИР война России и Украины — всего лишь столкновение неверных, которым подлинно правоверные должны воспользоваться в своих интересах. В ближайшей перспективе, помогая Москве вести войну в Украине, они надеются отвлечь внимание и ресурсы США от Ближнего Востока, и, одновременно, воспользовавшись ослаблением позиций России на Южном Кавказе, заменить ее в качестве главного союзника Армении. А затем, кто знает, не готовятся ли иранские аятоллы и генералы КСИР превратить Россию в своего рода плацдарм для наступления на Запад и борьбы с Израилем?